ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
 
Информация
В этом проекте, о технике Второй мировой войны, будет собираться, обрабатываться и выставляться вам на показ информация максимально приближенная к действительности.

Новый раздел сайта посвящен танкам КВ.

Производство
Обзор боевых действий
Военная литература
Годы выпуска

  

История ВОВ
Выставка:
19 августа стало чёрной датой Сталинградской битвы - танковая группировка армии Паулюса прорвалась к Волге. Причём, отрезав с севера от главных сил фронта оборонявшую город 62-ю армию. Попытки подробнее...
Советским командованием был разработан план «Уран» по разгрому гитлеровцев под Сталинградом. Он состоял в том, чтобы мощными фланговыми ударами отсечь ударную группировку противника от подробнее...
В июле 1942 года, когда ударная группировка врага прорвалась в большую излучину Дона, началась величайшая битва второй мировой войны. Несколько месяцев в обширном районе, где Дон почти вплотную подробнее...
Коллекция плакатов Центрального музея Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. насчитывает сотни работ. Пожелтевшие от времени, бережно сохраненные в частных коллекциях, отреставрированные мастерами подробнее...
Уже 66 лет прошло со дня окончания Второй мировой войны, но многие темы, касающиеся этой войны, покрыты завесой таинственности. В их ряду — история ленд-лиза, той помощи, которую США оказывали подробнее...
Сталинград навечно вошёл в историю как символ непобедимости и сплочённости Советского народа, необычайного героизма, Символ несокрушимости российского войска. Со Сталинградом связана решающая битва, подробнее...
Худой мир лучше любой брани. Дружно за мир стоять - войне не бывать. Веселое горе - солдатская жизнь. Если хочешь мира, будь готов к войне. Войну хорошо слышать, да тяжело видеть Пуля чинов не подробнее...
Гвардейские стрелковые дивизии     Наименование и номера дивизий, время их участия в битве Командиры дивизий 1 гвардейская стрелковая подробнее...
Урок по истории в 9-м классе "Сталинградская битва – коренной перелом в ходе Второй мировой войны" разработан на основе технологии проведения проблемного урока с использованием информационных подробнее...
Презентация "Сталинградская битва" может быть исполььзована на уроках Истории России в 9 и 11 классах, а так же при проведении классных часов по патриотическому воспитанию. Скачать stalingradskaya_bitva_prezentaciya.zip [2,03 Mb] (cкачиваний: 1580) подробнее...
Метки:
1939, 1941, 1942, 1943, ausf, Герои ВОВ, Ленинград, СССР, Сталинград, Фронтовые фотографии, автомобиль, армия, башня, бездорожье, блокада, бомбардировщик, броня, война, войска, вооружение, гаубица, город, двигатель, завод, испытание, истребитель, карты Сталинградской битвы, ленд-лиз, машина, орудие, пулемет, пушка, самолет, скорость, снаряд, советский, танк, танковый, фронт

Показать все теги
Главная » Военная литература » Н. И. Барышников. Блокада Ленинграда и Финляндия. 1941–1944


Н. И. Барышников. Блокада Ленинграда и Финляндия. 1941–1944

Военная литература, Блокада Ленинграда

ПРЕДИСЛОВИЕ

В течение второй половины минувшего столетия написано уже значительное количество книг о блокаде Ленинграда. Рассмотрению событий, связанных с героической обороной города в годы Великой Отечественной войны и суровыми испытаниями, которые пришлось выдержать сотням тысяч ленинградцев, чтобы защитить его, посвятили свои исследования многие историки. К сожалению, было почти не освещено то, что город был блокирован неприятельскими войсками не только с юга, но и с севера. Между тем, почти все усилия историков сосредоточились на рассмотрении наиболее опасных событий, связанных с прорывом к Ленинграду с юга немецких войск группы армий «Север» и последующим ходом боевых действий с ними. Однако вся полнота картины защиты города не получила должного анализа и раскрытия в силу того, что лишь в общих чертах касались событий, происходивших к северу от города, откуда вышли на ближние подступы к нему финские войска и стали затем соучастниками его блокады. Лишь к началу нынешнего века наметился заметный сдвиг в том смысле, что было обращено внимание на изучение боевых действий, о которых отсутствовало обстоятельное изложение.[1]

В чем причина того, что эта сторона битвы за Ленинград не стала предметом должного рассмотрения как военных, так и политических аспектов? Может быть, не доставало документальных и иных источников? Отчасти такое предположение верно, но главная причина заключалась в другом. Для советских историков существовала негласная установка не касаться негативных сторон в отношениях СССР с Финляндией, избегать в публикациях всего того, что могло повредить развитию в послевоенный период дружественного сотрудничества с северным соседом. Тема войны между обеими странами оказалась по существу закрытой.

Впервые лишь в 1985 г. в Советском Союзе появилась книга «Финляндия во Второй мировой войне», которую через два года опубликовало хельсинкское издательство на финском языке.[2] В ней обращалось внимание на политический аспект событий. В более расширенном виде эта тема затем получила свое развитие и в новой работе, которая вышла, как и предыдущая, с аналогичным названием в 1989 г. Авторы ее предприняли попытку раскрыть хронологически последовательно сложный период финляндской истории в контексте тех отношений, которые складывались с СССР во время Второй мировой войны. Книга основывалась на российских и финских источниках, но широкое использование документов советских архивов в тот период было все еще весьма затруднительно из-за закрытости ряда их фондов для исследователей. К тому же ознакомиться с материалами архивов и в Финляндии оказалось невозможно в виду ограничения, существовавшего там для российских историков (доступ к ним имели только коллеги из западных стран). Постановка вопроса об этом в центральных финских газетах вскоре способствовала изменению сложившегося положения.[3]

Рецензии на появившиеся уже издания свидетельствовали об интересе к ним, как в СССР и Финляндии, так и в ряде других стран, что стимулировало дальнейшее углубленное исследование рассматриваемых событий военного времени. Стало также очевидно, что проблема обеспечения безопасности Ленинграда в предвоенные годы и защита его с севера в период войны требовала особого рассмотрения с привлечением одновременно российских и финских источников, внимательного отношения к использованию ранее закрытых архивных документов как в России, так и в Финляндии.

Это становилось все более назревшим, поскольку начало заметно проявляться также стремление некоторых зарубежных, да и российских авторов, замолчать или представить в искаженном виде саму суть этой проблемы. Между тем, как известно, в предвоенные годы для СССР вопрос безопасности Ленинграда с севера стоял весьма остро, поскольку после отделения Финляндии от России государственная граница между ними стала проходить всего в 32-х километрах от Петрограда.

Исторически складывалось так, что еще в августе 1918 г. на переговорах в Берлине с представителями Финляндии видный советский дипломат В. В. Боровский вносил от имени своего правительства предложение передвинуть границу на Карельском перешейке примерно до линии Выборг—Кексгольм (Приозерск). Одновременно выражалась готовность взамен предоставить Финляндии выход на побережье Ледовитого океана и, возможно, уступить часть территории Карелии. Речь шла, как указывал Боровский, «об эквивалентной уступке земельных пространств на юге Финляндии, имеющих большое значение для защиты Петрограда».[4] Затем, спустя два года, в сентябре 1920 г., во время советско-финляндских переговоров в Тарту при заключении мирного договора, советская делегация вновь поставила вопрос об обмене территориями. Выражалось согласие передать Финляндии район Печенги в случае, если она уступит Советской России небольшую территорию на Карельском перешейке и часть островов в Финском заливе.[5]

На переговорах с Финляндией советские представители руководствовались, естественно, инструкциями, полученными от своего правительства. Следовательно, принципиальный подход к решению проблемы обеспечения безопасности Петрограда заключался в том, чтобы:

во-первых, договориться с Финляндией о перемещении границы, проходившей по Карельскому перешейку на выборгском и кексгольмском направлениях, на несколько километров в сторону Финляндии, и во-вторых, одновременно компенсировать утраченную Финляндией территорию за счет северных районов Советской республики. Отодвинув границу от Петрограда на некоторое расстояние, можно было более надежно защитить в будущем подступы к городу с севера.

Хорошо известно, что В. И. Ленин поставил вопрос о прикрытии Петрограда со стороны Карельского перешейка. Имелось в виду, что было необходимо добиться сохранения за Советской Россией форта Ино (Приветненское) при подписании договора с Финляндской рабочей республикой 1 марта 1918 г.[6]«Форт Ино — защита Петрограда»,[7] — так лаконично определил Ленин значимость этого важного участка на Карельском перешейке.

«Теперь можно только поражаться прозорливости Ленина, — справедливо писал известный историк В. В. Похлебкин, — отстаивавшего ту точку зрения, что советско-финляндская граница на Карельском перешейке должна отстоять как минимум на 50–60 км к западу от Петрограда… Мы еще не раз, обращаясь к событиям 30-х и 40-х гг., вспомним мудрость и дальновидность этой позиции Ленина».[8]

Безусловно, раскрытие в историческом плане вопроса безопасности Ленинграда требовало соответствующего исследовательского подхода. В указанном направлении серьезным шагом вперед стала публикация новых работ историков о советско-финляндских отношениях в 1930-е гг. и в ходе так называемой «зимней войны» 1939–1940 гг.[9] При этом проявилось стремление к творческому сотрудничеству историков обеих стран. В конце 90-х годов появилась их совместная работа о политической истории войны 1939–1940 гг. на финском и русском языках. В этой связи известный в Финляндии ученый академик Эйно Ютиккала писал, что «совместный финляндско-российский труд… является выдающимся по своему содержанию произведением и поэтому имеет поучительное в исторической области значение в смысле обоюдной разработки его финнами и русскими».[10]

Вместе с тем, давно уже наступило время для обстоятельного и углубленного изучения событий, которые раскрывали бы отношение Финляндии к проблеме безопасности Ленинграда в период Второй мировой войны, сосредоточив внимание на вопросах, не получивших должного освещения и содержащих различное истолкование событий.

На VIII советско-финляндском симпозиуме историков в октябре 1981 г. в Петрозаводске, рассматривавшем впервые события Второй мировой войны (проблему выхода Финляндии из нее), важную мысль высказал профессор Туомо Полвинен. В своем приветственном слове к его участникам он сказал, что необходимо «объективно и логично показывать, на чем основывались противоречия прошлого и почему разные стороны поступали так, а не иначе». Он подчеркнул, что во время подобных встреч историки обоих государств взаимно обогащают друг друга. «Таким образом, — заключил он, — мы не только служим своей науке, но одновременно укрепляем те основы дружбы и взаимопонимания, на которых строятся отношения между нашими народами».[11]

Практика почти двух десятилетий, прошедших после этого симпозиума в развитии творческого сотрудничества историков обеих стран, полностью подтвердила справедливость сказанного. Открытое, принципиальное рассмотрение самых острых проблем в истории развития отношений между нашими государствами способствует достижению объективного изложения исторического прошлого.

Стремление разобраться в рассматриваемой проблеме на основе достоверных источников заметно возросло. Это видно, в частности, как в ходе дискуссий на научных конференциях, проводившихся в Петербурге, с финскими коллегами обсуждались важнейшие вопросы истории битвы за Ленинград и блокады города в 1941–1944 гг.

К тому же, в Финляндии еще в конце 60-х годов появилась книга известного военного историка Хельге Сеппяля «Битва за Ленинград и Финляндия».[12] Не останавливаясь на уже достигнутом в этой интересной работе, он пошел дальше при истолковании проблемы участия страны во Второй мировой войне. Появился ряд других его книг, относящихся к этой теме. Одна из них была названа совершенно необычно для финской историографии: «Финляндия как агрессор 1941 г.». Касаясь позиции реализации германского плана захвата Ленинграда, автор констатировал: «Приказ главнокомандующего и последовавшие затем действия означали, что финны включились в совместное с немцами наступление на Ленинград и принимали участие в окружении и осаде города».[13] X. Сеппяля был далеко не единственный, кто стремился объективно оценить действия финских войск в ходе битвы за Ленинград. Еще задолго до него другой видный в Финляндии военный историк Вольф Халсти во втором томе своей трилогии «Война Финляндии. 1939–1945 гг.» писал о желании Финляндии в момент летнего наступления 1941 г. приступить к ликвидации Ленинграда.[14]

Нельзя не упомянуть вместе с тем и историко-публицистическое повествование известного в Финляндии автора и общественного деятеля Пааво Ринтала, где он посчитал необходимым высказаться довольно прямолинейно: «Немецко-финская блокада душила город целых 900 дней».[15] Писатель ярко отображает в этой книге героику и трагедию жизни блокадного города. Говоря же о своих детских представлениях, он признавался: «Я думал… что немцы вместе с финнами захватят Ленинград, и все будет хорошо, и мы будем победителями».[16]

Перевод книги появился на русском языке уже в начале 70-х гг., но его мало кто знает из российских читателей, о чем свидетельствовало обсуждение творчества П. Ринтала в Институте Финляндии в Санкт-Петербурге в конце 90-х годов.

Ссылки на указанные выше издания сделаны, исходя из того, что изложение в них имеет самое прямое отношение к содержанию книги. Историография же в широком плане относительно участия Финляндии в войне против Советского Союза в 1941–1944 гг. излагается в другой работе.[17]

Что касается моих собственных суждений о развивавшихся событиях в 1941–1944 гг. в связи с позицией и действиями Финляндии во время блокады Ленинграда, то они основываются на двусторонних источниках — финских и российских, преимущественно документальных. Особое внимание обращается на те события и явления, где у историков существуют расхождения и различный подход в их истолковании. При всем этом происходившее рассматривается главным образом под углом зрения сосредоточения внимания на принципиально важном, требующем весомых доказательств и обоснованных заключений. Поисковая, исследовательская направленность предлагаемой читателю работы предусматривает дальнейший обмен мнениями по затрагиваемым проблемам.

«ВОЙНА-ПРОДОЛЖЕНИЕ» ОЗНАЧАЛА АГРЕССИЮ

Реальность и вымысел

Первое ошибочное положение, которое можно встретить в финской, а также иногда и в отечественной литературе, касающейся участия Финляндии в войне против СССР на стороне Германии и битвы за Ленинград, сводится к тому, что случившегося вообще могло бы и не быть. Участие финских войск в наступлении на город в 1941 г., а затем и в его блокаде, являлось, якобы, исключительно следствием предшествовавших событий и, в частности, т. н. «зимней войны» 1939–1940 гг., а точнее поражением Финляндии в этой войне.[18]

Известный финский историк профессор Мауно Ёкипии высказал в 1993 г. следующее суждение: «Как бы все происходило, если бы с Финляндией дружески договорились осенью 1939 г.? По-видимому, так, что в ходе германского наступления осенью 1941 г. на Ленинград в тылу его находилась бы нейтральная Финляндия и мирная граница по реке Раяйоки (Сестре — Н.Б.). Гражданское население Ленинграда могло бы на паспортной основе проследовать через нейтральную Финляндию в Восточную Карелию. Безопасность Ленинграда, достигнутая миролюбиво, была бы для последующих лет намного лучшей, нежели чем при обеспечении ее силовым путем».[19]

Такая радужная перспектива возможного развития событий выглядит, по меньшей мере, фантастично. Рисуя подобную картину, М. Ёкипии имел в виду внедрить мысль о том, что, когда СССР начал против Финляндии в 1939 г. войну, то упустил свой шанс обеспечить реально безопасность Ленинграда в последующий период 1941–1944 гг. В соответствии с такой логикой получалось, что Москва «лишила» Финляндию возможности занимать нейтральную позицию.

Рассуждая подобным образом, Ёкипии опускал из вида весьма важное: и характер внешней политики Финляндии в 30-е годы, и сложное развитие отношений с СССР. Само возникновение «зимней войны» в 1939 г. было во многом следствием просчетов с ее стороны. Как справедливо отметил по этому поводу в своих мемуарах К. Г. Маннергейм, «я и сейчас уверен в том, что у Финляндии была немалая возможность избежать зимней войны». Развивая эту мысль, он видел, что в стране имелась «богатая возможность оценить весь свой опыт, допущенные ошибки и упущения».[20] В данном случае им подразумевались явно неудачные советско-финляндские переговоры, продолжавшиеся неоднократно в течение 1937–1939 гг., когда как раз и обсуждалась проблема безопасности Ленинграда. К. Маннергейм считал необходимым сделать определенную уступку СССР, пойдя ему навстречу в вопросе об обмене территориями. Между тем финское руководство категорически выступало против этого.[21]

Уместно в данном случае коснуться утверждения тех, которые считают, что перенос границы на Карельском перешейке в 1940 г. не дал впоследствии положительного результата для обеспечения безопасности Ленинграда. С должным вниманием отнесемся, в частности, к выводу профессора Ёкипии, что Финляндия вообще могла все же не стать соучастником немецкой агрессии, если бы до этого не было «зимней войны». Тогда закономерно возникает вопрос: а имелись ли гарантии тому, что Германия, готовя агрессию против СССР, не вторгнется на финскую территорию для использования ее в качестве военного плацдарма? Ведь А. Гитлер не посчитался в 1940 г. с суверенитетом и нейтралитетом двух соседних с Финляндией северных стран — Норвегии и Дании, захватив их. Имелся также план вторжения немецких войск в Швецию и ее оккупации. Более того, именно с норвежской территории, а также из финской Лапландии, было предпринято затем, в 1941 г., наступление германской армии на крайнем севере — на Мурманск.

В планах немецкого командования при развертывании Германией агрессии против СССР Ленинград занимал особое место. Поэтому трудно было бы предположить, что оно оставит без внимания важное стратегическое положение в этой связи — близость ее границы к городу. Кстати, Маннергейм отмечал, «что на судьбу Финляндии решающим образом повлияли географические и международно-политические факторы, величина которых столь огромна, что воспрепятствовать им одной лишь защитой нейтралитета Финляндии и северных стран было невозможно».[22]

Естественно, что германский фактор являлся определяющим в поведении финского руководства. Оно стремилось пересмотреть, как итоги «зимней войньр), так и реализовать замыслы, предусматривавшие овладение значительной территорией СССР за пределами границы 1939 г. В этом смысле следует особо подчеркнуть, что Финляндия не представляла собой «чистый лист бумаги», на котором за рубежом могли начертать свои замыслы, противоречившие ее интересам. Нельзя принять на веру слова Р. Рюти, когда он говорил, что стремление финского руководства в 1940 г. «сохранять нейтралитет и оставаться вне всеобщей войны не удалось по независящим от нас причинам».[23] На самом деле Хельсинки отчетливо проявлял заинтересованность в соучастии в планировавшейся в Германии агрессии против СССР.


Утверждение, что боевые действия 1941–1944 гг. являлись лишь продолжением закончившейся до этого «зимней войны» было далеко от истины. Оно своими корнями уходило в область официальной пропаганды периода войны, когда происходившее в самом начале объяснялось необходимостью «довести сражения зимней войны до конца, вернуть своей стране границы и установить мир».[24] Так объяснялось, почему именно финская армия стала вести совместные действия с немецкими войсками.

Последующие события развивались, однако, не быстротечно, как предполагалось. Финляндии пришлось участвовать в войне против Советского Союза на стороне фашистской Германии довольно длительное время — три года и три месяца (с 25 июня 1941 г. по 19 сентября 1944 г.), ведя боевые действия на ленинградском направлении и в Карелии. Весь этот период войны, явно агрессивный по своему характеру, стал именоваться в финской историографии, как не парадоксально звучало, «войной-продолжением», т. е. продолжением оборонительной «зимней войны» 1939–1940 гг. Промежуток же между двумя войнами, составлявший год и три месяца, представлялся в финской истории лишь как «перемирие».

Манипуляция с указанными определениями произошла, однако, далеко не сразу. Согласно объяснению финских историков, название «Война-продолжение» появилось не одновременно со вступлением Финляндии в военные действия против СССР. Профессор Олли Вехвиляйнен писал, что внедрилось оно спустя некоторое время по пропагандистским соображениям. Тогда руководству Финляндии требовалось в целях «сохранения национального единства», а также «создания за рубежом представления, что новая война является «продолжением» противоборства, начавшегося в «зимней войне», поскольку тогда на Западе весьма благосклонно относились к Финляндии». Происходило все так, что «в начале говорили о «летней войне», которая, как верили, будет короткой и победоносной. Но война затянулась, наступила осень, а война еще длилась и наименование «Летняя война» не стало больше соответствовать действительности. «Война-продолжение» осталась в терминологии финских исторических исследований, несмотря на то, что вместо этого определения пытались предложить другое, значительно лучше обоснованное название».[25]

Теперь же, коснемся этого вошедшего в финскую историографию названия войны против Советского Союза в 1941–1944 гг., выяснив, соответствовало ли оно самому ее характеру. Для этого остановимся на рассмотрении общих целей Финляндии в развернувшейся войне. С самого начала они не были четко сформулированы. Как отметил руководитель ведомства финской цензуры, будущий академик Кустаа Вилкуна, «вопрос о цели войны оставался в ходе ее туманным и неопределенным для большей части финского населения».[26]

Официально об ее цели речь шла в выступлении президента Рюти 26 июня 1941 г. Он сказал тогда, в частности, что финские войска будут сражаться «за жизненное пространство» (?) своего народа.[27] И далее было подчеркнуто, что они вступают в бой, «чтобы уничтожить постоянную угрозу» с Востока.[28] Однако, что имелось в виду под «уничтожением», не расшифровывалось.

Дополнительные уточнения последовали лишь позднее, 14 июля 1941 г., в разгар финского наступления. Перед пропагандой страны была поставлена задача, разъяснить, что «захват Восточной (Советской — Н.Б.) Карелии позволит обеспечить независимость Финляндии».[29] Затем, спустя еще месяц, стало говориться, что старая государственная граница 1939 г. вообще не является пределом наступления, а Финляндии необходимо обеспечить свою оборону «в пределах кратчайших границ» и «единой территории»,[30] что предполагало захват обширной части СССР и продвижение к Ленинграду. Как писала 9 сентября ведущая финская газета «Хельсингин Саномат», именно «Петербург угрожает безопасности Финляндии».

На этом этапе в Финляндии уже открыто речь шла не просто об увеличении территории своей страны за счет соседнего государства, но и о стремлении изменить внутреннее устройство СССР, причем пояснялось, что «мир не наступит до тех пор, пока противник не будет уничтожен».[31] В этом отношении подобные заявления отражали вполне определенно позицию официальных кругов страны. На заседании парламента уже 25 июня 1941 г. было заявлено: «Мы теперь с Германией ведем войну за уничтожение большевизма»,[32] а действовавший тогда в США Финский информационный центр довольно определенно давал понять, что и «Ленинград не останется у русских».[33] Тем самым с полной определенностью обозначились конкретные цели войны и их агрессивная сущность.

В данном случае совершенно очевидно, что понятие «война—продолжение» по направленности развивавшихся боевых действий абсолютно не соответствовало характеру войны 1939–1940 гг. Реально в новой войне против СССР решались не оборонительные задачи, как это было тогда, а ставились заранее предусмотренные агрессивные цели. Они предполагали продвижение финской армии в глубь территории Советского Союза, причем значительно дальше прежних границ, а также оккупацию захваченных районов. При этом Финляндия должна была принять участие и в штурме Ленинграда, который намечалось осуществить в соответствии с оперативным планом, согласованным германским и финским генеральными штабами. Сам же агрессивный характер начавшейся войны становился все более очевидным для тех в Финляндии, кто еще не сразу проник в ее суть. Уже 30 июня 1941 г. председатель Внешнеполитической комиссии парламента профессор Вяйне Войонмаа писал: «Финляндия — в состоянии войны против Советского Союза. Это все происходит под вывеской оборонительной войны, но теперь уже ясно, что это агрессивная война… Речь идет о полном участии в крестовом походе Германии».[34]

Однако для государственно-политического и военного руководства Финляндии требовалось оправдать свой курс на реализацию замысла относительно захвата значительной территории Советского Союза. Это было продиктовано и тем, в частности, что из-за рубежа, прежде всего из США, поступила в Хельсинки информация о выражении недовольства действиями финских войск, продвигавшихся за пределы границы 1939 г. Множество американских сторонников Финляндии выражало надежду, что финские войска приостановят свое наступление в глубь территории СССР.[35]

Ответ правительства Финляндии был совершенно невероятным по своей откровенности. Оно заявило, что предпринимавшиеся финскими войсками действия надо было бы осуществить еще в период «зимней войны» 1939–1940 гг. Так в ноте от 11 ноября 1941 г., направленной из Хельсинки правительству США, сообщалось следующее: «Финляндия стремится обезвредить и занять наступательные позиции противника, в том числе лежащие далее границ 1939 года. Было бы настоятельно необходимо для Финляндии и в интересах действенности ее обороны предпринять такие меры уже в 1939 году (выделено мною — Н.Б.) во время первой фазы войны, если бы только силы были для этого достаточны». Такого рода официальное разъяснение было направлено в тот же день финляндским посольствам и в ряд других зарубежных стран.[36] В результате в Хельсинки тогда сочли возможным даже отказаться от сложившегося в ходе войны 1939–1940 гг. представления о Финляндии, как о сугубо оборонявшемся государстве.

В этом случае требуется пояснение относительно того, что конкретно имелось в виду под занятием «позиций противника», которые лежали «далее границ 1939 года». Оказывается, как выяснилось, о чем подробнее речь пойдет еще ниже, было предусмотрено продвижение финских войск к Неве. 11 сентября 1941 г. президент Рюти прямо сообщил об этом германскому посланнику в Хельсинки: «Если Петербург не будет больше существовать как крупный город, то Нева была бы лучшей границей на Карельском перешейке… Ленинград надо ликвидировать как крупный город».[37] Такой виделась «оборонительная война», что, естественно, должно было в таком случае менять представление о характере действий Финляндии на этапе 1939–1940 гг., считавшемся в финской историографии «первой фазой войны».

Но осенью 1941 г. финское руководство уже не заботилось о сокрытии имевшихся замыслов, поскольку в условиях выхода немецких войск непосредственно к Москве и Ленинграду существовала уверенность в полном разгроме Советского Союза. В соответствии с такой убежденностью ставился вопрос и о неизменности дальнейших планов. На совещании 21 октября 1941 г. представителей высших руководящих кругов Финляндии с участием главы правительства Ю. В. Рангеля председатель парламента В. Хаккила заявил: «В настоящий момент не должно быть никаких иных целей кроме как разгрома рюсся (презрительная кличка русских — Н.Б.)».[38]

Таким образом, ставя знак равенства между двумя войнами, финское руководство вкладывало в это в 1941 г. совершенно другой смысл, чем делают теперь некоторые историки в Финляндии, утверждая, что не будь «зимней войны» не было бы и блокады Ленинграда с севера в 1941–1944 гг.

Уместно, однако, заметить еще, что в Финляндии в начале 1930-х гг. предполагалось в случае войны с СССР наступление вести именно на Ленинград. По мнению, существовавшему в финском генеральном штабе, «наступление против Ленинграда являлась трудной, но не невозможной задачей».[39] Имелось в виду, что попытка «прорваться к Ленинграду должна была закончиться захватом города и уничтожением Балтийского флота».[40] При этом Маннергейм считал, что выполнима такая задача, скорее всего в зимний период и с участием иностранных держав, Эта мысль высказывалась им еще в 1931 г.[41]

Итак, сама по себе, возможность предпринять при определенных условиях в перспективе наступление на Ленинград рассматривалась военным руководством Финляндии еще в 1930-е годы. Замысел захватить часть советской территории и во время «зимней войны», и в 1941 г. не был неожиданным. Тем самым, сводится на нет мотивировка «стратегического» плана и финской военной доктрины в целом, как носящих исключительно оборонительный характер. Только в таком именно случае можно согласиться с теми финскими историками, которые неизменно придерживаются пропагандистского утверждения времен войны, что события 1941–1944 гг. являлись по своей сущности «войной-продолжением».

Нетрудно понять, какую трудность вынуждены были испытывать на протяжении десятков лет те авторы книг, в которых приходилось объяснять, что продвижение финской армии осенью 1941 г. на ленинградском направлении после перехода старой государственной границы на Карельском перешейке и наступление восточнее Ладожского озера, являлись решением «оборонительных» задач.

Вместе с тем нельзя отрицать, что все же во взглядах целого ряда финских историков произошли изменения в трактовках описывавшегося ими периода войны, хотя они и продолжают традиционно пользоваться утвердившимся в литературе названием ее как «войны-продолжения». Красноречивым подтверждением тому является трилогия известно историка профессора Т. Полвинена «Финляндия в международной политике 1941–1947»,[42] где немало места отведено ленинградской эпопее. В самом начале первого тома, в подразделе «Ленинград и «рукопожатие на Свири»», где рассматривались агрессивные замыслы Германии, а также ее расчеты и я взаимодействие с вооруженными силами Финляндии, особо подчеркивалось положение о том, что «важнейшим с точки зрения успеха начального периода всей кампании должно было стать быстрейшее овладение Ле-ппнградом».[43] При этом автор конкретно указывает нате задачи, которые преследовались в данном случае финской армией в соответствии с согласованным с германским командованием оперативным планом.

Важно подчеркнуть, что профессор Полвинен явился одним из первых финских историков, обосновавших несостоятельность внедрявшейся до этого теории, согласно которой Финляндия оказалась якобы помимо своей воли вовлеченной в водоворот событий войны и двигалась по течению, уподобившись «сплавному бревну», схваченному бурным потоком реки.

Очередной прорыв через плотный заслон, образовавшийся в финляндской историографии, совершил другой известный по многочисленным работам исследователь — военный историк Сеппяля, опубликовавший книгу «Финляндия как агрессор. 1941 год». Раскрывая свою позицию, он отметил, что «о войне надо говорить правдиво и честно, поскольку она привела к гибели многие тысячи людей, принесла неизгладимые беды».[44] Являясь сам участником войны и пройдя в финской армии путь от рядового до старшего офицера — подполковника, возглавившего военно-научный отдел в генеральном штабе и преподававшего в Военной академии, Сеппяля был опытным исследователем, от выводов которого нельзя, естественно, отмахнуться. Он впервые в Финляндии дал, как профессиональный историк, реалистическое определение «войны—продолжения», назвав эту войну агрессией. Характерным для Сеппяля являлось то, что он считал недопустимым игнорирование обширной литературы своего восточного соседа о Второй мировой войне и, прежде всего, о сражениях за Ленинград, Карелию и Заполярье. Им осуждались те финские авторы, которые «изучают военную историю Советского Союза лишь по источникам западных стран».[45]

Но объективная критика традиционной направленности финской историографии не прошла для него бесследно. Сеппяля стал игнорироваться, как специалист, во влиятельных кругах историков страны, а новые его работы не встречают уже радушного приема в издательствах.

Вместе с тем особенно заметную роль среди исследователей, представлявших новое поколение историков Финляндии, начал играть профессор Охто Маннинен. В 1980-1990-х гг. он занял ведущее место среди финских ученых, глубоко исследующих события, связанные с участием Финляндии во Второй мировой войне. Владея русским языком, О. Маннинен серьезно изучил документы ряда российских архивов, а также получил хорошее представление о научной и мемуарной литературе, изданной в Москве, Санкт-Петербурге и Петрозаводске. Как и Сеппяля, он был избран в Санкт-Петербурге членом Ассоциации историков блокады и битвы за Ленинград. Книги и многие научные статьи Маннинена представляют несомненную ценность для российских историков, изучающих события Второй мировой войны и участие в ней Финляндии. В 1980 г. особое внимание приковала к себе изданная им книга «Контуры Великой Финляндии. Вопрос о будущем и безопасности Финляндии в политике Германии 1941 г.».[46] Само ее содержание является убедительным подтверждением тому, что «война—продолжение» имела агрессивную сущность. Важным признанием в книге было существование у финского руководства замыслов расширить территорию Финляндии за счет Советского Союза. По мнению премьер-министра Ю. Рангеля, высказанному в августе 1941 г., пишет автор, события должны были развиваться так, что «Германия заберет Ленинград», а «Финляндия получит на юге границу по Неве, а на востоке — по Онеге».[47]

В одном из своих выступлений, состоявшемся на научной конференции в Санкт-Петербурге в январе 1992 г., Маннинен подчеркивал: «В годы войны мечтания о «Великой Финляндии» явно оживились. В связи с большими победами Германии в начале войны, когда речь шла о разгроме Советского Союза, Финляндия приготовилась к тому, что Восточную Карелию присоединят к ней». Но далее, входя в противоречие с фактами, изложенными в своей книге «Контуры великой Финляндии», он сказал: «О присоединении Ленинграда и Ингерманландии финское руководство не помышляло — оно учитывало и то, что число жителей одного только этого города равнялось населению всей нашей страны».[48]

В своих работах профессор Маннинен не ставит все же вопроса о том, насколько правомерно определение «война-продолжение». Но, ссылаясь на «образ мышления финнов», а также на «их цели в период битвы за Ленинград», он говорит: «В нашей стране участие Финляндии в этой войне объясняется тем, что, напав на нее в 1939 году, И. В. Сталин заставил отдать Советскому Союзу Карельский перешеек и другие территории. У нас возник страх утраты независимости, и Германии было легко привлечь Финляндию на свою сторону. Финляндия — существует такое мнение — не могла избежать участия в войне против Советского Союза».[49] Тем самым Манниненом затушевывается агрессивная направленность войны 1941–1944 гг. В этом существенное отличие его позиции от выводов, сделанных в работах Сеппяля.

До конца XX столетия в финляндской историографии не произошло перемен в определении реальной сущности участия страны в 1941–1944 гг. во Второй мировой войне. Капитальный труд — трехтомник «Нация в войне», подготовленный коллективом авторов под руководством известного историка профессора О. Вехвиляйнена и изданный в 1989–1992 гг.,[50] не изменил установившихся подходов при оценке происходивших событий, оставив их в том виде, который был дан изначально определением «война—продолжение». Название и прежнее отображение сущности войны сохранилось и в энциклопедическом издании 1995 г. «Маленький великан истории Финляндии».[51]

Видно, что проблема, касающаяся отображения в истории реальной сути войны Финляндии в 1941–1944 гг., все еще сохраняется и будет, очевидно, существовать до устранения противоречащего истине определения ее в виде оборонительной и отрицания по существу цели захвата, исходя из реализации великофинляндских идей, значительного пространства северо-запада СССР. В этом отношении судьба Ленинграда представлялась в Финляндии далеко не в такой тональности, как это сейчас иногда пытаются изображать. Реально с финской стороны проявлялось стремление участвовать в битве за город во взаимодействии с Германией. Вместе с тем, что касается термина «война—продолжение», то такое название может быть допустимо лишь в том случае, если изменить определение, как оборонительной с финской стороны, самой сути «зимней войны».

Об «обособленном» характере войны

С точки зрения участия Финляндии в блокаде Ленинграда следует также отметить, что в этом отношении в финской исторической литературе утвердилось положение об «обособленном» по отношению к Германии ведении войны (erillissota), то есть своей, а не совместной с нею. Причем такое определение распространяется как на саму битву за Ленинград, так и в целом на всю т. н. «войну—продолжение». При этом делается ссылка, что отсутствует какое-либо официальное соглашение о союзе Финляндии с Германией в войне против СССР. Как по этому поводу отметил в своих мемуарах один из наиболее влиятельных руководителей страны периода войны В. Таннер, «война Финляндии была обособленной и ни в коей степени не связанной с войной между великими державами». По словам Таннера, с Германией «ничто не связывало, кроме только общего противника».[52]

В свою очередь Маннергейм писал, что «помимо экономической стороны, которую правительство вынуждено было учитывать, определяя свою позицию по отношению к предложениям немцев, не существовало никакой зависимости, базирующейся на каких-либо договорах или достигнутых совместных решениях, и, прежде всего, в военном отношении».[53]

В понятии «обособленная война» особый акцент делался на внешнеполитическом аспекте. Как отмечал историк Ю. Сеппенен, война, которую вела Финляндия, «являлась параллельным с Германией восточным походом». Поясняя сказанное, он отмечал, что Финляндия придерживалась «своего рода нейтралитета», выражавшегося в далеко идущем внешнеполитическом курсе: «поддерживать действия против Востока, сохраняя нейтралитет по отношению к Западу».[54] Имелось при этом в виду, что с США Финляндия не воевала, а с Англией лишь официально, а не на деле находилась в состоянии войны (с 6 декабря 1941 г.).

В результате, именно такое истолкование приобретало весьма принципиальный характер. С его помощью в Финляндии видели возможность дистанцироваться от нацисткой Германии и не связывать финское руководство с теми чудовищными для миллионов людей преступлениями, которые были совершены Третьим рейхом в годы Второй мировой войны, включая, естественно, и массовую гибель жителей блокированного Ленинграда. Поэтому, безусловно, следует разобраться, насколько утверждение об «обособленной войне» отражало реальное состояние тогдашних финско-германских отношений, и каким образом произошло внедрение этого понятия в финскую историографию.

Само появление определения «обособленная война», наряду с рассмотренным уже толкованием ее как «войны-продолжения», связано было с чисто пропагандистскими установками, дававшимися тогда официальными финскими органами. То, что «ведется война отдельно от Германии», стало провозглашаться в Финляндии сразу же с развертывания боевых действий. «В начале «войны-продолжения» финское политическое руководство утверждало, — писал профессор Маннинен, — что страна ведет против Советского Союза свою сепаратную войну, которая является продолжением зимней войны и обособленной от мировой войны. В качестве подтверждения делалась ссылка на то, что война против Англии и Соединенных Штатов не ведется».[55]

Такие взаимосвязанные между собою определения требовалось внедрить в сознание финского населения не случайно. Значительной частью его не воспринимались идеи нацизма и не проявлялось желания находиться в агрессивном блоке с Третьим рейхом. Большинство лишь думало о возвращении утраченных в «зимнюю войну» территорий. Вместе с тем во внешнеполитическом плане финскому руководству хотелось создать видимость своей «независимости» от Берлина, чтобы сохранить на будущее поддержку государств Запада, противостоявших Германии.

Что касалось отношения в Берлине к финским объяснениям по поводу «обособленности» от Германии в ведении войны, то это воспринималось как дымовая завеса, скрывавшая истину. По словам немецкого посланника в Хельсинки В. Блюхера, высказанным 3 сентября 1941 г. в беседе с финским министром иностранных дел Р. Виттингом, «такое истолкование ведения Финляндией обособленной войны, которую она может прекратить на основе сепаратного мира, является вводящим в заблуждение».[56] Иначе говоря, в Германии не считали в действительности утверждение об «обособленной войне» реальностью. Заметим, как американский исследователь Чарльз Лундин писал в данной связи: «Если Финляндия пела обособленную оборонительную войну, то она не могла тогда выдвигать требований «уничтожения большевизма»… своими силами… Только одно государство могло думать о победе над СССР — это Германия».[57]

О том, как далеки были официальные утверждения финского руководства об «обособленной войне» от истины, довольно ясно понимали многие в то время и в самой Финляндии. Тогда, а затем и после окончания войны, со стороны известных в стране деятелей, в частности, и парламентариев, хорошо понимался вопрос о том, насколько нереально было говорить о ведении «оборонительной войны». К тому же, не было достаточной ясности, существовало ли вообще политическое или какое-либо иное секретное соглашение с Германией, обязывавшее финское руководство подчиняться требованиям Берлина в ходе осуществления боевых действий против Советского Союза. По словам У. К. Кекконена, высказанным в 70-е годы, «даже абсолютный болван не может больше отрицать того, что небольшая финская руководящая группа заключила с нацистской Германией секретное соглашение об участии Финляндии в агрессивной войне Гитлера летом 1941 г.».[58]

До сих пор остается документально не подтвержденным наличие секретного соглашения между Финляндией и Германией. Однако исследование в этом направлении нельзя считать законченным.

Скрупулезное изучение германо-финских отношений периода 1940–1941 гг. предпринял с середины 70-х годов упоминавшийся уже профессор Ёкипии, известный до этого более как исследователь эпохи 1600-х годов. Его капитальный труд «Рождение войны—продолжения», изданный в 1987 г., приковал к себе большое внимание не только в Финляндии, но и за рубежом (в 1999 г. эта работа была переведена с сокращениями на русский язык).[59] Историками, оценивавшими исследование Ёкипии, справедливо отмечалось, что автора отличала исключительная «научная достоверность» в изложении той части событий, где он до мельчайших деталей описал подготовку к вступлению Финляндии в войну.[60] В предисловии к изданию на русском языке автор особо подчеркнул, что «архивы переполнены документами, на основании которых создастся новая, более динамичная и более критическая, нежели ранее, картина».[61]

Действительно, Екипии показал на основе документов конкретное осуществление сотрудничества генеральных штабов, а также взаимодействие вооруженных сил Германии и Финляндии в ходе подготовки к агрессии против СССР. При этом исследователь старался ничего не лакировать, раскрыв суть договоренности, закрепленной оперативным планом, в котором было разработано, как должны были наступать финские войска на ленинградском направлении и соединиться с немецкой группой армий «Север». Все это являлось подтверждением тому, что ни какой «обособленной» от Германии войны Финляндия не собиралась вести.

Тем не менее, переступить через порог трактовки н традиционной историографии, сказав об аналогичной Германии агрессивной сущности финской «войны-продолжения», Ёкипии так и не смог. Для доведения объективного изложения до конца требовалось сказать лишь одно: вступление Финляндии в войну произошло под прикрытием официально утвердившегося мифа об «агрессии с советской стороны» и соответствовало составленному до этого совместному германо-финскому плану. Ёкипии не рискнул поступить именно так и оставил в прежнем виде фальшивую мотивировку о том, что Советский Союз был нападающей стороной и якобы развязал войну. Финляндия же тогда в пропагандистских целях представлялась «жертвой агрессии» и «вынужденной нести оборонительную войну». Не проявилось, таким образом, последовательности и необходимой прямолинейности, чтобы полностью опровергнуть миф. Ведь независимо ни от чего Финляндия во второй половине июня, безусловно, развернула бы наступление на Советский Союз в соответствии с планом «Барбаросса» и уже согласованными с германским генеральным штабом оперативными планами, главным в которых являлось наступление финской армии на ленинградском направлении. Дело было даже не в том, имелось ли письменное соглашение о совместных действиях. Ведь Финляндия взяла уже на себя обязательство сражаться в военной коалиции с Германией против СССР.

Вместо Ёкипии об этом сказал все же вполне аргументировано другой финский историк — Сеппяля. Основываясь на фактах, он раскрыл картину существовавшей тесной связи в годы войны между финляндским военным командованием и германским вермахтом. Подвергая резкой критике действия политического и военного руководства, Сеппяля показал, что «грубейшая ошибка в определении целей войны Финляндии заключалась в несоизмеримости замыслов со своими собственными силами». Он подчеркнул, что была большая вера в победу Германии, и недооценивались военные возможности Советского Союза.[62] При этом, анализируя стратегические цели Финляндии, Сеппяля считал, что они целиком находилась «в зависимости от действий вооруженных сил Германии, от ее успехов или поражений».[63]

Обнажающим истинную позицию финского руководства стало в особенности то, что 25 ноября 1941 г. Финляндия официально присоединилась к Антикоминтерновскому пакту. Министр иностранных дел Виттинг подписал его в Берлине, а Гитлер заверил тогда финских руководителей, что Германия не будет вмешиваться во внутренние дела Финляндии.[64] Под этим, очевидно, имелось в виду, что Германия не станет возражать по поводу провозглашавшеюся ими утверждения о ведении «обособленной войны». По, что касалось сохранения отношений с западными державами, то Берлин проявлял здесь нетерпимость к этой позиции Финляндии, и предпринял в отношении нее давление, добиваясь от Хельсинки разрыва с Англией.[65]

Возникли и помехи в вопросе, связанном с участием Финляндии совместно с Германией в битве за Ленинград, о чем более обстоятельно пойдет речь позднее. Предварительно же важно упомянуть лишь высказывание профессора Полвинена. Обращая внимание на то, как в ходе попыток овладеть Ленинградом складывались германо-финляндские отношения, он отмечал, что в них «ясно проявились помехи в коалиционной войне». В чем же они выражались? «У финского руководства, — пишет он, — были все время свои собственные интересы, от которых оно не хотело отказываться». Поэтому в Германии думали, по его словам, что допустили «серьезное упущение», когда в свое время «не было зафиксировано подчинение финской армии немецкому руководств?[66]

Интересы же Хельсинки предусматривали реализацию своих собственных замыслов — расширить территорию Финляндии, осуществляя как бы «параллельно с Германией» наступление против СССР в соответствии с планом действий финской армии на ленинградском направлении, согласованным с немецким генеральным штабом. Конкретно имелось в виду одновременное наступление финских войск вдоль побережья Ладожского озера и германской группы армий «Север» с юго-запада навстречу им для соединения друг с другом. Но как же это можно было представить в виде «обособленных действий» со стороны Финляндии?

Как пишет Сеппяля, «приказ главнокомандующего и последовавшие затем действия означали, что финны включились в совместное с немцами наступление на Ленинград и принимали участие в окружении и осаде города». Показательно, подчеркивает он, что когда в июле 1941 г. началось решительное наступление финских войск на ленинградском направлении, то военное командование Финляндии действовало «именно так, как того хотели немцы» и тем самым, можно сказать, поступало как «ставка сателлита».[67]

Однако когда советские войска сорвали замысел захвата города, а в дальнейшем изменилась и военно-политическая обстановка на восточном фронте не в пользу Германии, то немецкое руководство, как отмечал Маннинен, стало требовать от Финляндии «кончать разговоры относительно обособленного ведения войны и заключить политическое соглашение о продолжении войны вместе до конца».[68] В целях полного, но не явно выраженного подчинения финской армии германской ставке неоднократно выдвигался вопрос о том, чтобы Маннергейм возглавил командование всеми войсками на территории Финляндии. 06 этом, в частности, Адольф Гитлер сам вел разговор с финским маршалом, но тот уклонился от принятия такого предложения, ссылаясь на свой преклонный возраст.[69]

При постановке вопроса о том, как следовало рассматривать позицию Финляндии в отношении Германии, то без каких-либо оговорок ее относили к числу сателлитов Третьего рейха.[70] Для этого были, как не трудно заметить, веские основания. Поэтому утверждение финского руководства, а затем и официальной историографии Финляндии, что в 1941–1944 гг. она вела «обособленную» от Германии войну следует, очевидно, рассматривать критически. Исходя из анализа действий Финляндии, важно между тем сделать необходимые уточнения. События и факты неопровержимо говорят о том, что тогда Финляндия действительно воевала на стороне Германии, ведя наступление во взаимодействии с немецкой армией на ленинградском направлении и в Карелии. Особая же позиция проявилась в ходе войны с финской стороны, когда требовалось реализовать свои сугубо захватнические интересы или же обезопаситься перед лицом назревавшего поражения. Четко проявилась вместе с тем агрессивная направленность действий Финляндии. Она выразилась в наступлении на Ленинград и в последующем соучастии ее в блокаде города, а также в захвате значительной части территории Карелии с ее столицей Петрозаводском, где в течение продолжительного времени — с лета 1941 г. и до конца лета 1944 г. — осуществлялся жесткий оккупационный режим.[71] Парижским мирным договором, подписанным с Финляндией 10 февраля 1947 г., она была определена в целом как союзник гитлеровской Германии. В нем сказано, что «участвуя на ее стороне в войне против Союза Советских Социалистических Республик, Соединенного Королевства и других Объединенных Наций, Финляндия несет долю ответственности за эту войну».[72]

ФИНСКИЕ ВОЙСКА НА ПОДСТУПАХ К ЛЕНИНГРАДУ

Миф о начале войны

В течение первых четырех дней Великой Отечественной войны, начавшейся 22 июня 1941 г., для советского правительства и военного командования оставалась загадкой обстановка у северных и северо-западных рубежей страны: вблизи их находились сконцентрированные немецкие и финские войска, но они не развертывали боевых действий. Здесь стала вторгаться лишь со стороны Финляндии в воздушное пространство СССР немецкая авиация. Это произошло 23 июня в 3 часа 45 минут. Тогда немецкие бомбардировщики, вылетевшие из Восточной Пруссии, в процессе налета на район Ленинграда-Кронштадта использовали Финляндию для своего базирования. Путь их пролегал над ее территорией с последующей посадкой при возвращении на финском аэродроме. В водах Финского залива, в фарватере между Ленинградом и Кронштадтом, ими сбрасывались 1 000-килограммовые мины.[73] Не было никакой гарантии, что не последуют в дальнейшем новые налеты. При этом создавалась угроза бомбардировки Ленинграда непосредственно с территории Финляндии, где на шести финских аэродромах уже базировались немецкие самолеты.[74]

Казалось, что Финляндия вот-вот вступит в войну и тогда Ленинград окажется в опасности не только с воздуха. «Трудно было найти причину тому, — вспоминал впоследствии бывший командующий войсками Ленинградского военного округа генерал М. М. Попов, — что ни немцы, ни финны не начали сразу же наступление одновременно с развертыванием боевых действий на западных границах».[75]

Между тем Гитлер в своей речи, произнесенной 22 июня, сказал, что на Севере немецкие войска сражаются в союзе с «героическими финскими братьями по оружию», которых возглавляет маршал.[76] Это же самое фактически подтвердил в тот же день и германский посол в Москве Шуленбург, встретившись с В. М. Молотовым в половине шестого утра, когда сообщил о начале войны с Советским Союзом. На поставленный Молотовым вопрос относительно выезда германского посольства из СССР Шуленбург без колебаний ответил, что «… выезд через западную границу невозможен, так как Румыния и Финляндия совместно с Германией тоже должны выступить».[77]

Какие, следовательно, могли быть неясности и сомнения: Финляндия вступит в войну вместе с Германией. Накануне вечером в Берлине посланник Т. М. Кивимяки уже получал поздравления в этой связи и пожелания успехов Финляндии. В своем донесении в Хельсинки он сообщал: «Вечером перед началом войны я был на ужине, на котором принимали участие генерал Г. Томас, главный спортивный руководитель фон Шаммер и Остер, а также другие высокопоставленные лица. Тогда без всякого говорили, что война вспыхнет в эту ночь, и в своих поздравлениях желали успеха Великой Финляндии с выражением вдобавок еще и такого пожелания: «Петербургу стать ее столицей»». Заметим здесь особо, перспективы рисовались, отнюдь, не такие, что Финляндия вернется лишь к границам 1939 г. И это весьма существенно. Когда же, сообщает далее Кивимяки, он был в 4 часа 30 минут утра приглашен Иоахимом Риббентропом на аудиенцию конфиденциального характера, то тот заявил, что «Финляндия получит вознаграждение» и пожелал «крепкого братства по оружию».

А 24 июня состоялось вручение финским посланником в Берлине награды Г. Герингу — Железного креста с цепью. Польщенный этим, рейхсмаршал сказал следующее: «Финляндия сможет теперь сражаться вместе с Германией за обладание таких границ, которые будет гораздо легче защищать и, чтобы при этом имелись в виду этнические факторы». Передавая по телеграфу президенту Рюти в тот же день дословное заявление Геринга, Кивимяки сообщил: «Мы можем теперь взять что захотим, также и Петербург, который, как и Москву, лучше уничтожить… Россию надо разбить на небольшие государства».[78] С этой телеграммой на следующий день были ознакомлены маршал Маннергейм, премьер-министр Рангель и министр иностранных дел Виттинг.

Германское руководство, принимая во внимание, что Финляндия должна вступить в войну несколькими днями позже, давало в этой связи свою рекомендацию о необходимости замаскировать агрессивный ее характер. В частности, Геринг в упомянутой беседе с Кивимяки наставлял его: «Надо принять во внимание такое тактическое соображение, что Финляндия включается в оборонительную, а не агрессивную войну».[79] В Министерстве иностранных дел Финляндии лицом, ознакомившимся с донесением из Берлина (очевидно, Виттингом), было отмечено на полях текста именно это место.

Советскому руководству в сложившейся обстановке, единственно правильным казалось принять все необходимые меры, чтобы отразить готовящееся широкомасштабное нападение с территории Финляндии, воздерживаясь, однако, при этом от упреждающих мер. Нарком обороны С. К. Тимошенко утром 22 июня (в 4 часа 30 минут) передал в штаб Ленинградского военного округа указание, не допускать ничего такого, что могло бы обострить отношения с Финляндией. В 10 часов утра он еще раз предупредил по телефону начальника штаба округа генерал-майора Д. Н. Никишева, что надо «принять меры, исключающие провоцирование финнов на войну». К этому времени была получена также директива из Наркомата обороны, предписывавшая сделать все необходимое для защиты государственной границы и до особых указаний не предпринимать каких-либо действий авиацией над территорией Финляндии.[80]

Одновременно советское правительство постаралось выяснить позицию Финляндии в связи с начавшейся агрессией Германии. На запрос, сделанный 22 июня советским посланником в Хельсинки П. Д. Орловым об отношении Финляндии к начавшейся войне, министр иностранных дел Виттинг ответил, что «парламент будет рассматривать это дело 25.6.»[81] (обратим внимание на названную дату: 25 июня!).

На следующий день в Москве в Народный комиссариат иностранных дел был приглашен на беседу финляндский посланник П. Хюннинен. Молотов не получил от него ясного ответа относительно намерений финского правительства, хотя вопрос был поставлен в категорической форме: примкнула ли Финляндия к Германии или нет?[82] Хюннинен сослался на то, что не получил из Хельсинки никаких указаний.[83]

В целом финское руководство пыталось представить дело таким образом, что страна не собирается принимать участие в войне Германии против Советского Союза. Более того, финские дипломаты, работающие за рубежом, акцентировали внимание на констатации, сделанной советским полпредом П. Д. Орловым, о том, что дружественные отношения между Финляндией и Россией продолжаются».[84] Имелось в виду предостеречь тем самым как США, так и Англию, чтобы они не рассматривали Финляндию, как соучастника агрессии, предпринятой Германией, несмотря на то, что Гитлер уже сказал об этом 22 июня. В Лондон и Вашингтон были направлены из Хельсинки еще и официальные сообщения, в которых говорилось, что «Финляндия вне войны, отношения с Россией продолжаются, военное положение носит со стороны Финляндии оборонительный характер».[85]

Но в явно щекотливом положении оказалось правительство Финляндии в силу того, что Гитлером было официально заявлено о взаимодействии финских войск с германской армией. Эта речь была уже опубликована на первой полосе крупнейшей в стране газеты «Хельсингин Саномат». Генерал В. Е. Туомпо, действовавший в ставке Маннергейма, записал в своем служебном дневнике, что сказанное Гитлером 22 июня неожиданно «ставит нас в трудное положение».[86] В связи с этим в Берлин поступила просьба от немецкого посланника в Хельсинки Блюхера, чтобы в официальной печати Германии «повторно не говорили о Финляндии как о союзнике».[87] А в самой стране были срочно конфискованы выпущенные газеты с речью Гитлера.[88]

Чтобы как-то выйти из затруднительного положения Рюти стал камуфлировать произошедшее, заявив 23 июня представителям шведской печати, что «только лишь нападение извне может заставить Финляндию отказаться от нейтралитета».[89] Это означало, что финское руководство будет ждать какого-либо повода, чтобы представить Советский Союз нападающей стороной и объявить ему войну. В течение 22–24 июня в ставке Маннергейма тщательно регистрировали все то, что могло бы квалифицироваться как нарушение пограничного режима с Советской стороны.[90]

Но для Советского Союза было бы безумием нападать на Финляндию в условиях развернувшейся против него широкомасштабной агрессии со стороны фашистской Германии. Прав был американский профессор Ч. Лундин, писавший, что «русские потеряли бы совсем рассудок, если создали бы перед лицом вторжения непобедимой до тех пор военной машины Гитлера еще один действующий фронт».[91]

Характерно, что уже 23 июня в Хельсинки прибыли сообщения из США о высказывавшей там надежды, «что правительство Финляндии сможет остаться вне войны». Англичане также, в свою очередь, информировали финское руководство, что «Лондон исходит из рассмотрения продолжающегося нормального развития отношений с Финляндией».[92]

Однако наличие немецких войск и авиации на финской территории вызывало соответствующие вопросы. Финляндское руководство оказалось явно в крайне затруднительном положении, когда из Вашингтона стали выяснять: «Соответствует ли действительности… что боевые самолеты проникают с территории Финляндии для бомбардировок русских? Пытаются ли немецкие войска проникнуть в Россию из Финляндии?».[93]

Тем более для советского командования, получавшего информацию о происходившем сосредоточении немецкой авиации на аэродромах Финляндии, становилось ясно насколько это опасно в особенности для Ленинграда. Пленные летчики с уже первого сбитого над Карельским перешейком «Юнкерса-88» показали о приобретенном большом опыте бомбардировок городов Англии и других западных стран. «Нужно было принимать срочные меры, чтобы избавить Ленинград от участи городов, подвергнувшихся яростной бомбардировке в первые же часы войны», — писал в своих мемуарах командующий ВВС Северного фронта генерал (впоследствии главный маршал авиации) А. А. Новиков.[94] Пассивное наблюдение за использованием немецкой авиацией финских аэродромов и тем более за сосредоточением там самолетов вермахта становилось недопустимым.

В такой обстановке в Москве посчитали необходимым действовать в духе одного из положений плана принятия мер на случай войны с Германией и ее союзниками (датирован 15 мая 1941 г.), где речь шла об упреждающих действиях советских войск в отношении противника. В нем, в частности, указывалось, что в случае создания реальной угрозы нанесения по СССР «внезапного удара» требовалось не допустить этого и «не давать инициативы действий».[95] В штабе ВВС Северного фронта перешли в данном случае к разработке конкретного плана проведения операции по нанесению бомбового удара по ряду аэродромов Финляндии, чтобы исключить возможность использования их немецкой авиацией и уничтожить там германские самолеты. Суть этого плана была изложена М. М. Попову, который в свою очередь доложил о предложенном замысле маршалу С. К. Тимошенко. «Нарком проконсультировался в еще более высоких инстанциях, — писал А. А. Новиков, — и решение было получено». Не исключено, что как раз в этой связи А. А. Жданов прибыл в Москву и вечером 24 июня в течение получаса находился у И. Сталина.[96] Именно в тот же день план воздушной операции был окончательно утвержден: намечалось подвергнуть бомбардировке несколько аэродромов Финляндии, а также Северной Норвегии и уничтожить находившиеся там немецкие самолеты.

Упреждающий удар был нанесен советской авиацией на рассвете 25 июня по 18 аэродромам в Финляндии и Норвегии. В этой операции принимали участие 260 бомбардировщиков и 225 истребителей. В результате, по данным советских источников, было уничтожено 30 самолетов на земле и 11 сбито в воздушных боях (эти сведения имеют, однако, расхождения с данными, приводимыми финскими авторами).[97]

В Москве считали необходимым уведомить финляндское правительство, что это вынужденная мера с советской стороны, направленная исключительно против агрессивных действий Германии. Но телефонно-телеграфная связь с Хельсинки оказалась загадочно прерванной уже с самого начала осуществления плана «Барбаросса». И это было, конечно, не случайно. Как заметил финский историк Лаури Хаатая, кабинет министров Финляндии «до последнего момента опасался такой возможности, что Советский Союз попытается повлиять на позицию Финляндии дипломатическим путем».[98]

Оставалась все же возможность использовать еще один способ. В день налета советской авиации из Москвы по радио было передано разъяснение Финляндии, что предпринятый удар всецело направлен лишь против германских ВВС.[99] Кстати, показательным в этом смысле являлся тот факт, что от него почти не пострадала финская авиация. Ее потери составили всего три самолета.[100]

Проведение советским командованием операции против германского люфтваффе на территории Финляндии важно было для пресечения действий его группировки в направлении Ленинграда с севера. В результате ее до августа 1941 г. ни один немецкий бомбардировщик не проникал больше в воздушное пространство города. Но нанесение удара советской авиацией, по словам Сеппяля, «облегчило» положение финского правительства,[101] искавшего подходящий предлог, чтобы объявить войну СССР, представив свою страну «жертвой нападения». В тот же день германский посланник Блюхер стал торопить в свою очередь правительство Финляндии принять «окончательное решение о войне» с СССР, указывая, что затем может «не удастся получить возможность выдвинуть причину для разрыва отношений с Советским Союзом».[102]

Но убеждать Блюхеру финское руководство в необходимости объявления СССР войны было не нужно. Оно само прекрасно понимало, что нельзя упустить удобный повод для этого. «Если бы Финляндия хотела сохранить мир, — писал впоследствии бывший премьер-министр Э. Линкомиес, — то, очевидно, естественнее было бы, прежде чем объявить состояние войны, попытаться выяснить у советского правительства его намерения».[103]

Так, однако, не случилось. Решение о вступлении Финляндии в войну было принято без промедления, в тот же день. При этом правительство смогло провести его через парламент, избежав дебатов. Удалось все сделать так, чтобы ограничиться лишь заявлением премьер-министра в парламенте и поддерживающими его выступлениями лидеров парламентских фракций. Вечером на закрытом парламентском заседании выступил премьер-министр Рангель. Его речь, не рассматривавшаяся предварительно правительством, была выдержана в ультра патриотическом духе, преследовавшем цель замаскировать факт заблаговременной подготовки Финляндии к вступлению в войну вместе с Германией. Изображалось произошедшее так, что Советский Союз предпринял «нападение» с целью «ликвидировать финский народ». В силу этого, сказал Рангель, «страна должна обороняться всеми имеющимися средствами». Призывая к одобрению вступления Финляндии в войну, он заявил, что «минные речи не помогут», а «требуются действия».[104]

В таком же направлении выступили от имени своих парламентских фракций В. Таннер, Ю. Ниукканен, Б. Салмиала и другие. Наиболее откровенно о целях вступления Финляндии в войну заявил представитель партии фашистского толка «Патриотическое народное движение» Салмиала. «Нам необходимо объединить теперь вместе все финские племена, — сказал он, — нам нужно осуществить идею создания Великой Финляндии и добиться того, чтобы передвинуть границы (из зала парламента: «Куда?»), — туда, где проходит самая прямая линия от Белого моря до Ладожского озера (из зала: «Не надо говорить всего того, о чем думаешь!»). Это закрытое заседание».[105]

Только депутат К. Вийк, представлявший «шестерку» левых социал-демократов, выступил с реалистических позиций. Он сказал, что Финляндия утратит свою самостоятельность, включившись в чуждую ей войну в «иностранных интересах»; ей надо проводить политику нейтралитета и мира. «Если бы нашему народу, — подчеркнул Вийк, — была предоставлена полная возможность высказать свое мнение, то он, несомненно, с еще большей силой заявил бы о своем стремлении к самостоятельности и миру».[106]

В атмосфере, созданной в парламенте дезинформации о политике Советского Союза и о его отношении к Финляндии, заявление Рангеля получило одобрение. Как отмечал впоследствии один из депутатов от Социал-демократической партии Аатос Виртанен, «парламент выразил свое доверие правительству, находясь почти совершенно в неведении».[107] Эту же мысль относительно неосведомленности парламентариев подтверждает профессор Ёкипии. Он пишет, что «широкое тайное сотрудничество с немцами скрывалось от них».[108]

26 июня президент Рюти в выступлении по радио официально объявил, что Финляндия находится в состоянии войны с Советским Союзом. Утверждая, что она подверглась нападению с его стороны и маскируя истинное положение дел о заблаговременной подготовке вместе с Германией агрессии против СССР, он заявил, что Финляндией будет вестись «вторая освободительная война». Полпред в Хельсинки Орлов в этот же день в письменном обращении к Виттингу указал на несостоятельность обвинений, выдвинутых против Советского Союза. «Нападение германских сил на СССР с территории Финляндии вынудило Союз Советских Социалистических Республик, — заявил он, — принять ответные меры против германских аэродромов и германских сил, находящихся в Финляндии».[109]

Но в Хельсинки официально стали истолковывать смысл произошедшего 25 июня как «советскую агрессию». Вместе с тем средствами пропаганды утверждалось, будто финны вступают в войну не в качестве союзника Гитлера, а лишь как «братья по оружию», во имя исключительно собственных национальных интересов. Эта же мысль легла в основу срочно ушедших в Лондон и Вашингтон телеграмм, где отмечалось, что «положение Финляндии изменилось», «Россия открыто выступила против Финляндии» и «начала войну».[110] Одновременно в дипломатической информации из Хельсинки также подчеркивалось, что будто бы вступление в войну вынужденная мера и это не должно повлиять на отношения с Англией и США, поскольку Финляндия лишь «совместно воюющая с Германией сторона в борьбе против России».[111]

Вместе с тем открытый переход Финляндии на позиции фашистской Германии вызвал довольно сильную негативную реакцию за рубежом в целом ряде стран и более всего в Англии. В Лондоне уже 26 июня посланник Финляндии имел личную встречу с министром иностранных дел А. Иденом. В ходе состоявшейся беседы финляндскому дипломатическому представителю прямо было заявлено, что в случае начала военных действий между Финляндией и Советским Союзом «может сложиться опасная ситуация».[112] Для Хельсинки особенно было неприятно, что действия с финской стороны осуждались в Соединенных Штатах Америки. В госдепартаменте США срочно отменили готовившуюся до этого пресс-конференцию по финляндскому вопросу, где собирались, по информации, которой располагало финское представительство в Вашингтоне, «разъяснить», что «Финляндия намерена оставаться вне войны».[113] Более того, финский посланник X. Прокопе докладывал в МИД Финляндии 28 июня: «По наблюдению дипломатического представительства в начале недели плохо повлияла поступившая информация из Берлина относительно объявления Финляндией войны, а также то, что она первой приступает к боям».[114] В Хельсинки тогда вынуждены были оправдываться, заявив о ведении лишь сепаратной, обособленной от Германии войны против Советского Союза.

30 июня 1941 г. в Вашингтоне потребовали от Прокопе, чтобы финляндское правительство во всеуслышание сообщило о своих намерениях, «которые совершенно не идентичны интересам, преследуемым Германией».[115] В противном же случае финляндское руководство должно было учитывать возможные последствия возникновения войны с англосаксонскими странами.[116] На это реакция в Хельсинки была уклончивой. Да и как можно было отмежеваться от Германии, если ее войска занимали всю Северную Финляндию. Так, горнострелковый корпус «Норвегия» генерал-полковника Э. Дитля был, уже, развернут для действий на мурманском направлении, а 36-й армейский корпус генерал-лейтенанта X. Фейге вышел на исходные рубежи для наступления на кандалакшском направлении. В состав немецкой группировки войск в Заполярье оказался включенным III финский армейский корпус генерал-майора X. Сийласвуо, частям которого предстояло продвигаться на ухтинском и кестеньгском направлениях. Теперь Сийласвуо должен был выполнять приказы не маршала Маннергейма, а командующего Лапландской армии германского вермахта генерал-полковника Н. Фалькенхорста.

Не были самостоятельными действия Финляндии и на море. Финские подводные лодки совместно с ВМС Германии осуществили еще до 25 июня минирование территориальных вод Советского Союза в Финском заливе.[117] А время начала наступления финской армии также определялось не в ставке Маннергейма, а германским военным руководством. Непосредственно при финском главнокомандующем уже находился немецкий генерал В. Эрфурт, осуществлявший связь с германским командованием.[118]

Итак, спустя три дня после нападения Германии на Советский Союз, 26 июня, в Финляндии официально объявили, что страна находится в состоянии войны с СССР. Однако маскировка самой сущности агрессии продолжалась, несмотря на тот очевидный факт, что финское военное командование действовало в соответствии с планом «Барбаросса». Официально же в Хельсинки объясняли, что Финляндия ведет «свою обособленную оборонительную войну». Название ей было дано, как уже отмечалось, сначала «летняя», а через некоторое время она стала именоваться «войной-продолжением».

Однако, о том, что теперь война с финской стороны была отнюдь не оборонительной, а имела наступательный характер, красноречиво свидетельствовало соотношение сил. После проведенной в Финляндии мобилизации численность ее армии достигла 475 тысяч человек.[119] Войска Северного фронта, образованного на базе Ленинградского военного округа, насчитывали около 240 тысяч, но противостояли они не только финской армии, а и войскам немецкой армии «Лапландия» в Заполярье. Поэтому у наступавших финских войск был почти двукратный численный перевес над войсками Северного фронта.[120] Правда, они существенно уступали в танковых, военно-воздушных и военно-морских силах.

В свете рассматриваемых событий начала войны уместно поставить следующие вопросы:

Может быть, все же была допущена с советской стороны ошибка, когда решили отдать распоряжение о нанесении удара с воздуха по ряду финских аэродромов, использовавшихся немецкой авиацией в первые дни начавшейся против СССР агрессии?

Быть может, если бы этого не произошло, Финляндия не вступила бы в войну и не стала соучастником этой агрессии?

Допустим, что, действительно, следовало бы воздержаться от предпринятого упреждающего удара по финским аэродромам, которые были предоставлены германским ВВС. Тогда бы Финляндия, может, и не вступила бы в войну 25 июня. Но все же, сколько времени она смогла бы еще выдержать свой «нейтралитет»? Очевидно, не дольше 10 июля. Ведь к этому времени немецкая группа армий «Север», наступавшая на Ленинград с юго-запада, достигла района Пскова. В соответствии с согласованным между генеральными штабами Германии и Финляндии оперативным планом, финские войска должны были именно с этого момента перейти в решительное наступление севернее Ладожского озера. Целью было, продвигаясь вдоль его побережья на юг, выйти на соединение с немецкой группой армий «Север».

Так события реально и развернулись: 10 июля Карельская армия по приказу маршала Маннергейма перешла в наступление, следуя согласованному с германским командованием оперативному плану.

Но до того, как это произошло, Финляндия уже в течение полумесяца находилась в состоянии войны. Финская армия и располагавшаяся в Заполярье немецкая группировка, начав вторжение на территорию СССР, получили должный отпор советских войск. Развернулись приграничные бои, существенно отличавшиеся от тех, которые происходили на западном направлении советско-германского фронта. На этом следует особо остановиться в контексте рассматриваемой битвы за Ленинград.

Фактора внезапности не было

Упоминавшийся ранее финский военный историк Сеппяля отметил одно важное обстоятельство, на которое в Финляндии другие исследователи не обращают внимания. Суть его содержится в книге «Финляндия как агрессор 1941 г.». Он пишет, что вступление в боевые действия финской армии позднее имело такую отрицательную сторону, как утрату фактора внезапности. Тем самым советские войска получали возможность использовать время для укрепления своей обороны, а это было сопряжено с большими потерями с финской стороны в ходе наступления севернее Ленинграда.[121] В подкрепление своей мысли Сеппяля сослался на публикацию генерал-полковника А. С. Желтова, в которой говорилось, что противостоявшие финской армии советские войска для укрепления своей обороны и перегруппировки имели 7—15 суток.[122]

Суждения Сеппяля о том, что фактора внезапности для войск Ленинградского военного округа не было, требует осмысления. Сеппяля, безусловно, прав, когда критикует позицию своего коллеги военного историка Тауно Куоса, который утверждал в периодической печати в 1982 г., что в рассматриваемой ситуации эффект внезапности будто бы не имел никакого значения.[123] Обосновывая свои доводы, Сеппяля писал: «Советское руководство ожидало наступления сухопутных войск противника на севере и там тщательно приготовилось к его отражению. Хуже всего была готовность в Карелии. Когда же оно увидело, что не последовало наступление 22 июня, имелась реальная возможность увеличить Советским Союзом численность своих частей и активизировать работы по строительству укреплений в приграничных районах. Каждый день теперь усиливал оборонную мощь советских частей на этом направлении».[124]

В данном случае тем более вызывает недоумение, когда некоторые российские авторы продолжают писать, что для войск Ленинградского военного округа в первые дни Великой Отечественной войны сыграл «отрицательную роль» фактор «внезапности нападения противника», в силу чего они якобы «не были заблаговременно развернуты и приведены в состояние боевой готовности».[125]

Реально дело обстояло совсем не так. Командование Ленинградского военного округа не находилось в благодушном настроении перед началом войны. В неопубликованных воспоминаниях начальника штаба округа генерал-майора Д. Н. Никишева особо отмечается, что командование пристально следило за сосредоточением германской группировки на территории Финляндии, видя надвигавшуюся серьезную опасность, и готовилось к тому, чтобы не оказаться застигнутым врасплох. Уже в конце марта 1941 г., писал он: «начальник разведывательного отдела штаба ЛВО П. П. Евстигнеев доложил документ, в котором подтверждалось не только развертывание гитлеровской армии на границе с СССР, но и назывался срок перехода в наступление — именно 22 июня 1941 года». Исходя из такой тревожной обстановки, командующий войсками округа генерал-лейтенант М. М. Попов дал указание уточнить все имевшиеся планы «с таким расчетом, чтобы быть готовыми к отражению возможной агрессии».[126]

19 июня почти все члены военного совета Ленинградского военного округа и руководящий состав его штаба выехали специальным поездом в Заполярье, где, как считалось, назревала наибольшая опасность. Требовалось тщательно изучить на месте складывавшуюся обстановку. Впоследствии Попов писал об этом: «В ходе полевой поездки практически на местности изучались возможные варианты вторжения противника на нашу территорию и отрабатывались мероприятия по нашему противодействию. Пребывание на границе лишний раз убедило меня в том, насколько откровенно немцы и финны подводят свои войска к нашим рубежам, и готовят плацдармы для наступления».[127]

Оценив сложившуюся тогда обстановку, командование Ленинградского военного округа, а также Балтийского и Северного флотов приняло неотложные меры для отражения внезапного нападения противника уже до 22 июня. Оборонительные приготовления проводились на всем протяжении советско-финляндской границы от Заполярья до Финского залива. Вместе с тем приказом наркома ВМФ адмирала Н. Г. Кузнецова Балтийский и Северные флоты были приведены в боевую готовность № 1 уже 21 июня в 23 часа 40 минут.[128]

Конкретно расстановка войск прикрывавших ленинградское направление и Карелию была такова, что государственную границу СССР к северу от Ладожского озера обороняли на большом протяжении 7-я армия генерал-лейтенанта Ф. Д. Гориленко, а на Карельском перешейке — 23-я армия генерал-лейтенанта П. С. Пшенникова. Военно-морская база Ханко под командованием генерал-лейтенанта С. И. Кабанова, насчитывала в своем гарнизоне 27 тысяч человек и располагала надежной обороной, обеспечивавшейся частями различных родов войск и флота.

Изготовившиеся для наступления финские войска имели главную силу — Карельскую армию генерала пехоты А. Е. Хейнрикса, развернутую к северу от Ладожского озера, а также два армейских корпуса на Карельском перешейке (II под командованием генерал-майора Т. Лаатикайнена и IV — генерал-лейтенанта К. Л. Эта), подчиненных непосредственно главнокомандующему финской армией маршалу К. Г. Маннергейму. В районе Ханко наступление должно было вестись одной пехотной дивизией и бригадой береговой обороны во взаимодействии с судами шхерного флота. Особая роль возлагалась финским командованием на артиллерию, которая насчитывала 1 829 орудий.[129]

Если оценивать противостоявшие друг другу советские и финские войска по их качественному состоянию, уровню подготовки к ведению боевых действий, то можно заключить, что они мало, в чем уступали друг другу. Высший командный состав управлений и штаба округа (фронта), а также входивших в него армий, состоял преимущественно из участников войны 1939–1940 гг., в ходе которой был получен большой боевой опыт. Нового командующего войсками Ленинградского военного округа генерал-лейтенанта М. М. Попова, вступившего в свои обязанности в феврале 1941 г., отличал высокий уровень оперативно-тактической подготовки. В течение нескольких месяцев он глубоко изучал возможный театр военных действий. Оценивая соотношение противостоящих сил и своих войск, Попов писал: «Все мы отчетливо понимали, что для борьбы с создавшимися против нас группировками немецких и финских войск наших сил явно недостаточно, но никаких других возможностей мы не имели».[130] Однако соединения и части в большинстве своем получили значительный боевой опыт на Карельском перешейке и в Карелии. Пришедшее в 1940–1941 гг. новое пополнение в войска рядового состава получило за несколько месяцев напряженной учебы хорошую закалку в боевой подготовке. За умелые действия на осенних тактических учениях 1940 г. 70-я стрелковая дивизия была признана одной из лучших в вооруженных силах.[131] Иными словами северные и северо-западные рубежи СССР прикрывали хорошо подготовленные кадровые войска.

Финская армия, прошедшая суровую школу зимней войны, представляла собой серьезную силу. Заметно возросло ее оснащение оружием, особенно артиллерией. Численность орудий увеличилась по сравнению с весной 1940 г. в четыре раза, а количество боеприпасов — почти в два раза.[132] Для руководства войсками на направлении главного удара были поставлены генералы, непосредственно занимавшиеся согласованием оперативных планов с высшим германским военным руководством. Вместе с тем у финского командования могли быть и опасения: армия показала хорошие боевые качества в оборонительных боях в зимнее время, но как она проявит себя теперь, летом, в наступлении широкого масштаба?

Когда 29 июня со стороны финских войск стали разворачиваться активные действия в полосе государственной границы, отдельные их подразделения начали вклиниваться в некоторые приграничные районы, имея цель вскрыть систему обороны советских частей и занять более удобные исходные для последующего наступления позиции. Генерал П. Талвела, командовавший VI-м армейским корпусом, которому предстояло действовать на острие прорыва, писал впоследствии, что, как было условленно, финские войска могли «захватить определенную территорию», но не должны все же «втягиваться в крупные боевые действия».[133]

В результате для частей Северного фронта сложилась обстановка, совершенно отличная от других фронтов Великой Отечественной войны. Прежде всего, в первые дни войны войска Ленинградского военного округа, преобразовавшегося во фронт, не подверглись внезапному нападению противника и, следовательно, не понесли потерь. Вместе с тем они имели возможность организованно, в строгом соответствии с планом прикрытия государственной границы занять оборонительные рубежи, и сделали это к исходу 22 июня без всяких помех. Наконец, развернувшаяся мобилизация в Красную Армию проходила четко, без тех трудностей, которые возникали в других западных пограничных районах страны там, где войска сразу же оказались в зоне военных действий.

Вместе с тем, заметим, что только спустя десятки лет после окончания войны стала известна история с беспечностью, проявленной советским военным командованием, допустившим возможность расшифровки в Финляндии сведений из армейских радиосетей о приведении войск Северного фронта в боевую готовность (и других важных данных). Это стало возможным потому, что код, использовавшийся при передаче шифровок по радио, не менялся в течение 15 лет. Начальник финской разведки полковник А. Паасонен писал в своих мемуарах, изданных в начале 70-х годов: «Во время наступления на Карельском перешейке летом 1941 г. мы прочитывали 80 % радиограмм противника в звеньях армия—корпус—дивизия. У оперативного руководства были намного лучшие сведения о противнике, чем о своих войсках. В этом заслуга того, что многие контрудары противника были успешно отражены». К тому же, отмечает Паасонен, взаимодействуя с немецкой и японской разведками, финское военное руководство получало от них ценные сведения об использовании в советском Военно-Морском Флоте при кодировании секретных телеграмм краткого курса «История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков)».[134]

Конечно, получение финским командованием сведений о состоянии и характере оборонительных действий советских войск не могло не влиять на ход начавшихся боев в приграничной полосе. Но даже в этих условиях части Северного фронта и пограничники стойко удерживали свои рубежи в течение продолжительного времени — с 29 июня по 9 июля. Финские войска не достигли тогда поставленной перед ними предварительной цели — выйти к побережью Ладожского озера, расчленив противостоявшие войска 7-й и 23-й армий. Потери действовавшего на этом направлении II армейского корпуса генерал-майора Лаатикайнена превысили 2 тысячи человек.[135] Финские войска смогли продвинуться вперед всего на 15 км.

Весьма успешно держал оборону гарнизон военно-морской базы Ханко. В штаб ее поступили предостережения о возможном начале боевых действий со стороны Германии и Финляндии непосредственно от полпредства СССР в Хельсинки. В боевом приказе № 1, отданном командиром базы вечером 24 июня, говорилось: «Противник накапливает войска на сухопутной границе и прилагающих к базе островах, готовя внезапное нападение на базу с суши, моря и воздуха… Приказываю не допустить вторжения и прорыва противника с материка, моря и воздуха на полуостров Ханко и прилегающие к нему острова».[136]

Предпринятые финской 14-й пехотной дивизией в конце июня—начале июля неоднократные попытки захватить базу окончились безрезультатно. Ее гарнизон не только отбил многочисленные атаки, но и сам вел активные действия, захватив более десятка соседних островов.

В Заполярье на мурманском направлении решительно предпринятое наступление немецкого горнострелкового корпуса «Норвегия» под руководством Дитля также постигла неудача. Оно началось 29 июня и фактически «захлебнулось» почти после месяца упорных боев. Германским войскам удалось продвинуться вперед лишь на 30 км, достигнув рубежа реки Западная Лица. Этот корпус, по словам немецкого генерала X. Хелтера, «застрял в районе предмостного укрепления восточное Лицы».[137]

Только 1 июля перешли в наступление действовавшие южнее XXXVI немецкий и III финский армейские корпуса. За неделю боев им удалось лишь незначительно продвинуться вперед. Не принесли существенных результатов также бои, которые вела с 4 июля на ругозерском направлении финская 14-я пехотная дивизия. За полмесяца наступления она не смогла даже прорвать тыловой оборонительный рубеж советских войск.

Таким образом, в полосе ответственности Северного фронта, прикрывавшего государственную границу от Баренцева моря до Финского залива, советским войскам первоначально в течение 10-ти дней удавалось предотвращать прорыв противника в глубь территории СССР, а также вести успешные боевые действия в зоне полуострова Ханко, обеспечивая оборону дальних морских рубежей на подступах к Ленинграду. Значимость достигнутого результата очевидна. Ведь в это же самое время германские войска продвинулись на восток и северо-восток на 500–600 км.

8 силу развала обороны в Прибалтике, где вели боевые действия войска Северо-западного фронта, немецкая группа армий «Север» вышла к Пскову и Острову, стремясь нанести удар по Ленинграду. Именно в это время перестало быть уже загадкой для советского командования, почему Маннергейм не вводил в бой основную свою группировку — Карельскую армию. Оперативным планом предусматривалось выжидание приближения к Ленинграду немецких войск с юго-запада.

9 июля представитель германского командования при ставке Маннергейма генерал Эрфурт сообщил, что, согласно полученной из генштаба сухопутных войск от Ф. Гальдера телеграмме, 10 июля группа немецких армий «Север» развернет наступление из района Дно—Псков непосредственно на Ленинград. Ставилась задача, чтобы финская армия начала теперь одновременно продвижение вдоль восточного побережья Ладожского озера навстречу германским войскам, как это и было согласовано ранее, в мае, на секретном совещании в Зальцбурге.[138]

С согласия президента Рюти, Маннергейм отдал упомянутый ранее приказ войскам Карельской армии о переходе в наступление 10 июля. «Свобода Карелии и Великая Финляндия, — говорилось в нем, — мерцают перед нами в огромном водовороте всемирно-исторических событий».[139] Так, стремясь выразить в красивой фразе одну из главных задач наступления, финский маршал довольно ясно заявил, что речь идет о захвате советских территорий. Тем самым спадала пелена маскировки агрессии, а над Ленинградом отчетливо нависла угроза с Севера, В резу уже реально можно было говорить, что все те меры, которые предпринимались советским руководством накануне Великой Отечественной войны, были далеко не напрасными с точки зрения безопасности Ленинграда в случае нападения на СССР коалиции европейских государств.

Финско-немецкое «рукопожатие» не состоялось

В финской исторической литературе существует утверждение о том, что, когда после вступления Финляндии в войну, начались боевые действия на Карельском перешейке, финская армия не угрожала Ленинграду. Характерно, как, об этом писал, в частности, профессор А. Корхонен. По его словам, являлось «бесспорным фактом, что уже после вовлечения Финляндии в войну в июне 1941 г., единственным направлением, откуда Ленинграду не угрожали, было финское направление», поскольку «финны, несмотря на немецкое давление, последовательно отказались наступать на Ленинград».[140]

Все происходило, однако, далеко не так. Ведь перед финской армией задача заключась отнюдь не в том, чтобы остановиться на рубеже старой государственной границы 1939 г., а продвигаться дальше, и достигнуть, новой, т. н. «стратегической границы», которая должна была проходить со стороны Карельского перешейка по Неве. Отсюда не трудно понять смысл постановки прежде советским правительством вопроса об обеспечении безопасности Ленинграда с этого направления.

Проследим все же последовательно, как развивались события. Когда 10 июля по приказу маршала Маннергейма Карельская армия перешла в наступление на ленинградском направлении, то ее главный удар был нанесен в Приладожье по войскам 7-й армии генерала Гориленко. Прорыв осуществлял VI армейский корпус генерала П. Талвела, имевший четырехкратное превосходство в пехоте и десятикратное в артиллерии[141] над противостоявшей ему 71-й стрелковой дивизией полковника В. Н. Федорова. Одновременно начал наступление VII армейский корпус генерал-майора Э. Хеглунда в направлении на Сортавала, который прикрывала 168-я стрелковая дивизия полковника А. Л. Бондарева.

Развернувшиеся бои носили весьма напряженный, кровопролитный характер. «Противник оказывает исключительно упорное противодействие, и продвигаться приходится лишь с боями от одного опорного пункта к другому», — писал Талвела 12 июля в своем дневнике.[142] Финские войска несли ежедневно большие потери. Общее количество их составляло в июле около 6 700 убитыми и пропавшими без вести, а число раненых достигло 25 тысяч.[143]

К 14 июля войскам VI армейского корпуса ценой значительных потерь удалось вынудить часть сил 7-й армии отойти в район Сортавала. Наряду с этим стало развиваться быстрое продвижение в Южной Карелии к реке Свирь и к Петрозаводску. Но советское командование, создав на пути продвижения финских войск две оперативные группы, нанесло контрудары по наступавшим. В результате темп продвижения их резко спал. С учетом того, что группа армий «Север» опаздывала с выходом к намеченным рубежам, финские войска 25 июля остановились на Тулоксенском и Суоярвинском участках. 29 июля генерал Талвела записал в своем дневнике: «Маршал категорически запретил продвигаться вперед… Продвижение немцев приостановилось на основном театре военных действий в России и нам надо выяснить, когда же начнется наступление там».[144]

Затормозилось также наступление финских частей в северной и средней Карелии, где они встретили упорное сопротивление советских войск на подступах к Кировской железной дороге.

Маннергейм не ожидал, что так будет складываться оперативная обстановка. В этих условиях в финской ставке было принято решение перейти к активным боевым действиям на Карельском перешейке. 30 июля Маннергейм отдал приказ о наступлении II армейского корпуса в направлении Хиитола-Кексгольм, которое прикрывали на 105-ти километровом участке 142-я и 115-я дивизии 23-й армии. Бои приобрели здесь исключительно ожесточенный характер.

Вместе с тем военные действия на советско-финляндском фронте вынуждали финскую дипломатию решать весьма сложные для нее задачи. Требовалось демонстрировать взаимодействие с Германией, но это неминуемо вело к дальнейшему обострению отношений с Англией и США.

Уже на следующий день, после перехода Карельской армии в наступление навстречу немецким войскам, финский посланник в Лондоне Г. А. Грипенберг получил неофициальную информацию о том, что в английском руководстве циркулируют слухи, согласно которым с Финляндией, «возможно, будут разорваны дипломатические отношения».[145] Затем эта проблема стала открыто обсуждаться в парламенте Великобритании, что указывало на неблагоприятное для Хельсинки развитие событий. Это подтверждала и информация из Вашингтона. Как докладывал в Хельсинки финляндский посланник Прокопе, в госдепартаменте США отмечали «желание всеми силами повлиять на то, чтобы финско-английские отношения не были разорваны». Здесь же указывалось, что «если Англия станет помогать России в Мурманске, то тогда финские войска окажутся в состоянии ведения военных действий и против англичан».[146]

Действительно, такой ход развития событий на восточном фронте вовсе не мог быть исключен, поскольку в это время шли интенсивные советско-английские переговоры о возможности открытия Великобританией военных действий в районе Мурманска и Петсамо.[147] Трудно сказать, насколько тогда реально в Лондоне думали идти на полный разрыв с Финляндией и вести на крайнем севере военные действия. Но финское руководство само в данном случае заняло весьма жесткую позицию.

21 июля министр иностранных дел Виттинг поставил перед английским посланником в Хельсинки вопрос о необходимости сокращения британского представительства в финской столице.[148] Такое заявление, естественно, не было вызвано чисто дипломатической необходимостью, связанной с финско-английскими отношениями. Финляндия просто вынуждена была сворачивать свои отношения с теми государствами, с которыми Германия находилась в состоянии войны, и демонстрировать свою преданность ей. К тому же, тогда немецкий посланник в Хельсинки проявлял очень большой интерес к отношениям Финляндии с Англией и давал по этому поводу весьма подробную информацию в Берлин.[149] Внимание Германии к этому вопросу, естественно, не могло не замечать финское руководство.

Спустя три дня после заявления Виттинга по поводу необходимости сокращений в английском представительстве в Финляндии, министр иностранных дел потребовал полного прекращения работы военного, торгового и информационного секторов британского представительства в Хельсинки,[150] что означало уже очевидное свертывание его нормальной работы. Более того, 28 июня в момент, когда немецкие войска выходили к границам Ленинградской области, а финское командование готовилось перейти в наступление на Карельском перешейке, английскому посланнику сообщили о желании финской стороны довести до конца процесс ликвидации представительства Великобритании.[151]

И хотя в Лондоне стремились всячески разрядить складывавшееся напряжение в отношениях с Финляндией, намекая на желание сохранить с ней дипломатические связи, процесс разрыва отношений становился все же неизбежным.

Решающим обоснованием прекращения отношений с Великобританией явился факт нанесения 30 июля 1941 г. английскими бомбардировщиками удара по Петсамо. Эффект от такой бомбардировки территории, где находились немецкие войска был незначительным, но тем не менее это стало поводом для разрыва.

1 августа финский посланник в Лондоне официально заявил о прекращении его страной дипломатических отношений с Англией. Хотя, как справедливо писал петербургский исследователь А. В. Прохоренко, «официальное прекращение отношений с Англией, да еще по инициативе Хельсинки, несомненно, ухудшило международные позиции финнов».[152]

Вместе с тем следует подчеркнуть, что за подобные действия, но уже со стороны советской авиации, финляндское руководство поступило иначе — объявило войну СССР. Да к войне с Англией Финляндия реально и не была готова. Более того, при отъезде Грипенберга из Лондона официальные лица там выражали финскому дипломату надежду, что все же «возможно в ближайшем будущем удастся достигнуть мира между Финляндией и Советским Союзом».[153] Иными словами в английской столице еще существовала некоторая надежда на ограниченность целей Финляндии в ее войне против СССР.

Возможно, такого рода соображения высказывались и советскому руководству. Показательно, что тогда в Москве решили предложить правительству Финляндии прервать дальнейшее ведение войны и заключить мир, используя посредничество США. Такой шаг предпринимался в момент, когда складывалась чрезвычайная опасность в ходе боевых действий для Ленинграда. 4 августа было направлено И. В. Сталиным письмо Ф. Рузвельту. «СССР придает большое значение вопросу о нейтрализации Финляндии и отходу ее от Германии…, — говорилось в нем, — Советское Правительство могло бы пойти на некоторые территориальные уступки Финляндии с тем, чтобы замирить последнюю, и заключить с нею новый мирный договор».[154]

Уже 11 августа в Хельсинки из неофициальных источников стало известно об этой инициативе. Тогда, как сообщалось из Америки, финские дипломаты там получили сведения «относительно возможного поиска Вашингтоном, как политическим способом добиться выхода Финляндии из войны». При этом в секретной телеграмме, которая ушла из финского представительства в США, подчеркивалось, что «наши друзья в правительстве надеются на возможность того, что Финляндия отмежуется от сателлитов, когда окончательное достижение мира в международном масштабе все же наступит».[155] Информация об этом сразу же была направлена президенту, премьер-министру, министру иностранных дел, а также Маннергейму, Таннеру, Вальдену и в ставку.[156]

Однако финляндское правительство, как вскоре стало ясно, не намерено было идти на прекращение войны. Между тем в результате советской инициативы была реальная возможность при посредничестве США покончить с продолжением военных действий и заключить с СССР мир, сохранив тем самым жизнь десяткам тысяч финских солдат, а также решив на новой основе территориальную проблему. В Хельсинки совершенно определенно было выражено негативное отношение к этому предложению.

Тем не менее, лишь 19 августа, т. е., спустя более чем неделю после получения первой информации, правительству Финляндии официально стало известно о советском мирном предложении. Прокопе сообщал, что, после возвращения из Москвы личного представителя президента Рузвельта Г. Гопкинса (он дважды встречался со Сталиным в конце июля), заместитель государственного секретаря Г. Уэллес вызвал к себе финского посланника. Он предложил ему передать своему правительству, что советское руководство готово вступить в мирные переговоры с Финляндией. «Я знаю, — сказал американский дипломат, — что Советское правительство выразило готовность вести переговоры с Финляндией о новом мирном договоре, в котором будут сделаны территориальные уступки». Затем Уэллес попросил его, как можно скорее сообщить о реакции на такое предложение руководства Финляндии.[157]

Естественно, что об этой беседе знали и в Москве. Согласно донесению советскому руководству посла в США К. А. Уманского, Прокопе было сказано, что если «финское правительство вернется на путь мира, то по сведениям американского правительства. Советское правительство готово заключить новый мирный договор с территориальными коррективами».[158] Таким образом, перед финским правительством возник реальный шанс выйти из войны, добившись без боевых действий, всего того, что финская пропаганда еще перед войной определяла в качестве основной военной цели Финляндии.

Но финское руководство отнюдь не обрадовалось такой перспективе. В Хельсинки не стали спешить с ответом в Госдепартамент США. Как отметил в своих неопубликованных воспоминаниях Рюти, «я дал тогда указание внимательно изучить этот вопрос».[159]

Каким же образом предполагалось «изучать» американскую инициативу? Сразу же об этом посредничестве был поставлен в известность германский посланник Блюхер. Ему сообщил поступившую новость министр иностранных дел Виттинг, который поспешил заверить немецкого дипломата в том, что «всякого рода слухи о мире не имеют никакого значения».[160] Более того, Блюхер отметил в своих мемуарах, что «об этом важном деле» он «получал сведения еще раньше и не один раз».[161] Иными словами, германский дипломат «контролировал процесс) первого мирного зондажа, касавшегося проблемы «возможного» выхода Финляндии из войны на ранней ее стадии, летом 1941 г.

Это лишний раз демонстрировало сохранившееся тесное взаимодействие Финляндии с рейхом и, что никаких реальных шагов в Хельсинки не собирались предпринимать для выхода из войны. Поэтому, когда в МИДе Финляндии, наконец, решили дать официальный ответ американскому правительству, то сразу же с ним предварительно был ознакомлен Блюхер, которому передали текст телеграммы, отправлявшийся из Хельсинки в Вашингтон.[162] 31 августа Прокопе предлагалось сообщить Уэллесу, что американское предложение Финляндия «не может истолковывать как предложение о мире».[163]

Весьма показательно, что ответ последовал как раз в то время, когда финские войска выходили уже на Карельском перешейке к старой государственной границе по реке Сестре, откуда им предстояло продвигаться дальше непосредственно к Ленинграду. И в первые дни сентября это началось. Объяснение, которое дал президент Рюти американскому посланнику в Хельсинки Г. Ф. Шоенфельду, не вызывало сомнений в том, что именно так будет действовать политическое и военное руководство Финляндии на фронте.[164]

Следует, однако, здесь возвратиться к августовским событиям во внутриполитической обстановке в Финляндии и к боевым действиям на фронте, чтобы правильно оценить все то, что произошло уже затем, осенью 1941 г.

Для политической атмосферы в Финляндии, складывающейся под воздействием успешно развивающегося наступления германской армии и начавшегося продвижения финских войск, была характерна восторженная эйфория у значительной части населения страны. По словам руководителя финляндской цензуры Кустаа Вилкуна, уже «в середине июля почти все верили в быстрое сокрушение России».[165] Чтобы сохранить и дальше такое Da-строение, средства массовой информации вели широкую националистическую, воинственную пропаганду. По отношению к противникам войны применялись жесткие меры воздействия. Это дало основание известному в стране левому социал-демократу И. Хело считать, что общая обстановка в Финляндии «представляла собой диктатура и духовный террор».[166] Характерно в этом отношении, что в августе 1941 г. государственная полиция, нарушив положение о парламентской неприкосновенности, арестовала т. н. «шестерку» Вийка. Эта группа шести депутатов — левых социал-демократов была предана суду по обвинению в подготовке «государственного преступления», хотя реально она позволила себе лишь сделать антивоенное заявление, являвшееся даже по меркам того времени довольно осторожным.

Между тем события развивались так, что 5 августа финские войска, пополнившиеся за счет резервов, осуществили прорыв в восточной части Карельского перешейка. Очень ожесточенные бои развернулись тогда за узловую железнодорожную станцию Хийтола. Командование финской армии поставило задачу перед наступавшими частями II армейского корпуса выйти к Ладожскому озеру, чтобы окружить полукольцом и прижать к; берегу Сортавальскую группировку советских войск, рассчитывая одновременно осуществить быстрое продвижение к Кексгольму (Приозерску).

В этой обстановке командующий Северным фронтом генерал-лейтенант М. М. Попов отдал приказ новому командарму 23-й армии генерал-лейтенанту М. Н. Герасимову отвести Сортавальскую группировку на юг, чтобы использовать затем ее войска для прикрытия кексгольмского направления, а 142-й стрелковой дивизии организовать упорную оборону Хийтола.[167] Ход последующих событий показывает, что такое решение было правильным. Если бы советскому командованию удалось организованно отвести войска Приладожского участка 23-й армии на рубеж Вуоксинской водной системы и занять прочную оборону, используя созданные там полевые укрепления и инженерные заграждения, то финским войскам было бы сложно осуществить намеченный замысел.

Однако 6 августа главком Северо-Западного направления К. Е. Ворошилов отменил приказ командующего фронтом, потребовав: «Сортавала удерживать за собой во что бы то ни стало».[168] Для ликвидации прорыва финских войск было приказано осуществить контрудар за счет перегруппировки сил 23-й армии и передававшейся из резерва фронта 265-й стрелковой дивизии, которую начали спешно перебрасывать из района Гатчины.[169]

Но контрудар еще готовился, а части II корпуса финской армии уже овладели 8 августа Лахденпохья и в течение следующего дня вышли к Ладожскому озеру. Сортавальская группировка советских войск оказалась изолированной от остальных сил 23-й армии.

Спешно предпринятая 10–14 августа попытка контратаковать финские войска в районе Хийтола не достигла результата. Прибывавшие части 265-й стрелковой дивизии вводились в бой после марш-броска разрозненно и с большим опозданием. К тому же финское командование было хорошо информировано относительно готовившегося контрудара, его направления и состояния прибывавших на фронт частей из резерва, получая от своей разведки перехватывавшиеся переговоры по радио, которые велись между соединениями и штабами 23-й армии.[170] Оценивая в целом сложившееся положение как «угрожающее» для наступавших, финская ставка смогла за счет введения в бой дополнительных сил не только отразить контрудар, но и продолжить безостановочное продвижение войск вперед. Им удалось с боями овладеть важным узлом дорог Хийтола, откуда пути вели к Кексгольму и Выборгу. С выходом 15-й финской пехотной дивизии к Ладожскому озеру оказались отрезанными от остальных сил 23-й армии и прижатыми к побережью 142-я и 198-я стрелковые дивизии.

В то же самое время, чтобы овладеть городом Сортавала и ускорить ликвидацию отрезанной в этом районе группировки советских войск, Маннергейм ввел в бой I армейский корпус полковника Э. Мякинена. Бои приобрели здесь весьма напряженный характер. Финское командование отмечало исключительную стойкость оборонявшейся там 168-й стрелковой дивизии полковника А. Л. Бондарева и его высокие боевые качества. Один из ближайших помощников К. Г. Маннергейма в ставке, генерал В. Е. Туомпо, записал 19 августа о Бондареве в служебном дневнике: «Хороший и стойкий командир».[171]

В сложных условиях, под сильным артиллерийско-минометным огнем финских войск, 168-я стрелковая дивизия и другие части Сортавальской группировки к исходу 20 августа эвакуировались на судах Ладожской военной флотилии из бухты Рауталахти на остров Валаам. Командование противника было осведомлено своей разведкой о ходе этой операции (вообще, по словам начальника разведки полковника Паасонена, Бондарев «аккуратно и систематически докладывал об обстановке» руководству 23-й армии по радио),[172] однако воспрепятствовать осуществлению эвакуации дивизии не смогло.

Почти в то же время в чрезвычайно трудной обстановке проходила эвакуация водным путем полуокруженных частей 142-й и 198-й стрелковых дивизий. Их перебрасывали на транспортах Ладожской военной флотилии из бухты острова Килпола к юго-западному побережью — за линию фронта.

По свидетельству участника событий, связанных с эвакуацией обеих группировок войск, 3. Г. Русакова, «бухтами смерти» называли моряки Ладожской флотилии районы, где осуществлялась посадка на транспорты личного состава трех дивизий. Кораблям приходилось прорываться через «насквозь простреливаемые «кинжальным» огнем артиллерии и минометов противника» зоны и провести эвакуацию.[173] Тем не менее, в итоге было эвакуировано свыше 26-ти тысяч человек и вывезено 155 орудий и много другой боевой техники.[174]

После неудачной попытки командования 23-й армии нанести контрудар по наступавшим частям II армейского корпуса финской армии, для последнего открылась благоприятная возможность развить дальнейшее продвижение в южном направлении через почти не защищенный 30-ти километровый участок фронта. Это давало возможность выйти к Кексгольму, а также к Вуоксинской водной системе в центре Карельского перешейка.

На деле, осуществить стремительный прорыв к Кексгольму оказалось сложной задачей. На пути продвижения к городу частей 15-й пехотной дивизии финских войск встал сильный заслон, образованный сводным отрядом пограничников под командованием полковника С. И. Донскова. Несмотря на свою малочисленность, этот отряд сумел остановить финские войска и более 10-ти суток в упорных боях защищал город с севера. Только, когда создалась угроза обхода его с тыла, отряд Донскова вынужден был отойти, сохранив свои силы и высокую боеспособность. Лишь вечером 21 августа, узнав, что советские войска покинули Кексгольм, в город вошли финские подразделения.[175]

Продвижение к Вуоксе в центре Карельского перешейка осуществлялось частями II армейского корпуса генерала Лаатикайнена. В соответствии с приказом Маннергейма, отданным 13 августа, корпусу требовалось выйти к этой водной преграде и, форсировав ее, захватить плацдарм для последующего наступления. Одновременно ставкой было дано указание генералу К. Эшу, чтобы его IV армейский корпус готовился к переходу в наступление частью сил в юго-восточном направлении с расчетом также выйти к Вуоксе.[176] Развернулась вместе с тем подготовка к проведению операции по взятию Вы-борга. Маннергейм заверил прибывшего тогда в Миккели немецкого посланника Блюхера, что «надеется быстро захватить Выбор?).[177]

Советское командование не располагало в это время резервами, чтобы приостановить наступление финских войск, поскольку на ближних подступах к Ленинграду велись тяжелые бои с немецкой группой армий «Север» и максимум сил использовалось для защиты города именно с южного направления. На запрос, переданный командующим войсками Северного фронта М. М. Поповым начальнику Генерального штаба Б. М. Шапошникову относительно возможности усилить 23-ю армию четырьмя стрелковыми и одной авиационной дивизией за счет резерва Ставки ВГК, последовал отказ.[178]

Тем временем части финской армии, не встречая серьезного сопротивления, приближались к Вуоксе. В середине августа они приступили к форсированию реки. В течение 17–21 августа 18-я пехотная дивизия захватила плацдарм на южном ее берегу.[179] Командование дивизии получило приказ наступать далее в сторону Выборга с целью выхода в тыл группировке советских войск, сдерживавших наступление противника в западной части Карельского перешейка.

В случае осуществления этого замысла могла возникнуть опасность окружения трех дивизий 23-й армии, оборонявших Выборг. Понимая это, ее командование приняло решение начать постепенный отвод частей, прикрывавших город со стороны государственной границы, на новый рубеж обороны к югу от него. Это планировалось осуществить к утру 24 августа, уничтожив укрепленный район севернее Выборга.

Однако отход советских войск стал известен финскому командованию, получившему информацию об этом от своей разведки.[180] К тому же явным доказательством оставления ими прежних позиций явились производившиеся взрывы укреплений, находившихся у границы. Учитывая такую обстановку, командир IV армейского корпуса генерал Эш обратился в ставку за разрешением начать операцию по овладению Выборгом ранее намеченного срока. 22 августа Маннергейм отдал об этом приказ.[181]

Для обеспечения планомерного отвода войск Выборгской группировки на удобный для обороны рубеж важно было не допустить выхода в ее тылы финских войск, форсировавших Вуоксу. Однако командование 23-й армии не имело резервных сил для преграждения пути к прорыву на юго-запад 18-й пехотной дивизии и других частей II армейского корпуса финляндской армии. Предпринимавшиеся 24–26 августа контратаки уже серьезно ослабленными в предшествовавших боях частями 50-го стрелкового корпуса, а также пограничниками носили упорный характер и вели к значительным потерям. Им не удалось остановить финские войска, пополнявшиеся резервами. В изданной в Финляндии многотомной истории «Финская война» отмечается, что весьма ожесточенными были бои 25–26 августа в ходе наступления 18-й пехотной дивизии на участке Муоланярви— Яюряпяя: «Русские предприняли сильную контратаку, рассеяли финнов, отбросив к Вуоксе. Но затем эту контратаку удалось все же отразить. В ночном бою дело дошло до рукопашных схваток с применением финских ножей и ручных гранат».[182]

Первоначально удачно развивалась контратака, предпринятая 24 августа восточное Выборга 115-й и 123-й стрелковыми дивизиями, действовавшими при поддержке танков. В боевых порядках финских войск образовался прорыв, который начал расширяться. Однако, после перегруппировки сил, противостоявшая советским войскам на этом направлении финская 12-я пехотная дивизия сама перешла в наступление и вскоре достигла железнодорожной магистрали Выборг-Ленинград, перерезав ее в районе Лейпясуо.[183] Тем самым финские войска вышли к переднему краю тылового оборонительного рубежа 23-й армии.

Затем в ночь на 25 августа силами 8-й пехотной дивизии IV армейского корпуса финских войск были высажены два морских десанта на юго-западном побережье Выборгского залива. Им удалось перерезать железную и шоссейную дороги между Выборгом и Койвисто. Оказались полностью окруженными оборонявшиеся к югу от Выборга части 23-й армии и перерезанными приморские магистрали, связывавшие его с Ленинградом. Все попытки сводного отряда отдельных подразделений из частей береговой обороны и пограничников ликвидировать прорыв финского десанта окончились безрезультатно.[184]

На довольно большой территории лесистой местности южнее Выборга находились в окружении части и подразделения 43-й, 115-й и 123-й дивизий. Они стали предпринимать попытки прорыва к Койвисто и выхода другими путями по лесам и дорогам в направлении реки Сестры. Большая часть окруженных войск все же направилась к побережью Выборгского залива, рассчитывая на эвакуацию морским путем кораблями Балтийского флота. Командир 115-й стрелковой дивизии генерал-майор В. Ф. Коньков писал о пережитом в то время в своих воспоминаниях: «Это был тяжелый марш. Накануне прошли проливные дожди. Незаметные до этого ручейки превратились в бурные потоки. Лесные тропы вспухли от обильной влаги и стали непроходимыми. Но люди упорно шли вперед по несколько километров в день, неся на руках оружие».[185]

Находившиеся в окружении не намерены были сдаваться в плен, и сражались даже в безвыходном положении, удерживая в своих руках отдельные населенные пункты. Финские войска в результате также несли значительные потери. По поводу этих событий финские военные исследователи отмечали: «Бои шли днем и ночью. Населенные пункты переходили из рук в руки».[186]

В узком кольце окружения оказалось, в конечном счете, из трех дивизий около 3 тысяч человек, плененных в районе местечка Порлампи (Свекловичное). Среди попавших в плен был также командир 43-й стрелковой дивизии генерал-майор В. Н. Кирпичников,[187] которому с частью окруженных войск так и не удалось совершить прорыв в южном направлении. Многие из числа бойцов и командиров блокированных частей все же сумели выйти к Койвисто.

В данном случае для советского командования удержание в своих руках района Койвисто имело исключительное значение, поскольку оттуда можно было осуществить эвакуацию выходивших из окружения сил Выборгской группировки войск. Особенно стойко защищал подступы к Койвисто сводный полк моряков Выборгского сектора обороны КБФ. Проявляя большую выдержку и самоотверженность в боях с наступавшим противником, моряки смогли до 2 сентября удерживать город в своих руках. В отчете об этих боях комендант Выборгского укрепленного сектора КБФ В. Т. Румянцев писал: «Только благодаря устойчивости частей Выборгского сектора и сводного полка ВС были спасены от уничтожения и плена части 43,115 и 123 сд (стрелковых дивизий — Н.Б.). Около 20 тысяч бойцов и командиров были эвакуированы в Кронштадт и далее на Ленфронт».[188]

Выборг был оставлен советскими частями 29 августа. В тот же день финские войска вошли в пустой город. Явно с большим опозданием командование Ленинградского фронта отдало распоряжение об отводе частей и соединений 23-й армии за реку Сестру на рубеж старой государственной границы, где им предстояло перегруппировать силы и занять прочную оборону, опираясь на долговременные сооружения Карельского укрепленного района.[189]

Отход войск, находившихся за пределами окруженной Выборгской группировки, осуществлялся с боями. Наиболее ожесточенными они были на оборонительных рубежах в местах, где проходила прежняя «линия Маннергейма» и в районе бывшего форта Ино (Приветненское) на побережье Финского залива. Лишь к утру 3 сентября 12-й пехотной дивизии финской армии удалось овладеть руинами этого форта, хотя другие ее части ушли значительно дальше и уже 31 августа заняли Терийоки (Зеленогорск).

Характерно, что по мере приближения финских войск к старой государственной границе, сопротивление частей 23-й армии возрастало.[190] Особенно это стало чувствовать финское военное командование с 30 августа, когда разгорелись ожесточенные бои в районе Райвола (Рощино). Уже 31 августа передовые части 18-й пехотной дивизии вышли к старой советско-финляндской границе на реке Сестре в районе деревни Майнила. Здесь в два часа дня артиллерийские орудия этой дивизии произвели символические выстрелы по Майнила в память о начале советско-финляндской войны.[191] Имелось в виду, что разрывы снарядов именно здесь в конце ноября 1939 г. стали поводом для начала «зимней войны» и это событие решили отметить с финской стороны как памятное с точки зрения истории.

Однако бои на ближних подступах к Ленинграду становились все более ожесточенными. Неся значительные потери в войсках, финское командование вынуждено было перегруппировать свои силы, заменив обескровленные части и подразделения. На смену 18-й пехотной дивизии пришла, в частности, свежая 2-я пехотная дивизия.[192] К 1 сентября финская армия сумела выйти на Карельском перешейке почти на всем его протяжении к линии старой государственной границы.

За неделю до этого, 23 августа, Маннергейм получил письмо от начальника штаба германского верховного командования фельдмаршала В. Кейтеля, в котором сообщалось, что немецкие войска вместо штурма Ленинграда будут действовать так, чтобы окружить его с юга. Вместе с тем командованию финской армии предлагалось предпринять «наступление против Петербурга с севера в то время, когда немцы начнут наступление с юга, и чтобы, осуществляя продвижение к востоку от Ладожского озера, выйти на противоположную сторону Свири, имея цель соединиться с немцами, сражающимися на тихвинском направлении».[193]

31 августа для рассмотрения складывавшейся обстановки в ставку, в Миккели, прибыли Р. Рюти и генерал К. Р. Вальден. По словам К. Г. Маннергейма, после обсуждения письма В. Кейтеля было решено сообщить ему об отрицательном отношении к форсированию финскими войсками реки Свирь. В свою очередь командованию Карельской армии было решено дать указание «с наступлением не спешить». Для генерала Хейнрикса это распоряжение не являлось, судя по всему, неожиданным. Еще 19 августа в беседе с маршалом он заметил его «удрученность» в силу замедлившегося наступления на Ленинград с юга немецких войск группы армий «Север».[194] Маннергейм уже не склонен был проявлять торопливости. В данном случае имелись в виду, как военные соображения, так и политические.

Между тем, к концу августа сложилась обстановка, когда немецким войскам все же удалось вплотную приблизиться к Ленинграду, выйти к юго-востоку от него к берегам Невы и перерезать все железнодорожные магистрали, связывавшие город со страной. Форсировав Неву, командование группы армий «Север» рассчитывало замкнуть кольцо окружения вокруг Ленинграда и ждало от Финляндии решительных действий. Как пишет Маннер-гейм в своих воспоминаниях, снова последовало настойчивое «предложение», чтобы «мы участвовали в наступлении на Петербург». К тому же выдвигалась идея подчинения всех войск, нацеленных на блокирование Ленинграда, единому высшему командованию.[195]

Как же поступил после этого Маннергейм? Уже накануне выхода финских войск к реке Сестре, он отдал приказ о форсировании ее сразу и продолжении наступления. «Старая государственная граница на перешейке достигнута… — говорилось в его приказе, — нам надо вести борьбу до конца, установив границы, обеспечивающие мир».[196] В соответствии с этим части и соединения финской армии уже 1 сентября стали пытаться прорвать оборону советских войск. Более того, финским частям, все же удалось в ряде мест пересечь старую государственную границу и частично продвинуться к Ленинграду. Один из финских авторов — О. Антила писал, что в это время начали уже передавать Ленинграду «приветы», пытаясь обстреливать город из артиллерийских орудий.[197] Но, по его словам, такие обстрелы имели символический характер, поскольку «снаряды все же не достигали Ленинграда».[198] Командующий немецкой группы армий «Север» В. Лееб высказывался тогда за то, чтобы финские самолеты бомбили Ленинград. Но в силу того, что 5 сентября была установлена, по согласованию с германским командованием, разграничительная линия, предусматривавшая действия ВВС Финляндии на Карельском перешейке не далее 10-ти км от линии фронта, то финская авиация стала летать в этой ограниченной зоне.[199]

Чтобы побудить Маннергейма к максимальной активизации финской армии при ведении наступления на ленинградском направлении, 4 сентября в Миккели прилетел ближайший помощник Кейтеля генерал-полковник А. Йодль. Там, в ставке, он вручил Маннергейму высокие «награды фюрера» — все три степени «Железного креста». Йодль в переговорах с маршалом подтвердил намерение немецкого командования обойти Ленинград с востока, наступая в тыл Карельского укрепленного района. Цель — уничтожить Ленинград — не отвергалась. От Финляндии требовалось продолжить наступление на Карельском перешейке и к Свири. По поводу всего этого генерал Туомпо записал в своем дневнике: «Главнокомандующий выразил благодарность за доклад и сказал, что мы уже пересекли старую границу на Перешейке. Продолжаем продвижение к укрепленному району… Иодль был по этому поводу исключительно доволен… Сегодня объявлен приказ главнокомандующего № 13… о сражении до победного конца».[200]

О серьезности обстановки, складывавшейся в это время к северу от Ленинграда, и нарастающей опасности с северного направления, свидетельствовала усилившаяся озабоченность руководителей обороны города. Это отчасти прослеживается по отрывочным фразам в записных книжках А. А. Жданова, сохранившихся в его личном архиве. Проявляя большую тревогу в связи с попытками финских войск перейти рубеж реки Сестры, он акцентирует на этом особое внимание. Без подробных пояснений на одной из страниц содержится довольно выразительное восклицание: «Район Сестрорецка!».[201] Понять это можно, знакомясь с воспоминаниями генерала А. И. Черепанова, назначенного командующим 23-й армией взамен недолго находившегося на этом посту генерала М. Н. Герасимова. «Вступив в командование 23-й армией, — отмечал Черепанов, — я почувствовал, как велика опасность прорыва вражеских сил к Ленинграду с севера». О критическом положении, складывавшемся на исходе 2 сентября, он писал: «возникает опасение за сегодняшнюю ночь… Противник вновь все свои усилия направил на овладение Белоостровом и выход на шоссе в целях, очевидно, обхода и окружения УР (укрепленного района — Н.Б.) с юга-запада».[202] Действительно, 3 сентября финским частям удалось захватить Старый Белоостров и ряд других населенных пунктов за рекой Сестрой,[203] в результате чего возникла угроза обхода укрепленного района. В этот критический момент военный совет фронта и командование Северо-Западного направления стали принимать экстренные меры, чтобы не допустить захвата финскими войсками Сестрорецка. А. А. Жданов по телефону срочно связался с командармом 23-й армии. «Товарищ Черепанов, услышал я его усталый, но твердый голос, — вспоминал генерал, — ленинградцы болезненно переживают потерю Белоострова. Постарайтесь вернуть его».[204]

Вскоре в бой были введены немногочисленные дополнительные резервы, которые стали решительно контратаковать финские части. Развернулись исключительно напряженные боевые действия, в ходе которых обе стороны несли большие потери. К этому времени общее число потерь финской армии превысило 20 тыс. человек.[205]

В результате контратак на отдельных участках советские войска достигли некоторых успехов. Так 5 сентября был занят Старый Белоостров, 7 сентября им удалось продвинуться в район Каллелово, а так же остановить продвижение финских частей у озера Светлое.[206] Финские войска вынуждены были оставить попытки продвигаться вперед на Сестрорецком участке. Ставка в Миккели зафиксировала это приказом о переходе к обороне.

Анализируя все то, что произошло в течение сентября, Черепанов оценивал это впоследствии так: силы противника «во время ожесточенных месячных боев были основательно подорваны, да и укрепленный район, к которому он вышел и о существовании которого, конечно же, знал, тоже внушал ему известные — и немалые — опасения».[207]

В ходе безрезультатных попыток прорвать оборону 23-й армии на Карельском перешейке финское командование столкнулось также и с серьезными кризисными явлениями в своих войсках. Среди солдат выдвинувшихся за старую государственную границу открыто проявлялось нежелание идти дальше вперед. Отказавшиеся от наступления считали, отмечал финский историк Ю. Куломаа, что военное руководство обязано было вести лишь оборонительные бои, не захватывая чужой территории. На Карельском перешейке отказались идти вперед 200 человек 48-го пехотного полка 18-й дивизии, когда одному из подразделений было дано распоряжение 12 сентября пересечь старую границу.[208] Значительное число солдат 27-го и 57-го пехотных полков также отказались идти дальше ее. Под влиянием понесенных потерь в августовско-сентябрьских боях моральный дух солдат сильно упал.

Но германское командование продолжало настаивать на том, чтобы финские войска не приостанавливали наступление. Особенно это почувствовал Маннергейм при встрече с прилетевшим в ставку Йодлем. «Он настойчиво просил моей поддержки», — вспоминал маршал впоследствии.[209] Маннергейм уведомил германское командование о стремлении осуществить выход к реке Свирь навстречу немецкой группе армий «Север» и сообщил, что приказ о наступлении отдан Карельской армии. Действительно, его получили финские войска еще 1 сентября.[210]

Таким образом, операция против Ленинграда продолжалась, но не прямолинейным курсом со стороны Карельского перешейка, а в обход Ладожского озера, как вообще ранее и предусматривалось согласованным с германским командованием планом, — встречей с группой армий «Север». «Соединение с финскими частями, — записал Гальдер 27 августа в своем служебном дневнике, — должно быть достигнуто при любых обстоятельствах независимо от общей обстановки под Ленинградом».[211] В итоге визит к Маннергейму удовлетворил Йодля. Выражая признательность Финляндии, немецкий генерал обещал поставить ей 25 тысяч тонн зерна, о чем и было сообщено маршалу.[212]

Уже 4 сентября войска VI армейского корпуса финской армии под руководством генерала Талвела, усиленные еще двумя дивизиями, начали наступление на свирском направлении. 5 сентября они прорвались сквозь оборону Южной оперативной группы, которой руководил генерал-лейтенант В. Д. Цветаев, и захватили Олонец, а через два дня вышли к реке Свирь.

Теперь, когда немецкие войска 8 сентября блокировали Ленинград, подойдя к южному берегу Ладожского озера и заняв Шлиссельбург, финская армия, продвигаясь вдоль его восточного побережья, могла обеспечить решение задачи полного окружения города, соединившись с немецкими войсками группы армий «Север» в Приладожье.

8 сентября генерал Талвела продиктовал своему секретарю «исторические», как ему, очевидно, казалось строки: «Я прибыл на Свирь и почувствовал могучее ее течение. По ней спокойно пройдет теперь новая граница Финляндии, о которой я грезил во сне».[213] Но Талвела явно не рассчитывал останавливаться на «новой границе». Форсировав Свирь, 17-я пехотная дивизия полковника А. Свенссона захватила небольшой плацдарм на южном ее берегу, имея цель продвигаться дальше навстречу немецким войскам. Расстояние между авангардом наступавшей группы немецких армий «Север» и финскими войсками существенно сократилось. Так со стороны Карельского перешейка оно составляло по прямой линии 40–70 км, а со свирьского участка —180 км. Ленинград оказался блокированным немецкими войсками с юга и финскими — с севера.

Германскому и финскому командованию казалось, что наступил момент, когда еще один согласованный удар с двух сторон — и судьба Ленинграда будет окончательно решена. Так именно и писала 11 сентября 1941 г. газета «Ууси Суоми»: «Когда немецкие войска захватили восточное Петрограда Мгу, а финские войска достигли Свири, судьба Петрограда была решена».

Более того, в это время уже была специально заготовлена речь по финскому радио, которую предусматривалось произнести сразу после захвата Ленинграда. В этой речи, переведенной и на шведский язык, говорилось: «Пала впервые в своей истории некогда столь великолепная российская столица, находящаяся вблизи от наших границ. Это известие, как и ожидалось, подняло дух каждого финна». Далее в так и не произнесенной речи отмечалось: «Для нас, финнов, Петербург действительно принес зло. Он являлся памятником создания русского государства, его завоевательных стремлений». В этих фразах, конечно же, содержалось истинное отношение финляндского руководства в то время к Ленинграду. Было лишь удивительно, что выступить с ней намеривались поручить такому известному в стране своими умеренными взглядами по отношению к России человеку, как Ю. К. Паасикиви.[214]

В Финляндии явно поторопились. Силы группы немецких армий «Север», измотанные в боях на подступах к Ленинграду, оказались неспособными штурмовать город уже после первых попыток совершить прорыв к его окраинам. Они были остановлены защитниками города на рубеже Пулково—Лигово. Не могли немецкие войска продвигаться также и к Свири, чтобы соединиться с финской армией. Финско-немецкое «рукопожатие» не состоялось.

В результате оставалось лишь одно — начать блокаду второго по величине и значимости российского города, к которой соответственно приступили немецкие и финские войска.

Маннергейм — «спаситель» Ленинграда?

Провал возможности быстрого захвата Ленинграда немецкими и финскими войсками ранней осенью 1941 г. иногда в литературе приписывают некой особой позиции, которую занял тогда маршал Маннергейм. Через десятки лет после окончания войны настойчиво создается в Финляндии вызывающая удивление иллюзия о действиях Маннергейма в самый критический момент наступления на Ленинград. Он якобы повел себя так, что было отвергнуто требование германского командования об участии финских войск в захвате города.

Более того, в отдельных публикациях можно встретить утверждение, что Маннергейм будто бы «защитил» или лаже «спас» в 1941 г. Ленинград от возможного овладения им немецкими войсками. Существует и уверение в том, что «маршал Финляндии вовсе не участвовал в блокаде Ленинграда». Так, об этом, в частности, еще в 1963 г. писал финский автор Э. Вала в журнале «Ууси Мааилма». По его словам, «такое чудо, что Ленинград выстоял, произошло именно поэтому».[215] Склонялся во многом к подобной точке зрения и Сеппяля, когда писал: «На самом деле Маннергейм, видимо, заслужил ордена за спасение Ленинграда».[216] Обосновывалась такая оценка финского главнокомандующего тем, что он «приостановил» осенью 1941 г. наступление с севера на Ленинград, хотя «финские войска могли, по всей вероятности, дойти до предместий Ленинграда». По мнению Сеппяля, «финны в отличие от немцев скорее заслоняли Ленинград).[217]

Поскольку такого рода утверждения получили распространение и их мoжнo встретить в российской периодической печати,[218] то есть необходимость, очевидно, коснуться их особо, заострив внимание на появившемся мифе о Маннергейме, как якобы «спасителе Ленинграда».

Итак, прежде всего, возникает вопрос, насколько создаваемые представления о Маннергейме в связи с участием финских войск в блокаде Ленинграда соответствуют действительности и какова была при этом роль маршала?

К такому вопросу приходится теперь возвратиться именно в итоге рассмотренных событий первого периода войны, хотя анализ их в предшествовавшем изложении уже содержит отчасти ответ на него. Требуется в концентрированном виде выделить именно те положения, которые позволяют четко увидеть позицию маршала относительно судьбы Ленинграда в динамике развития происходившего.

В данном случае нельзя оставить без внимания и то, что идея показать свою «спасительную» роль в судьбе Ленинграда принадлежит самому Маннергейму. Как писал он в начале 1950-х годов в своих мемуарах, «с самого начала счел необходимым ясно заявить президенту и правительству, что ни в коем случае не буду руководствоваться осуществлением задачи вести наступление против города на Неве».[219]

Факты, однако, не подтверждают сказанное. Приходится здесь согласиться с упоминавшимся уже американским историком профессором Лундиным, который в историографическом анализе в своей книге «Финляндия во Второй мировой войне», касаясь воспоминаний Маннергейма, отметил присущую мемуаристам тенденцию, когда они стараются писать о том, что вызывает уважение к ним, и «забывают такое, что их принижает».[220]

Почему маршал «забыл» о том, что при выработке в Зальцбурге и Цоссене 25–28 мая 1941 г. оперативного плана совместных германо-финских действий по захвату Ленинграда начальник генерального штаба Хейнрикс выполнял конкретные указания, данные ему командующим вооруженных сил Финляндии?

Как пишет финский исследователь, историк А. Руси, «в определении командующим общих оперативных планов в начальной стадии войны вопрос о взятии Ленинграда составлял сущность финско-немецкого сотрудничества».[221] Эту мысль подтверждает также крупный финский историк, автор многих работ, относящихся к участию Финляндии во Второй мировой войне, В. Халсти. «Падение Ленинграда, — указывает он, — рассматривалось в качестве задачи первостепенной важности, как в ходе войны, так и ее конечного результата».[222]

Вообще в высших финских военных кругах, по свидетельству генерала А. Айро, являвшегося одной из центральных фигур в ставке Маннергейма, восторгались тем, что были выработаны планы наступления на Ленинград.[223] Показательна в этом смысле и беседа, состоявшаяся у Маннергейма с генералом Талвела 5 июня 1941 г., получившим вскоре назначение командовать VI корпусом, перед которым была поставлена задача наступать на ленинградском направлении. Талвела пишет в своих мемуарах: «Маршал объявил мне, когда я прибыл к нему, что Германия на днях совершит нападение на Советский Союз… что немцы не просят нас ни о чем другом, кроме как нанести сильнейший удар в направлении Ленинграда. Он объявил о создании специальной группы для осуществления этого удара и предложил мне ею командовать, спросив, желаю ли я этого. Я поднялся молниеносно со стула и заявил: «Да это же величайший момент в моей жизни»».[224]

Уже после войны, в 1980-е годы, бывший пресс-атташе Германии в Хельсинки в 1939–1944 гг. Ханс Метцгер писал: «Обрисованная Талвела беседа с маршалом согласуется почти дословно с теми сведениями, которые я получил в начале июня 1941 г. от Рёссинга (немецкого военного атташе в Финляндии — Н.Б.)».[225]

Следовательно, нетрудно понять, что Маннергейм непосредственно руководил подготовкой наступления финской армии с севера на Ленинград в расчете на соединение с немецкими войсками, которые должны были прорваться в город с юго-запада.

О том, как под командованием Маннергейма финские войска продвигались к Ленинграду летом 1941 г. со стороны Карельского перешейка и в обход Ладожского озера уже было сказано раньше. После взятия Старого Белоострова и ряда других населенных пунктов за пределами прежней государственной границы наступление на Сестрорецком участке продолжалось еще несколько дней. Финские войска подошли тогда непосредственно к Карельскому укрепленному району. Только под угрозой большого количества жертв, которые потребовалось бы принести в результате операции по прорыву полосы укреплений, а также ставшего проявляться недовольства со стороны финских солдат откровенным захватническим характером войны (это выразилось в отказе многих из них продолжить наступление), Маннергейм отдал приказ закрепиться на достигнутом рубеже.

Действительно, альтернативой такому решению был бы приказ перебросить на Карельский перешеек новые дополнительные войска, сняв их с других направлений. Однако это означало бы, что на ближних подступах к городу прибывшие части также стали нести колоссальный урон. В условиях захлебнувшегося немецкого наступления в южных предместьях Ленинграда для Маннергейма односторонний штурм города означал бы по существу уничтожение значительных сил финской армии.

К тому же, как показали события начала сентября 1941 г., в наступавших финских войсках далеко не все с готовностью шли дальше прежней государственной границы. Это также не могло не озадачить финское военное командование. Именно тогда, в начале сентября, ставка Маннергейма направила строгое указание относительно важности сосредоточить особое внимание на проведении «просветительной работы» в действующей армии.[226]

Так обстояло дело на Карельском перешейке. Но не лучше было и положение для Маннергейма на Свирьском участке. Ему с тревогой докладывали, как непрерывно падал «боевой дух» в частях VI армейского корпуса, наступавшего там. Стремительно возросли дезертирство и уход солдат в так называемую «лесную гвардию» — антивоенно-настроенные отряды и группы покинувших фронт военнослужащих. В августе из частей Карельской армии дезертировало 135 человек, в сентябре — 210, а в октябре — 445.[227] Подобно тому, как и в ходе боев на Карельском перешейке, солдаты ряда частей 5-й и 17-й пехотных дивизий Свирьского участка фронта также воспротивились продолжению наступления. Особенно массовый характер приняли волнения солдат 61-го полка 17-й пехотной дивизии, где сотни человек отказались выполнить приказ о форсировании реки Свирь.[228] Более того, в финской армии начали расти другие «военные преступления», в классификацию которых входили не только отказы выполнять приказания военнослужащими или их дезертирство, но также и выступления с протестом. Таких на фронте было зарегистрировано в 1941 г. более трех с половиной тысяч.[229]

Складывавшаяся обстановка на Свирьском участке вынудила Маннергейма ограничить наступательные действия лишь силами прибывшей туда с севера немецкой 163-й пехотной дивизии, а финские войска использовались для поддержания ее артиллерийским огнем. Попытка все же ввести в бой часть сил 11-й финской пехотной дивизии привела к возникновению дезертирства солдат из ее рядов.[230] К 21 сентября части VI армейского корпуса перешли к обороне, закрепившись на рубеже, проходившем через Свирьстрой, Подпорожье и Вознесенье. Контратакуемые войсками 7-й отдельной армии К. А. Мерецкова они не могли уже дальше продвигаться вперед.

Так реально обстояло дело с возможностью дальнейшего наступления финских войск на ленинградском направлении с двух сторон — Карельского перешейка и со Свирьского участка. Вопрос заключался, следовательно, отнюдь не в «добрых» намерениях финского главнокомандующего, а в вынужденном решении перейти к обороне.

Но это был не единственный фактор, заставивший Маннергейма приостановить попытки вести наступление на Ленинград. Их было несколько, и на этом следует остановиться особо.

23 августа Маннергейм получил от Кейтеля письмо, в котором тот ставил в известность, что немцы не намерены сразу брать Ленинград штурмом, а окружат его с юга.[231] Перед финскими войсками поставили задачу все же продолжать наступление на ленинградском направлении, на что Маннергейм отреагировал отрицательно. В ответе Кей-телю 27 августа он писал, что финская армия находится в таком состоянии, что не может наступать. Аргументируя это, он сослался на следующее: во-первых, в условиях, когда 16 % населения Финляндии находится под ружьем, ее армия понесла невосполнимые потери; во-вторых, с советской стороны у старой границы находятся сильные укрепления, для прорыва которых у финнов нет пикирующих бомбардировщиков и тяжелых орудий.[232]

Касаясь того, что немецкие войска сами застряли на подступах к Ленинграду и не смогли штурмовать его, а финнов Берлин побуждал решительно действовать, Маннергейм в своих воспоминаниях добавляет, что, кроме того, в тайне от Финляндии, германское командование стало перебрасывать 5 сентября свою танковую группу из-под Ленинграда на московское направление.[233] Возможно, поэтому, обладая данной информацией, из генштаба финской армии последовало в Министерство иностранных дел Финляндии разъяснение о позиции военного руководства. «Оккупация финскими войсками Петербурга считается нереальной, — отмечалось в нем, — поскольку у нас нет запасов продовольствия, чтобы выдавать его гражданскому населению». И далее следовало красноречивое признание: «Наступление на петербургские укрепления, имеющиеся между границей и Петербургом, потребуют, вероятно, много жертв, поскольку сильно защищены, и не лучше ли, брать его с юга или же вообще, не заставить ли капитулировать жителей города с помощью голода» (курсив мой — Н. Б.).[234] Таким образом, финское командование все свои успехи и неудачи увязывали только с конкретными действиями вермахта.

Вместе с тем приостановившееся в такой ситуации наступление финских войск на Ленинград являлось и следствием давления западных союзников на правительство Финляндии с требованием прекратить продвижение ее войск далее по советской территории (об этом более подробно пойдет речь в следующей главе).

Наличие указанных факторов, оказавших несомненное влияние на Маннергейма, признается, в частности, профессором Охто Манниненом.[235] Иными словами, при анализе всей совокупности рассмотренных аргументов раскрывается реальная картина произошедшего, показывающая несостоятельность и неправдоподобность утверждения о «спасательной» для Ленинграда роли Маннергейма.

Вообще же при оценке личности маршала Маннергейма — «многоликого», как выразился известный эстонский историк Херберт Вайну,[236] — следует обратить внимание на его действия не только в первый период битвы за Ленинград, но и в последующее время, характеризующееся участием финских войск в 900-дневной блокаде города.

Появились утверждения о том, что, будто бы, замыслы Гитлера уничтожить Ленинград и его жителей в ходе начавшейся блокады противоречили «сохранившейся любви» у Маннергейма к бывшей столице России. Мотивировалось это тем, что он провел в этом городе лучшие годы своей молодости, будучи офицером русской армии. Это также не вполне соответствует исторической правде.

Размышляя по поводу судьбы Ленинграда, финский маршал, очевидно, исходил, прежде всего, из стратегических интересов Финляндии, а они отнюдь не совпадали с его, видимо, чисто гуманным соображением, что Ленинград, а также его жителей следовало сохранить. Ведь с точки зрения замыслов о будущих границах Финляндии по реке Неве город на ее берегу явно мешал их реализации. Поэтому для Маннергейма вопрос о судьбе Ленинграда был далеко не простым. В своем дневнике 27 августа 1941 г. генерал Туомпо, беседовавший с ним, записал, что маршал сказал: «В случае, если граница пройдет по Неве, то Ленинград окажется прямо перед нами».[237] Это его явно озадачивало. К тому же Маннергейм был, как пишут его биографы, реалистом, а стало быть, задумывался над проблемой существования города в его исторической перспективе. Касаясь намерения немецкого командования «сравнять его с землей», Маннергейм уже в августе 1941 г. выразил свое отношение, как засвидетельствовал германский генерал Эрфурт, так: «В этом случае русские построят свой новый Петербурге.[238]

Вместе с тем во взглядах на будущие границы Финляндии после остановившегося наступления финских войск у Маннергейма не происходило особых перемен. Это признает, в частности, профессор Маннинен. «Маршал Маннергейм, — пишет он, — поддерживал с военной точки зрения соображения о границах».[239] Введенное в конце лета 1941 г. ставкой главнокомандующего понятие о будущих «стратегических границах» Финляндии продолжало официально существовать. В дипломатических документах, в приказах и распоряжениях командования финской армии, а также в установках по ведению соответствующей пропаганды, указывалось, что новые границы служат делу «обеспечения мира» и поэтому имеют «стратегический» характер. Оставалось в силе положение, содержавшееся в сентябрьском 1941 г. приказе № 13 Маннергейма, где было сказано: «Нам надо вести борьбу до конца, установив границы, обеспечивающие мир». В соответствии с этим ставка давала и указания по пропаганде, которая велась в войсках. «Нашей целью, — говорилось в них, — является достижение таких границ, чтобы мы одни смогли их защитить».[240] Наконец, в письме к У. Черчиллю 2 декабря 1941 г. Маннергейм писал: «Я не могу приостановить проведение наших военных операций, прежде чем наши войска достигнут тех позиций, которые, по существующему у нас мнению, обеспечивают необходимую безопасность». В подтверждение этих слов финское правительство, в свою очередь, сообщило через день в Лондон: «Вооруженные силы Финляндии будут добиваться своих стратегических целей».[241]

Однако, поскольку осуществление плана «Барбаросса» оказалось уже к концу 1941 г. невыполнимым, а немецкие войска терпели одну неудачу за другой, у Маннергейма отмечалось явное проявление пессимизма в оценке им перспектив продолжения Финляндией войны. Вести речь о ликвидации Ленинграда становилось тогда просто бессмысленно. Весной 1942 г. он высказывал следующую мысль своему дальнему родственнику, известному финляндскому дипломату Грипенбергу: «Русские никогда не забудут, если финны станут участвовать в наступлении на Петроград».[242] С осени 1941 г. существовала уже установка, что финская авиация не должна была вторгаться в воздушное пространство над Ленинградом, а артиллерия по своим техническим возможностям не могла вести огонь непосредственно по городу.

Но было бы, очевидной крайностью утверждать, что маршал стал в новой ситуации выражать ностальгическую «любовь» к городу своей юности. Отнюдь, и тогда он не заявлял, что выступает против овладения городом немецкими войсками и, конечно же, знал о намерении Гитлера полностью его уничтожить. К тому же, в случае взятия Ленинграда, Финляндия вовсе не собиралась прекращать войну, и финский главнокомандующий выражал готовность вести наступление с целью перерезать Мурманскую железную дорогу.

По воспоминаниям Калле Лехмуса — офицера, возглавлявшего в ставке информационный отдел, — Маннергейм в непринужденной обстановке не выражал негативного отношения к перспективе взятия Ленинграда, а был настроен совсем наоборот. Однажды весной 1942 г. в беседе с маршалом К. Лехмус решил в шутливом тоне коснуться вопроса об овладении Ленинградом, чтобы понаблюдать за реакцией на это главнокомандующего. «Когда теперь, сказал Лехмус, — Петрозаводску дано новое наименование Яанислинна, а городу Олонец — Аунуксенлинна, то логично бы было дать Ленинграду после его захвата наименование Неванлинна, а по-шведски — Неовиус. Выражением глаз главнокомандующий дал понять одобрение шутки».[243]

Чисто по-человечески, с позиции выражения сострадания к жителям блокированного Ленинграда, где гибли от голода сотни тысяч людей, казалось, неуместным было проявление поощрительности такого тона в разговоре о городе. К тому же прибывший 21 марта 1942 г. в ставку генерал Талвела, действовавший уже в качестве представителя Финляндии при германском главнокомандовании и побывавший на немецком участке фронта к югу от Ленинграда, докладывал Маннергейму об обстановке в блокированном городе в это время. Он сообщал, в частности, следующее: «В Ленинграде царит большое бедствие. Согласно данным пленных, там ежедневно умирает от голода 6 000-7 000 человек. Довольно много каннибальства. Трупы не в состоянии хоронить, в силу чего в садах их огромные груды и т. д. Весной будет, видимо, ужасная картина и эпидемии». Талвела доложил также, что «немцы начнут весной наступать в обход Ленинграда, не стремясь овладеть городом, и установят связь с финнами».[244] Реакция Маннергейма на сказанное не известна, но характерен сам факт получения маршалом такой информации.

Важно выяснить вместе с тем, какую же позицию занимало военное командование в целом и высшее государственно-политическое руководство Финляндии относительно Ленинграда, блокированного финскими войсками с севера.

ОТНОШЕНИЕ К СУДЬБЕ БЛОКИРОВАННОГО ГОРОДА

Цель остается прежней: «стратегическая граница» — по Неве!

8 сентября 1941 г. началась навсегда оставшаяся в памяти человечества невиданная по своей жестокости военная блокада одного из общепризнанных центров мировой цивилизации, культуры и красоты — города на Неве. Необходимо рассмотреть: происходила ли эволюция в этой связи в позиции руководства Финляндии? Влияли ли на руководство Финляндии каким-то образом Лондон и Вашингтон?

Еще за четыре дня до начала блокады Сталин направил личное послание премьер-министру Великобритании Черчиллю, в котором сообщалось, что положение на советско-германском фронте «значительно ухудшилось» и, в частности, под Ленинградом. При этом говорилось о «большой активизации 20-ти финских дивизий», а это способствовало тому, что «враг оказался у стен Ленинграда».[245]

Тогда же в беседе с У. Черчиллем советский посланник в Лондоне И. М. Майский просил у английского премьера поддержки «в элиминировании (устранении — Н. Б.) 20-ти финских дивизий». В целях этого он высказал пожелание своего правительства, чтобы Великобритания оказала содействие для достижения мира между СССР и Финляндией.[246] По словам Майского, «Черчилль реагировал на это очень живо» и тут же предложил «использовать все возможные средства воздействия на финнов, в частности, пригрозить формальным объявлением войны».[247] Таким образом, руководство Англии тогда было настроено действовать весьма активно. 6 сентября Сталин получил ответное письмо, в котором говорилось: «Мы охотно готовы оказать в полную меру наших сил всяческое давление на Финляндию, включая немедленное официальное уведомление ее, что мы объявим ей войну, если она пойдет дальше своих старых границ. Мы просим также США предпринять все возможные шаги, чтобы повлиять на Финляндию».[248]

По всей вероятности, это сразу было сделано. В день начала блокады Ленинграда, 8 сентября 1941 г., финского посланника в Вашингтоне Прокопе пригласили к госсекретарю США К. Хэллу. В ходе состоявшейся с ним беседы Хэлл «особо хотел узнать, как долго и до какого предела Финляндия намерена продолжать боевые действия после перехода через старую границу».[249] В ряде секретных телеграмм, поступавших из Вашингтона в Хельсинки от финского представительства, также были сделаны запросы финляндского руководства о занимаемой позиции в отношении Ленинграда. По словам Прокопе, Хелл спрашивал: «Как мы относимся к овладению Петербургом?». Тогда же дипломат хотел получить и другие дополнительные сведения по этому вопросу.[250]

Выяснялась позиция руководства Финляндии и непосредственно через посланника США в Хельсинки А. Шоенфельда, во время встреч с министром иностранных дел Финляндии Виттингом. Американскому дипломату было дано четкое «разъяснение», что «Финляндия не участвует в блокаде Петербурга» и что ее политика «проводится с учетом нахождения Финляндии рядом с Германией и Россией».[251]

Руководитель европейского отдела Госдепартамента США Р. Эфетон попытался все же получить четкие ответы на поставленные ранее перед Хельсинки вопросы, встретившись с посланником Прокопе. Они касались, прежде всего, планов финляндского руководства относительно Ленинграда. В США хотели знать: «Намерена ли Финляндия захватить Петербург, «оккупировав» его?» и «Входит ли в требование Финляндии присоединение к ней Петербурга?». Однако у Прокопе ничего не нашлось другого в ответ, как высказать уже не раз повторявшуюся фразу: «Петербург является важнейшей из баз для агрессии Советского Союза». К этому было добавлено не соответствовавшее действительности утверждение, что будто бы «Советский Союз не перестает бомбить Хельсинки».[252]

Придавая серьезное значение состоявшейся беседе, Прокопе информировал об этом Хельсинки в своей телеграмме, которая была передана президенту, премьер-министру, министру иностранных дел, министру обороны, главнокомандующему и Таннеру.[253]

Тем временем на Западе продолжали циркулировать устойчивые слухи о том, что Советский Союз готов приступить к переговорам с Финляндией о мире и что уже «в одной из нейтральных столиц Европы ведутся такие переговоры».[254] Подобная информация стала поступать в Хельсинки из различных стран, включая такие государства, как Швейцария, Франция и Англия.[255] Даже Аргентина советовала Финляндии перевести в русло обороны «военные действия против Петербурга».[256]

Однако финское руководство не выражало желания сделать поворот в своей политике и перейти к обсуждению вопроса о прекращении боевых действий и окончанию войны. Советы, поступившие в Хельсинки из Берлина от Кивимяки, были совершенно противоположного характера. В «доверительном письме», которое 26 сентября он направил министру иностранных дел Виттингу, говорилось, что «определение важнейшей цели Финляндии представляется как нельзя более актуальной и безотлагательной в плане того, чтобы взять Петербург». Поясняя свою мысль, Кивимяки настоятельно советовал «добиваться официально от Германии, чтобы Петербург полностью и окончательно уничтожить, поскольку он является постоянно притягательной силой для русского населения».[257]

То, что это «доверительное письмо» затем было направлено президенту Рюти, говорило о многом. Очевидно, что в столь непростом вопросе, касавшемся судьбы Ленинграда, финское руководство явно прислушивалось советов влиятельного дипломата, являвшегося ранее премьер-министром Финляндии. Об этом свидетельствовало то, что мысль о необходимости «взять Петербург была отмечена на полях текста лицом, читавшим его. Видимо, сделал помету президент.[258] Дальнейшие события, которые происходили в конце 1941—начале 1942 г. также показательны в этом смысле, чего коснемся позднее.

Между тем, реакция за рубежом на проводившуюся Финляндией политику становилась все более жесткой. Уже 27 сентября через норвежского посланника в Лондоне финскому правительству была передана нота весьма резкого содержания. В ней говорилось: «Так долго, как Финляндия будет продолжать быть союзницей Германии, ведущей агрессивную войну против союзника Великобритании на его территории. Королевское правительство вынужденно будет рассматривать Финляндию членом оси, поскольку невозможно отделить боевые действия этого блока от войны, которую ведет Финляндия против России». В документе содержалось предостережение: «Если Финляндское правительство будет считать возможным и далее продолжать вести наступление на чисто российской территории, то возникает обстановка, когда Великобритания окажется вынужденной рассматривать Финляндию в качестве своего противника».[259]

Совершенно очевидно, что такое официальное заявление английского правительства являлось неожиданным и вызвало обеспокоенность у финляндского руководства. Как отметил по этому поводу председатель комиссии парламента по иностранным делам В. Войонмаа, английская нота стала для многих «сенсацией».[260] Причем в Хельсинки, вероятно, не представляли себе, как ответить Великобритании на нее. Поэтому, по словам Войонмаа, рассматриваемый ответ выглядел, как «обычная, страшно растянутая софистика», где главная мысль заключалась в том, что «наша война не агрессия, а оборона».[261] Естественно, что подобная констатация все же требовала конкретных подтверждений, которые, однако, так и не приводились. Размышляя о произошедшем, Войонмаа писал: «Серьезный практический вопрос нынешнего момента заключается в том, каковы будут последствия нашего ответа Англии, а принципиальный вопрос — каковы цели нашей войны и кто эти цели ставит, парламент или же ставка».[262]

Вместе с тем на дипломатическом фронте обстановка для Финляндии продолжала усложняться. В тот же день, когда была получена нота из Лондона, пришло сообщение от посланника в США Прокопе. В нем передавалась информация относительно его переговоров в Госдепартаменте, касавшихся военно-политического положения Финляндии. Было очевидно, что американцы так же, как и англичане, были раздражены и весьма недовольны развитием событий на советско-финляндском фронте и соответственно — позицией финского руководства. Прокопе вынужден был, как бы оправдываться за действия вооруженных сил Финляндии. Он даже стал утверждать, что якобы «русские продолжают наступать на перешейке», говоря об обстановке на ленинградском направлении. По поводу хода боев на этом фронте заверил, что огонь финской артиллерии «не достает до Петербурга» и что вообще «Петербург нас не интересует».[263]

В Хельсинки в результате осложнения внешнеполитического положения, складывавшегося вследствие продолжавшихся боевых действий финских войск под Ленинградом, хотели как-то сохранить прежние связи с Западом. Однако трудно было опровергнуть очевидные факты захвата значительной советской территории. В Берлине же раздавались восторги по поводу действий вооруженных сил Финляндии. Как доносил своему руководству Кивимяки, германские представители, побывавшие в Финляндии, выражали явное удовлетворение увиденным и «говорили, что вклад финских солдат в борьбу против Советского Союза вызывает среди немцев прямо таки удивление тем, какой он был огромный».[264]

К тому же в беседах Кивимяки с высокопоставленными германскими военными представителями подчеркивалась мысль, что «война будет продолжаться и тогда, когда цели Финляндии окажутся уже достигнутыми». Да и сам посланник был согласен с тем, что вопрос о достижении Финляндией своих целей в войне еще преждевременно ставить, поскольку ей «требуется длительное время для того, чтобы окончательно овладеть Восточной Карелией».[265] Нечто подобное услышал и германский посланник в Хельсинки Блюхер, которому в начале октября Рюти высказал имевшееся у него соображение, что «численность финской армии можно было бы сократить, но лишь только тогда, когда окажутся достигнутыми поставленные задачи и Ленинград будет взят».[266]

Запад, не получая из Хельсинки ясных ответов на свои дипломатические акции, продолжал оказывать на политику Финляндии давление в прежнем направлении. Финскому посланнику в Вашингтоне Прокопе постоянно приходилось вести переговоры в Госдепартаменте США по существу всю первую декаду октября. Дважды состоялись встречи с госсекретарем Хэллом, в ходе которых тот подчеркнул, что «интересы Соединенных Штатов теснейшим образом связаны с устремлениями Англии».[267] Тем самым финскому дипломату давалось понять о поддержке американцами английской ноты, полученной накануне руководством Финляндии. Более того, заместитель Хэлла Уэллес в свою очередь заметил, что Финляндия должна быть готова к «очень серьезным изменениям в общественном мнении в Соединенных Штатах».[268]

В ходе прошедших бесед Прокопе обратил внимание на вызвавшее в Госдепартаменте США удивление тем, «как далеко уже продвинулись финские войска» на Карельском перешейке, в Карелии, а также то, что они перерезали Мурманскую железную дорогу.[269] Американцы пытались выяснить «намериваются ли финны идти дальше», поскольку их армия и так «значительно продвинулись вперед от той линии, о которой говорилось, как о действительно реальной границе между Финляндией и Советским Союзом». Однако официальным лицам США давались со стороны Прокопе весьма невнятные разъяснения. Им было заявлено, что «вопрос этот, естественно, военный, на который он не может в данном случае ответить».[270]

Финскому посольству в Вашингтоне в этот период приходилось все чаще направлять в Хельсинки информацию о том, что «в Госдепартаменте продолжают оставаться в центре внимания финляндские дела».[271] Трижды, начиная с 20 октября, Прокопе встречался с помощником госсекретаря США А. Борисом, который в ходе состоявшихся бесед подчеркивал, что «при сложившихся обстоятельствах, Россия не угрожает Финляндии и вряд ли это может проявиться и в перспективе».[272] В будущем судьба Финляндии, по мнению американского дипломата, может стать весьма печальной при двух обстоятельствах. Во-первых, если окончательно «русский фронт рухнет», поскольку тогда, «через пять минут после этого Финляндия фактически превратится в немецкую провинцию». Или же, наоборот, «.. если Германия лопнет, то потянет за собой и Финляндию в ходе своего поражения».[273]

Все попытки Прокопе объяснить Борису, что «война Финляндии это не немецкая война», вызывали у собеседника только недоумение, поскольку с этим можно было согласиться лишь, «если бы не было того, что происходило на фронте».[274]

Затем уже в частной беседе чиновника Госдепартамента Хиггса с финляндским представителем Тойвола американский дипломат напрямую сказал ему, что «в ближайшее время Финляндию ожидают «роковые решения»».[275] Это прозвучало не иначе, как неофициальное предупреждение. Однако, что имелось в виду конкретно, трудно было определить. Тем не менее, по наблюдениям финских дипломатов, в Вашингтоне все это совпало с тем, что «печать США продолжала освещать события, касающиеся Финляндии, в невыгодном для нее свете».[276]

В дальнейшем, 27 октября, спустя месяц после вручения английской ноты финскому правительству, американский посланник Шоенфельд передал президенту Финляндии памятную записку, в которой выражалось пожелание США получить все-таки от Финляндии ответ, как руководство страны изучает возможность достичь мира с СССР. При этом отмечалось, что если военные действия финских войск за пределами границ Финляндии будут продолжаться, то в таком случае в отношениях с нею «сразу же возникнет кризис».[277] Такое предупреждение, по мнению американского исследователя А. Шварца, уже «могло привести и к разрыву отношений между двумя странами». Не случайно американскому посольству в Хельсинки Госдепартамент давал указание «о процедуре, которую следует соблюсти в случае разрыва дипломатических отношений с Финляндией».[278]

30 Октября, Шоенфельд передал Рюти еще и дополнение к ранее переданной памятной записке, где ведение Финляндией военных действий рассматривалось «как военная помощь агрессии нацистов в мировом масштабе».[279] А на следующий день к этому документу прибавилась еще и телеграмма от Хэлла, в которой предлагалось поспешить с ответом на американские запросы. Естественно, все это в совокупности требовало соответствующей конкретной реакции с финской стороны.

Как и следовало ожидать, в Хельсинки не посчитали возможным принять такие решения, которые бы удовлетворили США. По наблюдениям Шоенфельда результат встречи с Рюти показал лишь бесплодность попыток убедить его согласиться с американским предложением об отводе финской армии с советской территории. В целом, посланник заключил, что «нет никаких признаков того, что Хельсинки были готовы принять американскую точку зрения».[280]

Естественно, подобный ход развития событий в переговорах с Финляндией несколько раздражал американское руководство. Поэтому 3 ноября Хэлл на специальной пресс-конференции обнародовал ход финско-американских переговоров и особо привлек внимание к тому, что президент Рюти и другие должностные лица Финляндии информировались уже 18 августа о готовности России «обсудить мирные условия, но эта инициатива проигнорирована».[281]

На публичное заявление Хэлла не последовало, однако, отклика в Хельсинки со стороны официальных кругов. Правда, Рюти провел встречу с американскими журналистами, в ходе которой изложил задачу, решавшуюся финскими войсками в ходе продвижения их к намеченному рубежу. Но где же он должен был проходить? На это Рюти ответил так: «О том, где пройдет граница, конечно же, является военной тайной».[282]

Тем не менее, об этой «тайне» Рюти обстоятельно вел речь с высокопоставленным представителем Третьего рейха К. Шнурре, прибывшим в Хельсинки в конце октябре 1941 г. С ним конкретно обсуждались контуры будущих границ Финляндии. Германский дипломат оказался удовлетворенным прошедшей встречей. По его оценке, «Рюти говорил в этом отношении очень определенно, из чего становились очевидными цели Финляндии в войне».[283]

Как же следовало понимать такое заключение? Оно касалось непосредственно Ленинграда. Именно в то время негласно продолжался в Финляндии, в близких к правительству кругах процесс обсуждения вопроса об установлении новых «стратегических границ» на востоке. Тогда, в частности, бывший министр иностранных дел и будущий премьер А. Хакцель предлагал после разгрома СССР «переселить из внутренней России тверских карел, также как и мордву, черемисов и других, принадлежащих к финским соплеменникам», к границам Финляндии, т. е. на невские берега. Надо было «разместить их вместо русских» в качестве «дружественных соседей». Об идее «переселения» стали информировать Берлин уже заблаговременно. Туда, в частности, из МИДа Финляндии были направлены сведения с «картой окрестностей Петербурга и территории Ингерманландии». Имелось в виду, с учетом изменения мест проживания финнов разрешить вопрос, связанный с перемещением населения. В свою очередь посланник Т. Кивимяки развивал также и идею насильственного изменения христианской веры у населения приграничных с Финляндией районов России. Он считал, что православие не до конца удовлетворяет задачам безопасности страны на востоке, тогда как «лютеранская вера формирует из народа политически надежных и укрепляющих общество людей».[284]

Захватнические планы относительно советской территории и продвижения финских войск в глубь ее вели все более Финляндию к опасной черте в отношениях с Англией и США. Председатель комиссии парламента по иностранным делам Войонмаа писал 10 ноября своему сыну (финскому дипломату в Швейцарии): «Дела отечества именно на данный момент находятся в весьма опасной стадии. Америка ведь заявила, что еще один даже маленький шаг со стороны финнов, угрожающий Мурманской железной дороге, заставит США выступить против Финляндии на стороне ее противника».[285]

В такой обстановке 11 ноября и появилась нота Финляндии, адресованная США в качестве официального ответа на многочисленные запросы Вашингтона относительно ее позиции в войне. Как отметил потом в воспоминаниях Рюти, «правительство Финляндии в своей ноте от 11 ноября 1941 г. основательно прояснило указанное дело».[286] Действительно, такая попытка была сделана. По сохранившимся черновикам этого документа в Архиве МИД Финляндии можно судить, как он мучительно вырабатывался. В нем пытались объяснить чуть ли не весь ход советско-финляндских отношений, начиная с окончания «зимней войны», чтобы доказать «агрессивные» намерения, неизменно вынашивавшиеся якобы руководством СССР в отношении Финляндии. Тем самым делалась попытка обосновать невозможность урегулировать мирным путем конфликты с Советским Союзом. В силу этого утверждалось, что «Финляндия стремится обезвредить и занять наступательные позиции противника, в том числе лежащие далее границ 1939 года». И затем делалось совершенно невероятное заявление: «Было бы настоятельно необходимо для Финляндии и в интересах действенности ее обороны предпринять такие меры уже в 1939 г. во время первой фазы войны, если бы только силы были для этого достаточны». Это содержание документа теперь финские историки стараются не замечать. Оно ведь разрушает всю концепцию о характере войны 1939–1940 гг.

В ноте показательным являлось, что отвергалась необходимость «проводить различие между возвращенными и захваченными районами». В ходе же обсуждения ее текста в комиссии парламента по иностранным делам с участием Рангеля и Виттинга никто не предложил согласиться с требованиями США об отводе финских войск с территории СССР.[287]

Из содержания ноты ясно вырисовывалась позиция финского руководства относительно Ленинграда, у стен которого по реке Неве должна была проходить линия «стратегической границы», призванной стать «гарантией постоянной безопасности» Финляндии.

Нота, направленная в США, сразу же приобрела широкую гласность, поскольку 12 ноября была опубликована финской печатью. Перевели ее на немецкий и французский языки и направили в представительства Финляндии в Германии, Италии, Японии, Венгрии, Румынии, Франции, Испании, Швеции, Швейцарии и Турции. Все это, естественно, сделало ее известной в полном объеме в международном масштабе.

Таким образом, 11 ноября финляндское правительство впервые совершенно определенно широковещательно заявило об имевшихся у него далеко идущих целях в войне. Проявленную им при этом решительность весьма восторженно встречали в Германии. 15 ноября Кивимяки поспешил сообщить в Хельсинки из Берлина, что в немецком Министерстве иностранных дел считают «ответ Финляндии исключительно хорошим и со своей стороны Германия им удовлетворена».[288] Иными словами американская настойчивость дала своеобразный результат — Финляндия четко подтвердила неизменность позиции в дальнейшем ведении войны, т. е. не изменять тактики, продемонстрированной в ходе наступления. Это, естественно, конкретно относилось и к занятой позиции жесткого блокирования Ленинграда с севера своими войсками.

Как же отреагировали на финляндскую ноту в Вашингтоне? Уже на следующий день, после получения ее Хэлл, выступил на пресс-конференции, где констатировал, что наступление финских войск на ленинградском направлении продолжится также и за пределы старой границы.[289] Отчасти при этом проскальзывало даже определенное понимание финской позиции. Показательным в данном случае было и сообщение Прокопе в Хельсинки в секретной телеграмме от 18 ноября о том, что Гендерсон, являвшийся одним из видных чиновников Госдепартамента США, курирующих восточноевропейские дела, откровенно сказал ему, что «финский кризис облегчится, если положение на севере прояснится с овладением немцами Петербургом».[290] Следовательно, в той ситуации, отметил историк Шварц, должностные лица Госдепартамента смогли заключить, что не целесообразно давать официальный ответ на финскую ноту от 11 ноября».[291]

Одновременно действия Финляндии и в политическом плане становились все более прогерманскими и угодническими по отношению к Гитлеру. В тот самый день, когда в Хельсинки уже был готов развернутый ответ на серию американских нот, министр иностранных дел Германии И. Риббентроп направил своему посланнику в Финляндии В. Блюхеру телеграмму с указанием выяснить у финского правительства мнение относительно возможности присоединения Финляндии к Антикоминтерновскому пакту.[292] Руководствуясь этим указанием, Блюхер 13 ноября беседовал с Рюти и изложил существо выдвигавшегося немецкой стороной предложения.[293]

Ситуация для Финляндии опять становилась весьма щекотливой. Все прежние разговоры об «обособленной» от Германии войне против СССР оказывались сразу очевидным блефом при вступлении Финляндии в сообщество агрессивных держав. В Хельсинки хорошо понимали, что с присоединением к Антикоминтерновскому пакту Финляндия официально заявила бы тем самым о вхождении в политический союз с Третьим рейхом и всеми его сателлитами. Действительно, как отметил в своих мемуарах Кивимяки, «правительством неоднократно пояснялось, что финский народ ведет войну, не имея на то соответствующего договора, в силу чего в таком случае трудно было бы объяснить, почему все же страна присоединяется к Антикоминтерновскому пакту».[294]

Германия между тем была заинтересована, чтобы удалось устранить само понятие «обособленности» Финляндии в ведении войны. В Берлине постарались придать намеченной акции наибольшую торжественность, показав тем самым развитие процесса «объединения государств в борьбе против коммунистической опасности».[295]

С 18 ноября вопрос о присоединении к Антикоминтерновскому пакту начали обсуждать финские парламентарии. И хотя среди взглядов, которые тогда ими высказывались, звучала мысль о том, что эта акция означает «безоговорочное присоединение Финляндии к линии Германии» и полный «переход под германские знамена», всем становилось ясно, что «дело было, по сути, уже решено».[296]

Действительно, на следующий день министр иностранных дел Финляндии Виттинг официально сообщил Блюхеру, что «комиссия по иностранным делам единогласно поддержала присоединение к Антикоминтерновскому пакту».[297] Не прошло после этого и пяти дней, как Виттинг прибыл в Берлин на персональном самолете Гитлера уже для представления страны на церемонии подписания акта о вступлении Финляндии в политический союз с Германией и ее сателлитами.

Финскую делегацию встречали очень торжественно. Виттинг получил возможность обменяться мнениями со своим немецким коллегой Риббентропом и встретиться с Герингом. 25 ноября, в пятилетнюю годовщину создания Антикоминтерновского пакта, состоялось уже официальное оформление присоединения Финляндия к этому договору. В тот же день Виттинга принял Гитлер, который особо подчеркнул свое понимание необходимости перемещения финских границ как можно дальше на восток и даже согласился на то, чтобы Финляндия после окончания войны смогла владеть еще и Кольским полуостровом.[298] Тогда же, вечером, в честь нового союзника по Антикоминтерновскому пакту был организован торжественный ужин, на котором все свои речи Виттинг произносил исключительно на немецком языке.[299]

С происшедшим присоединением Финляндии к Антикоминтерновскому пакту абсолютно все стало на свои места. Как тогда отмечали в США, финны «совершили уже бракосочетание с нацистами», в силу чего Германии стало более удобно использовать финскую армию «для того, чтобы наносить удары по русским за пределами отошедших от Финляндии территорий в период зимней войны».[300]

Подписанный в Берлине договор к тому же означал окончательно сделанный финским руководством выбор в балансировании между нацистами и враждебным Германии Западом. Заметим в этой связи, что в канун визита Виттинга в Берлин, 23 ноября, Сталин направил премьер-министру Великобритании письмо, в котором говорилось: «Что касается Финляндии, то СССР… ничего другого и не предлагал, как прекращение военных действий и фактический выход Финляндии из войны». Однако советский лидер при этом напомнил Черчиллю его обещание жестко ответить на продолжающуюся со стороны Финляндии войну и заключил так: «я считаю объявление Великобританией состояния войны с Финляндией целесообразным и необходимым».[301]

Англия отреагировала на это буквально мгновенно. Уже на следующий день, 24 ноября, советский посол в Лондоне был приглашен в министерство иностранных дел, где ему сообщили, 'я о правительство Великобритании направит через США в Хельсинки ноту-ультиматум, в которой сказано: «Если к 3 декабря Финляндия не прекратит военные действия против СССР и фактически не выйдет из войны… то Англия объявит о состоянии войны между ней и Финляндией». Более того. Майскому сообщили следующее: «У Черчилля есть желание в дополнение к официальной ноте переслать через норвежцев личное обращение к Маннергейму, которого он персонально знает, примерно такого же содержания, как нота».[302]

Но у финского руководства теперь не оставалось даже времени на выбор: продолжать войну, закрепив это решение Антикоминтерновским пактом, или пойти на принятие предложения, исходящее из Лондона, и постараться выйти из войны. Виттинг находился уже тогда в Берлине, где требовалось поставить только подпись под пактом от имени Финляндии.

Последующие события развивались так. 28 ноября в Хельсинки прошло весьма важное правительственное совещание, на котором присутствовали: президент, премьер-министр, 14 министров, а также Маннергейм. В ходе этого совещания конкретно рассматривалось наличие возможностей для продолжения Финляндией войны. В результате было решено, несмотря на уже обозначающиеся для страны проблемы, еще больше мобилизовать экономику и общество в целях ее продолжения.[303]

Относительно английской ноты решили «не поддаваться» ее воздействию и в ходе боевых действиях «продолжать сотрудничать с Германией».[304] Эта позиция закрепилась затем на заседании комиссии парламента по иностранным делам, где раздавались голоса, что «гак или иначе Англия объявит войну». Высказывалось к тому же мнение, что все могло бы быть иначе, «если бы Питер пал» и тогда «это изменило бы ситуацию».[305]

29 ноября, Маннергейм получил личное послание премьер-министра Великобритании. В этом обращении к финскому маршалу Черчилль весьма сдержанно писал:

«Ваши войска, несомненно, продвинулись достаточно далеко для обеспечения безопасности страны и могли бы теперь остановиться». Он советовал Маннергейму прекратить на этом войну. В обращении отмечалось: «Можно просто выйти из боя, немедленно прекратить военные операции… и выйти из войны де-факто».[306]

Однако, как вынужден, был затем признать в своих мемуарах Маннергейм, у финского руководства «не было достаточной свободы действий для того, чтобы последовать рекомендации премьер-министра Черчилля и выйти из войны».[307] Спустя всего два дня, в Лондоне был получен ответ на личное послание Черчилля. В нем Маннергейм довольно категорично заявил: «Я не могу прекратить свои нынешние военные операции пока мои войска не достигнут позиций, которые, по моему мнению, обеспечат нам безопасность».[308]

Как отметил по этому поводу Черчилль, было очевидно, что полученный ответ содержал «вежливый отказ».[309] В своих же мемуарах он несколько конкретизировал: «Этот ответ показал, что Финляндия не собиралась отводить свои войска к границам 1939 г., и поэтому английское правительство начало готовиться к объявлению войны».[310] Действительно, после того, как в Лондон поступило официальное правительственное заявление Финляндии, направленное 4 декабря в ответ на ноту-ультиматум с отказом принять английское предложение, Великобритания 6 декабря объявила ей войну. По этому поводу Маннергейм признавал, что ему было горько осознавать, что отношения Финляндии с Англией, «которая во время зимней войны так сильно поддерживала… были окончательно разорваны».[311] Но, как свидетельствовал немецкий посланник в Хельсинки Блюхер, финский министр иностранных дел сделал ему сообщение об этом «спокойно».[312] И это было вполне понятно.

Реально боевые действия между Великобританией и Финляндией так и не начались, а финское руководство не сделало для себя никаких серьезных выводов, как из английской декларации, так и из общей военной ситуации. Тем не менее, перемены все же наступили. Спустя десять дней после объявления Англией войны Финляндии, 16 декабря 1941 г., в Москве состоялись переговоры Сталина и Молотова с Иденом. В ходе них Сталин заявил об изменении советской позиции в вопросе, касавшемся будущего мирного договора с Финляндией. Он заявил: «Советский Союз считает необходимым восстановление своих границ, как они были в 1941 году… Это включает советско-финскую границу, установленную по мирному договору между СССР и Финляндией 1940 г.».[313] Здесь же он добавил: «Восстановление старых границ абсолютно необходимо. Лучшим примером тому является Ленинград».[314] Имелось, очевидно, в виду, как повлияло бы это на судьбу города, случись война вновь. Тогда граница опять бы проходила вблизи Ленинграда. То, о чем вел речь Сталин, существенно отличалось уже от позиции, занимавшейся им летом 1941 г. Великобритания поддержала его позицию, что нашло отражение непосредственно в дополнительном протоколе к советско-английскому договору о совместных действиях во Второй мировой войне.[315]

В целом к этому времени вырисовывались уже определенные итоги, о чем справедливо сказал историк Сеппяля: «война, которую финны готовили и включились в нее с серьезными замыслами, закончилась поражением уже в декабре 1941 г., но она продолжалась еще и дальше против Советского Союза с приносимыми большими жертвами, служа стратегическим целям Германии».[316]

Вместе с тем в Финляндии не забывали о своих целях. Так, еще в самом начале, упоминалось о существовании у высшего руководства страны стремления установить государственную границу по реке Неве. Таких взглядов продолжали придерживаться, в частности, президент Рюти и премьер-министр Рангель.[317] Мысль о том, что государственная граница Финляндии должна проходить по Неве никак не оставляла Рюти и в 1942 г. Ее наметки были нанесены и на соответствующую карту. На ней, по словам профессора Войонмаа, линия границы шла «из района Питера прямо на Восток, южнее Вологды до Урала».[318]

Провал гитлеровского плана молниеносной войны вызвал некоторые перемены во взглядах Рюти по поводу судьбы Ленинграда. В беседе с Войонмаа 19 мая 1942 г. Рюти высказывал мысль о том, «чтобы Питер стал свободным городом наподобие Данцига», но при этом считал все же «важным ликвидацию в Питере крупной, особенно военной промышленности». Управлять же городом, по его мнению, должна была «международная комиссия, в которой участвовали бы Финляндия, а также Швеция».[319]

Какими же представлялись «стратегические границы» Финляндии в их конкретных очертаниях? В начале они виделись в ставке проходящими по реке Неве, южному берегу Ладожского озера, реке Свирь, восточному побережью Онежского озера и далее к Белому морю с включением Кольского полуострова. Но с изменением военно-политической обстановки и перехода Финляндии к позиционной войне попытались затушевать намерение установить новые «стратегические границы». С этой целью стало употребляться более общее понятие: граница «трех перешейков» (Карельского, Олонецкого и Беломорского). 7 января 1942 г. из ставки поступило указание Государственному информационному ведомству о том, что «не следует говорить» о присоединении к Финляндии захваченных территорий. При употреблении же понятия «стратегические границы» предлагалось иметь в виду уже достигнутые рубежи, которые «требовалось защищать».[320] Еще более четкие установки давались по линии ведения просветительной работы в войсках. В инструкции, подписанной в штабе группы «Карельский перешеек» 24 мая 1942 г., говорилось: «Не следует заниматься выяснением политических целей войны, а достаточно на этом этапе показать задачи нашей войны: граница «трех перешейков» (Карельский перешеек. Олонецкий перешеек и Беломорский перешеек), куда должна быть выдвинута наша оборона для успешного ведения оборонительной войны против восточного соседа».[321]

Тенденция замалчивания конкретной сути границы «грех перешейков» наблюдается и у современных финских историков. Примером тому может служить книга Т. Вихавайнена «Сталин и финны». В ее русском переводе автор делает специальную сноску о том, что же надо понимать под этой «границей». Может ли читатель разобраться в следующем его пояснении: «Предполагаемая граница проходила бы, как и прежде (?), из Финского залива в Ладогу, а затем в Онежское озеро и, наконец, в Белое море».[322]

Однако вернемся к вопросу о целях Финляндии в последующее время. Они устойчиво сохранялись. Это отчетливо видно из тех указаний, которые направлялись для руководства в финляндские представительства за рубежом. 21 апреля 1942 г. из Хельсинки ушло, в частности, такое разъяснение перспективных задач продолжения войны: «Из нашего ответа Соединенным Штатам 11.11.41 г., а также из обзора правительства 1941 г. и из многих других документов ясно, что законным является включение в состав государства утраченных нами территорий». Далее же подчеркивалось, что для Финляндии являются необходимыми и «присоединенные в ходе военных действий территории противника», поскольку они «насколько возможно обеспечат военную безопасность Финляндии».[323] Из этого документа видно, что нота, которая была отправлена в США 11 ноября 1941 г. являлась одной из основополагающих с точки зрения «большой политики» Финляндии, и именно в ней, как раз, и указывалось на необходимость захвата части советской территории.

Симптомы утраты перспективы ближайшего продвижения «стратегической границы» к Неве финское руководство смогло почувствовать довольно ясно уже в начале 1942 г. Это конкретно проявилось в том, что происходило со специальной немецкой командой «Хэла», которая прибыла на территорию Финляндии в канун войны — 19 июня 1941 г.

Особое формирование «Хэла» возглавил капитан 2-го ранга Бартхольд, который должен был со своими подчиненными решать задачи военно-хозяйственного характера на оккупированной Германией северной части Советского Союза и прежде всего в Ленинграде после его захвата. Команда «Хэла», размещавшаяся первоначально в Рованиеми — губернском центре Лапландии, была затем перемещена почти в полном составе в Хельсинки. 2 августа 1941 г. в Финляндии уже стало известно, что Бартхольд будет «комендантом Петербурга». Но ожидавшееся взятие Ленинграда не состоялось, и 13 октября 1941 г. эта команда была отозвана в Германию, а в январе 1942 г. распущена.[324]

Когда в Финляндии ожидалось падение Ленинграда в начале сентября, то высказывалось предположение, что финны будут привлечены к выполнению в городе оккупационных функций. Как отмечал председатель комиссии парламента по иностранным делам Вой-онмаа, существовало мнение, «что Германия может потребовать от Финляндии 30 тысяч человек для несения полицейской службы в Питере, после того, как он будет захвачен». И далее, со ссылкой на ряд авторитетов — члена правительства и лидера социал-демократической партии Таннера, а также председателя парламента Хаккила, — указывалось: «Есть и такие, которые считают, что никакой полиции там не потребуется, поскольку Питер будет стерт с лица земли. 06 этом мне всерьез говорил, в частности, Таннер, а Хаккила даже в восторге от такой перспективы».[325]

Однако защитники Ленинграда осенью 1941 г. выиграли самую ответственную битву, сорвав штурм города и одержав затем важную победу в боях под Тихвином. Тем самым не было допущено соединение немецких и финских войск юго-восточнее Ладожского озера. Когда же общая военно-политическая обстановка после поражения немецкой армии на подступах к Москве катастрофически ухудшилась для Германии, руководство Финляндии приняло решение направить в ставку Гитлера своего ответственного представителя для выяснения перспектив дальнейших действий. Выбор пал на генерала Хейнрикса, который еще командовал Карельской армией, но уже планировалось его возвращение на пост начальника Генерального штаба. В контексте рассматриваемых событий в ходе сражения за Ленинград эта поездка представляет особый интерес. К тому же о ней нет сведений в российской историографии.

Миссия генерала Хейнрикса в Германии

По свидетельству Лехмуса — одного из ответственных офицеров в ставке финского главнокомандующего и автора воспоминаний «Неизвестный Маннергейм», маршал весьма ценил Хейнрикса не только как военачальника, но и как политика. «В нем находил он также, — писал Лехмус, — возможного приемника себе».[326] Это во многом обусловило, что именно ему было поручено осуществить поездку в Германию в столь критической военно-политической обстановке. Имелось в виду личное знакомство Хейнрикса с Кейтелем, Йодлем и Гальдером, когда он непосредственно вместе с ними разрабатывал оперативный план, предусматривавший участие финской армии в наступлении на ленинградском направлении.

То обстоятельство, что в Военном архиве Финляндии сохранился отчет Хейнрикса о проведенных с Гитлером и Кейтелем переговорах, дает возможность более точно судить о ситуации в кругах высшего руководства Германии, его дальнейших замыслах в отношении Ленинграда и взаимодействии с Финляндией. Переговоры проходили 8 января 1942 г.

Прежде чем у ответственного представителя финского командования состоялась аудиенция с Гитлером, его принял генерал-фельдмаршал Кейтель. В ходе этой встречи речь шла о боевых действиях группы армий «Север» на тихвинско-шлиссельбургском направлении, т. е. там, где ранее предусматривалась встреча немецких и финских войск. При этом были озвучены дальнейшие замыслы германского командования относительно Ленинграда. Предполагая, что главными действиями советских войск будет стремление, как сказал Кейтель, «разомкнуть кольцо окружения Петербурга» и «они не станут распылять силы на этом направлении». Но, заявил он: «возможно, еще зимой будет проведена операция, которую планирует и надеется провести фельдмаршал фон Лееб, намеривающийся предпринять наступление через Неву при прочном блокировании города с севера или расширить в восточном направлении территорию, прилегающую к занимаемой немецкими войсками у Шлиссельбурга, а может быть проведет обе операции».[327] Кейтель сказал при этом, что для проведения указанных операций потребуется, по-видимому, сосредоточить к югу от Ленинграда дополнительные танковые, артиллерийские и сухопутные силы. Их предполагалось отчасти перебросить из Франции (до трех пехотных дивизий). Количество авиации считалось вполне достаточным.

В ответ Хейнрикс сказал: «хотел бы все же выяснить, остается ли в силе немецкая программа, касающаяся блокированного Петербурга, поскольку у меня нет в этом полной уверенности». Ответ Кейтеля прозвучал категорично: «Да, при всех обстоятельствах». Хейнрикс ответил ему, о готовности доложить своему руководству, что намерение германского военного командования «при любых обстоятельствах заключается в том, чтобы пока не отменять блокирование Петербурга».

Кейтель затем счел необходимым обратить внимание на то, что «русские имеют возможность обеспечить защиту Петербурга, а также южный участок в районе Ладожского озера дивизиями, способными вести наступательные бои». Он ушел однако от оценки обстановки на Свирьском участке фронта. Им было сказано лишь то, что «нет ясности в оперативном плане о действиях на свирьском направлении», где линию фронта занимали финские войска. Не велось речи, как видно, и о дальнейших расчетах немецкого командования относительно взаимодействия с финской армией в 1942 г. в новом наступлении на Ленинград, которое, по словам Кейтеля, уже планировалось в штабе группы армий «Север» фельдмаршалом Леебом.

Во время представления Кейтелем Хейнрикса Гитлеру последний лишь кратко охарактеризовал сложившуюся в мире обстановку в ходе войны и, касаясь Северной Европы, серьезно посетовал на то, что в Швеции «нынешние руководители ведут политику в чужом направлении». Затем Гитлер перешел к главному. «Рейхсканцлер сказал, — отмечено в донесении Хейнрикса, — что блокада Петербурга и его уничтожение имеет огромное политическое значение. Это такое дело, которое он считает своим собственным и осуществление его не начать без помощи Финляндии (выделено мною — Н.Б.)… Финское руководство и финские солдаты способнее нас, немцев, вести войну в условиях Финляндии. Нам надо многому учиться у вас. Финляндия ведь, согласно договоренности, является реальным союзником, и ваш мужественный народ фактически несет на себе тяжесть нашего общего бремени. Мне совершенно безразлично сражаются ли финские войска в Финляндии под немецким командованием или немцы подчинены финскому военному руководству. Германия не добивается того, чтобы за нее сражались другие, но те, которые ведут борьбу за общее дело, как Финляндия, должны быть уверены в том, что они не достигнут своего блага без опоры». В заключение Гитлер просил Хейнрикса передать «его теплые приветствия» маршалу Маннергейму.

Перед отъездом Хейнрикса в Финляндию Кейтель в заключительной беседе еще раз напомнил ему, что, «по мнению руководства и его личному соображению, в районе Петербурга уже в ближайшие месяцы ожидаются повторные события». В этой связи рекомендовалось, чтобы финская армия в случае решения предпринять наступление на Сороку (Беломорск) делала бы это уже теперь, не откладывая. Хейнрикс отреагировал на сказанное так: «Операция с Сорокой в наших условиях является все же политическим делом и что, несомненно, главнокомандующему финскими вооруженными силами было бы намного легче отдать приказ о наступлении на Сороку после того, как Германия начнет предполагаемое крупное военное наступление и мир узнает о его результативности».

Однако Кейтель имея, очевидно, в виду участие финской армии в боевых действиях на ленинградском направлении, как главную задачу для нее, не изменил своей позиции. «Фельдмаршал Кейтель ответил тогда, — пишет Хейнрикс, — что, по его мнению, указанное намерение надо было бы начать осуществлять еще до того, как наступит благоприятный момент (имелось в виду «в районе Ленинграда» — Н. Б.)». В этой связи Кейтелем было сказано, что в Германии ожидают решения главнокомандующего Маннергейма.

Из беседы Гитлера с Хейнриксом нетрудно понять, что, планируя осуществить в 1942 г. взятие Ленинграда, германское высшее военное руководство рассчитывало на взаимодействие с финской армией. Гитлер признавал, что проведение такой операции «не начать без помощи Финляндии», и смысл его беседы с представителем командования финской армии сводился к тому, что, воздавая похвалу ее боевым качествам, склонить военное руководство своего «реального союзника» к взаимодействию при осуществлении штурма Ленинграда.

Однако надежды на Финляндию после понесенных Германией военных поражений оказались в значительной мере утраченными. Маннергейм явно давал понять, что не склонен к тому, чтобы финская армия в сложившейся обстановке принимала участие в наступлении. Это стало особенно чувствоваться после возвращения Хейнрикса из поездки в Германию и доклада о ее результатах. Так, 20 января 1942 г. Эрфурт сообщил Кейтелю, что Маннергейм впал в «характерный для него глубокий пессимизм» и не хочет приступать ни к каким действиям, которые способствовали бы улучшению общего положения немцев на восточном фронте, особенно на ленинградском направлении. Поэтому, по мнению Эрфурта, было бы в интересах Германии оказать воздействие на маршала для изменения его позиции, чтобы можно было подключить его к подготовке наступления.[328] Вопрос в данном случае стоял об осуществлении финскими войсками операции по изоляции Мурманска на беломорском направлении, перерезав все связывавшие с ним пути.

Маннергейм же на основе зондажа, проделанного Хейнриксом в Германии, и общей оценки обстановки пришел к заключению, что следует выжидать как будут дальше развиваться события. Приезжавший в Миккели, в ставку 21 января президент Рюти констатировал: «Маршал весьма пессимистичен относительно положения немцев в России. Считает, что оно довольно тревожное и ведет даже к катастрофе».[329] Эту же мысль Маннергейм подтвердил, встречаясь с Рюти в конце месяца, когда сказал ему: «Я не считаю абсолютно невозможным, что на восточном фронте произойдет прямо таки развал».[330]

В такой ситуации, когда по предложению Эрфурта Кейтель обратился к Маннергейму с письмом, в котором побуждал его помочь финскими войсками в осуществлении наступательной операции в направлении Сороки (Беломорска), 3 февраля последовал отрицательный ответ маршала. Довольно категорично заявил также Маннергейм 15 февраля видному немецкому дипломату К. Шнурре: «Я больше не наступаю!».[331]

По словам Эрфурта, изменение в позиции Маннергейма могло произойти в случае взятия Ленинграда немецкими войсками. При таком повороте событий он готов был использовать финские войска, находившиеся на Карельском перешейке, для наступления на беломорском направлении. В другом случае маршалом допускалась возможность замены их на Карельском перешейке немецкими частями.[332] Это, можно предположить, был тактический маневр со стороны Маннергейма, который хорошо понимал, что в тех условиях оба варианта не могли быть осуществлены германским командованием.

Характерным было то, что финским войскам относительно дальнейшего ведения боевых действий давалась установка «не расслабляться». Это касалось и частей, занимавших позиции к северу от Ленинграда. В директиве командующего группой войск «Карельский перешеек» генерал-лейтенанта X. Эквиста, подписанной 24 мая 1942 г., говорилось следующее: «Не следует заниматься выяснением политических целей войны, а надо на этом этапе достаточно четко показать военные цели войны, а именно: граница «трех перешейков» (Карельский перешеек. Олонецкий перешеек, Беломорский перешеек), куда должна быть выдвинута наша оборона… Остановка наших войск прошлой осенью на Карельском перешейке не является показателем того, что в нынешнем положении, вполне естественно, не может быть начато наступление с целью уничтожения окруженного Петербурга (выделено мною — Н.Б.), поскольку это необходимо для нашей безопасности. Это вполне гармонирует с общими целями нашей войны».[333]

Такая установка вполне устраивала германское командование, стремившегося добиться подключения финских войск к активным наступательным операциям вермахта. Требовалось, однако, как считали в Берлине, преодолеть наблюдавшееся лавирование политического и военного руководства Финляндии.

Встречи финского маршала с Гитлером

Видимо Гитлер считал, что важнее всего повлиять на Маннергейма. Это он решил сделать сам при личном общении с финским маршалом после того, как закончится процесс подготовки германским командованием планов боевых действий на предстоящий период 1942 г., предусматривавших начать новое наступление немецкой армии на восточном фронте. Непосредственная подготовка к этому уже развернулась. Считалось важным подключить к наступлению на северном фланге также и Финляндию. План нового наступления летом 1942 г., обсуждавшийся на специальном совещании, которое проводилось в ставке Гитлера, получил окончательное закрепление в подписанной им директиве 5 апреля. Ею предусматривалось, чтобы, «сохраняя положение на центральном участке (на московском направлении — Н.Б.), на севере взять Ленинград и установить связь по суше с финнами, а на южном фланге фронта осуществить прорыв на Кавказ».[334] Проведение операции против Ленинграда имелось в виду осуществить после достижения успеха в наступлении на юго-восточном направлении.

Уже в день подписания директивы Гитлер в кругу своих приближенных, отвечая на вопрос о том, что должно произойти с Ленинградом, повторил свой замысел ликвидировать город вообще. При этом он указал, что еще до перехода немецких войск в наступление на ленинградском направлении разрушение Ленинграда путем бомбардировок и артиллерийских обстрелов «должно тоже внести лепту в его уничтожение».[335] Днем ранее уже был предпринят массированный налет на Ленинград с участием свыше 100 немецких бомбардировщиков в сопровождении более двух десятков истребителей. Идя несколькими эшелонами с различных направлений, они пытались нанести неожиданный удар большой разрушительной силы и потопить находившиеся на Неве корабли Балтийского флота.[336]

В указанной выше беседе Гитлер подчеркнул, что с реализацией его замысла относительно Ленинграда «Нева в будущем должна стать границей» между Финляндией и Германией.[337] Совершенно очевидно таким путем имелось в виду оказать должное воздействие на политическое и военное руководство Финляндии, склонив его к принятию решения об активном участии финских войск в операции на ленинградском направлении. О такого рода посуле Гитлера, хорошо было известно в Хельсинки. В военных же кругах Финляндии отношение к будущему Ленинграда, судя по упоминавшейся уже инструкции генерала Эквиста, мало отличалось от планов Гитлера.

Что касалось лично Маннергейма, то он, как и прежде, занимал выжидательную позицию и не выражал готовности к осуществлению наступательных действий финской армии. Это было известно в германской ставке из информации, которая поступила от ее представителя в Миккели генерала Эрфурта. Попытки сблизить Маннергейма с германским командованием путем предложения ему возглавить и немецкие войска на территории Финляндии не дали Гитлеру никакого результата. Маршал уклонился от этого предложения, понимая, что в таком случае оказался бы непосредственно в подчинении немецкой ставки и должен бы был выполнять ее оперативные планы без возражений.

Для германского военного руководства важно было в целях осуществления намеченного директивой от 5 апреля плана наступления на Ленинград привлечь войска финской армии, повлияв каким то образом на Ман-нергейма. Гитлер решил лично сблизиться с маршалом, путем непосредственного общения с ним. Для того имелся и удобный повод. 4 июня Маннергейму исполнилось 75 лет. Именно в тот день Гитлер прибыл самолетом в Финляндию и проследовал в район расположения финской ставки, где в специальном поезде состоялось чествование юбиляра.

Впоследствии Маннергейм писал в своих мемуарах так: «Можно было думать, что действительной целью визита Гитлера являлось заставить нас участвовать в военных усилиях Германии».[338] Такую оценку поездке Гитлера давали и в зарубежной печати стран запада, а также в их дипломатических кругах. Государственный секретарь США Хелл склонен был считать, что в данном случае проявлялось стремление Германии добиться от финнов согласия провести операцию и перерезать северную дорогу, по которой осуществлялось снабжение Советского Союза.[339]

Гитлер избрал, судя по всему, особую тактику поведения во время визита, маневрируя так, чтобы не сложилось впечатление о скрытых целях его встречи с Ман-нергеймом. «В вагоне-салоне, куда они удалились, — писал один из биографов маршала В. Мери, — дабы побеседовать с глазу на глаз, их разговор был тайно записан. Гитлер оживленно разглагольствовал…, Маннергейм лишь вторил собеседнику, время, от времени повторяя какие-то фразы с интонацией, выражавшей изумление или ужас».[340]

О чем же вел речь Гитлер? Как утверждалось в финских источниках, отнюдь не на тему о том, что финская армия должна включиться в осуществление германских планов, касавшихся Ленинграда. Если верить фрагменту материала, воспроизведенному впоследствии со скрытой записи на пленке, Гитлер беседовал о том, как хорошо были вооружены советские войска в 1939 г. во время «зимней войны» и почему Германия не могла начать против СССР войну ранее.[341] Не известно, однако, исчерпывался ли этим состоявшийся разговор. Профессор Маннинен отмечает, например, что гость из Германии разъяснял, когда отмечалось семидесятипятилетие Маннергейма, что Ленинград будет уничтожен «раз и навсегда» и только тогда Финляндия застрахует себя от «давления» со стороны этого города.[342] Согласно же утверждению самого финского главнокомандующего, «за время трехчасового визита Гитлера велись больше не военные, а политические беседы».[343]

Как свидетельствовал Лехмус, Маннергейм не знал о произведенной записи его беседы с Гитлером. Но, когда после войны его уведомили об этом, «маршал немного посетовал».[344] Общеизвестно, что в Финляндии строилось немало догадок о визите Гитлера. Остается и в данном случае предположить, что Гитлер имел в виду, после первой встречи, продолжить тактику постепенного влияния на Маннергейма, но уже теперь в самой Германии. Маршалу было предложено нанести ответный визит в ставку немецкого главнокомандования, причем, не откладывая его.

Поездка Маннергейма в Германию была предпринята на личном самолете Гитлера 27 июня. Маршала сопровождали генерал Туомпо, являвшийся одним из его ближайших помощников в ставке, а также еще четыре офицера. В их числе был и упоминавшийся ранее Лехмус.

Характерна атмосфера, которую создавала в стране финская печать в канун визита маршала в Германию. Самая распространенная в Финляндии газета «Хельсингин Саномат» писала 21 июня: «Мы стоим с нашими товарищами по оружию на общей непоколебимой позиции и прочно верим в окончательную победу».

В Восточной Пруссии на аэродроме у Гольдапа Маннергейма встречал Кейтель, а поблизости от ставки, в Растенбурге — сам Гитлер, которому маршал сразу преподнес подарок — финский автомат «Суоми». Затем в бункере ставки состоялась конфиденциальная беседа с гостем. В ходе нее, вспоминал Маннергейм, «я отчасти ожидал, что он заговорит о старом вопросе — об осуществлении совместной операции против Петербурга и Мурманской дороги — но хозяин удовлетворился желанием обсудить в первую очередь военный потенциал Финляндии». Когда же после этого, в оперативном отделе генерал Йодль сделал обзор об общем положении на фронтах, то Гитлер сообщил о начале в ближайшие дни наступления немецких войск на восточном фронте и, что «запрограммированным является наступление на Петербург».[345] При всем этом якобы не ставился вопрос о привлечении к операции финской армии. Начало указанного наступления предусматривалось поздним летом.[346]

Какие проблемы обсуждались во второй половине дня, когда Маннергейм гостил у Геринга в его охотничьем имении недалеко от ставки, осталось не ясным. Судя по фотографиям, запечатлевшим их обоих у разложенной на столе оперативной карты,[347] внимание было приковано, очевидно, к военным вопросам. Маннергейм, однако, не упоминает ничего об этом в своих мемуарах.

28 июня маршал возвратился в Финляндию. Естественно, необходимо оценить, какое в целом воздействие оказали на него встречи с Гитлером, и внесли ли они перемены в имевшиеся у Маннергейма представления относительно дальнейшего ведения войны против Советского Союза.

Если основываться на эпизоде, который описывает сопровождавший маршала во время визита Лехмус, то ответ можно дать ясный — от сомнений относительно возможности победы Германии Маннергейм определенно пришел к заключению о неотвратимом ее поражении. Лехмус пишет, что в тот же день вечером после возвращения из Германии маршал пригласил его домой к себе в Хельсинки и просил в присутствии министра обороны Вальдена, находившегося в дружеских отношениях с главнокомандующим, рассказать, какое сложилось мнение у него о закончившемся визите и предстоящем летнем наступлении Германии. Лехмус решил тогда откровенно сказать следующее: «После этой поездки и услышанных мною докладов в ставке Гитлера об обстановке, больше не верю в то, что Германия выйдет победителем или достигнет ничейного результата с Советским Союзом, восточный же поход, по-видимому, закончится фиаско для Гитлера». Маннергейм, по свидетельству докладывавшего, отреагировал так: «Действительно исключительно интересно было услышать, что и Вы пришли в данном случае к тому же самому окончательному заключению».[348] Это означало, по мнению Лехмуса, что маршал сделал радикальную переоценку своих взглядов относительно военной ситуации. Для Маннергейма, очевидно, важно было, что разговор состоялся в присутствии Вальдена, с которым, по всей вероятности, уже предварительно происходил соответствующий обмен мнениями.

Маннергейм безотлагательно проинформировал о своих соображениях, касавшихся оценки военно-политической обстановки, президента, узкий крут руководства в правительстве и начальника генерального штаба. Вместе с тем он был категорически против того, чтобы его мнение было доведено до сведения других лиц, в том числе и до командного состава на фронте.[349]

Однако вскоре события на советско-германском фронте стали развиваться совсем не так, как представлялось Маннергейму. Начавшееся в конце июня 1942 г. германское наступление было успешным. Осуществив глубокий прорыв на воронежском и ворошиловградском направлениях немецкие войска в середине июля стали продвигаться к Сталинграду и Кавказу.

История с операцией «Нордлихт»

В это время в финской ставке настроения стали заметно меняться. Генерал Туомпо писал в своем дневнике 15 июля: «Крупное наступление Германии… Маршал в хорошей форме и хорошо себя чувствует».[350] Приехавший за день до этого в Северную Финляндию — в Рованиеми — генерал Йодль довел до сведения финского командования, что наступление на Ленинград намечается начать в сентябре. Маршалу уже это было известно из донесения, поступившего из Германии от генерала Талвела.[351] Официально же эти сведения получили подтверждение в подписанной Гитлером 23 июля директиве, где группе армий «Север» давалось указание к началу сентября подготовить захват Ленинграда. Для обеспечения выполнения этой операции предусматривалось направить из Крыма после взятия Севастополя пять дивизий 11-й армии вместе с артиллерией особой мощности, а также передать другие части из резерва. 31 июля намеченная операция получила кодовое название «Нордлихт».[352]

Вряд ли следует недооценивать опасность для Ленинграда планировавшейся операции «Нордлихт». Многое в ходе ее могло зависеть от участия в ней Финляндии. Военные события на северном фланге должны были по замыслу Гитлера развиваться комплексно. Как совершенно правильно писал профессор Т. Полвинен, «следует помнить, что «Нордлихт» не был какой-то самоцелью, а являлся прологом предполагавшегося «Ланхсфанга»»[353] — операции по захвату Мурманска и Кандалакши. О повышенном внимании германских руководства и военного командования в середине лета 1942 г. к северному флангу свидетельствовали визиты в Финляндию из ставки Гитлера генерала А. Иодля, а также Г. Гиммлера. Они вели в Рованиеми переговоры с генералом Дитлем, командовавшим в Заполярье 20-й горной армией. Дитль настойчиво добивался того, чтобы склонить финское военное командование предпринять со своей стороны наступление на беломорском направлении и в ходе его перерезать Мурманскую железную дорогу. Об этом он еще ранее говорил представителю германского главнокомандования при финской ставке генералу Эрфурту, приезжавшему в Рованиеми. Ответ того был таков, что финны могут пойти на это в том случае, если группа армий «Север» возьмет Ленинград или произойдет замена финских войск на Карельском перешейке немецкими.[354]

Находясь в Финляндии несколько дней, Гиммлер встречался с президентом Рюти, премьер-министром Рангелем и выезжал в Миккели, где беседовал с Маннер-геймом. В свою очередь генералы Вольф и Эрфурт обсуждали с генералом Туомпо, судя по всему, оперативные вопросы.[355] Содержание этих бесед осталось неизвестным. Туомпо записал кратко в своем дневнике 31 июля следующее: Вольф тогда «сказал прямо, что скоро на очереди будет Ленинград», а в ответ «я заявил лишь, что это было бы, исходя из нашего положения, первостепенно важным».[356]

Говоря так, Туомпо, конечно же, выражал не только свое личное мнение. Маннергейм после состоявшейся встречи с Гиммлером заявил 2 августа о готовности в принципе согласиться участвовать в операции, имеющей цель перерезать Мурманскую железную дорогу. Вместе с тем, как уже было известно Эрфурту, маршал считал это выполнимым при условии, если в сентябре немецкие войска овладеют Ленинградом. Тогда можно будет использовать в наступлении финские дивизии, находившиеся на Карельском перешейке. К тому же, он рассчитывал на продвижение группы армий «Север» к южному побережью Онежского озера, поскольку это способствовало бы высвобождению еще более значительного количества финских войск в операции на беломорском направлении.[357]

Несомненно, на позицию Маннергейма повлияла сложившаяся обстановка на советско-германском фронте, когда немецкие войска вышли на ближние подступы к Сталинграду и продвигались к Северному Кавказу. К тому же поступали сведения в Миккели и о подготовке к наступлению на ленинградском направлении группы армий «Север». Ее командующий фельдмаршал Г. Кюхлер прибыл в августе в ставку Гитлера с докладом в этой связи. Представитель Финляндии при германском главнокомандовании генерал Талвела был информирован генералом Гальдером по поводу начавшихся приготовлений и был «согласен с планом дальнейших действий группы армий «Север» при наступлении на Ленинград».[358]

Для изложения своих соображений относительно складывавшейся обстановки и позиции германского командования Талвела убыл в Финляндию 13 августа, где состоялось соответствующее совещание. В ставке им было доложено, что Йодль заявил о согласии со всеми предложениями финского главнокомандующего, исключая возможность наступления южнее Ладожского озера.[359]

Йодль настойчиво предлагал Гитлеру, чтобы операцию «Нордлихт» проводил не командующий группой армий «Север», а фельдмаршал Э. Манштейн, руководивший до этого штурмом Севастополя, возглавляя 11-ю армию, соединения и части которой перебрасывались теперь под Ленинград. Имелось, очевидно, в виду, что он обладал в данном случае большим, чем Кюхлер, опытом, необходимым при взятии хорошо защищенного крупного приморского города. На следующий день после проведенного Гитлером 23 августа совещания (с участием Кюхлера), на котором обсуждалось наступление на Ленинград, было поручено осуществлять руководство операцией «Нордлихт» Манштейну. Такое решение являлось само по себе совершенно необычным и явно умаляющим положение фельдмаршала Кюхлера, как командующего группой армий «Север», которая изначально была нацелена на взятие Ленинграда. Добавим к этому, что Манштейн, давно известный своим независимым поведением и своенравностью, не принадлежал к числу тех, кому особо благоволил Гитлер. К исходу 10 сентября 1942 г. было приказано подготовиться к наступлению на Ленинград. Позднее этот срок оказался отодвинутым до 14 сентября.[360]

Планом операции «Нордлихт» предусматривалось на первом этапе начать наступление из района Мги через Неву, изолировать Ленинград с востока, перерезав пути, связывающие его с Ладожским озером, и соединиться с финскими войсками, которые стояли на Карельском перешейке. На втором этапе — осуществить захват города и полное его уничтожение. Финляндии же предлагалось «выразить свои чувства» артиллерийским огнем.[361]

Финское военное руководство считало необходимым более обстоятельно выяснить все связанное с намерением германского главнокомандования начать наступление на Ленинград, и начальник генерального штаба Хейнрикс направился в Винницу, куда с середины июля переместилась ставка Гитлера. 14 августа Хейнрикс встречался с Гитлером, удостоившись завтрака с ним. Финского генерала ознакомили с военной обстановкой Кейтель, Йодль и Гальдер. Талвела также присутствовал там. К сожалению, нет обстоятельных сведений об этой поездке. В дневнике Туомпо также о происходивших событиях с 12 августа и до 20 сентября 1942 г. пропуск в записях. Маннергейм же, исходя из доклада, который сделал ему Хейнрикс после возвращения в Финляндию,[362] записал в своих мемуарах лишь фразу о том, что немцы «приступят теперь, как ранее уже и было заявлено Гитлером, к уничтожению Петербурга».[363]

Между тем, во второй половине августа советские войска на Ленинградском и на Волховском фронтах начали активные наступательные действия. Германское командование вынуждено было использовать для отражения попыток прорвать немецкую оборону южнее Ладожского озера прибывшие из Крыма соединения. 30 августа Гальдер констатировал, что «силы, подготовленные для штурма Ленинграда, все больше и больше используются для сдерживания этого наступления».[364]

В такой обстановке Манштейн, оценивая возможности проведения операции «Нордлихт», пришел к заключению, что нанесение главного улара лучше бы было осуществить со стороны Финляндии, с Карельского перешейка. Вообще же, считал он, наступление следовало одновременно вести с двух направлений — с севера и с юга.[365] Это, естественно, меняло подход к позиции, которую планировала занимать Финляндия при проведении операции «Нордлихт».

Если учесть, что новый замысел Манштейна получил поддержку в ставке Гитлера, то перед финским политическим и военным руководством стала не простая задача. Надо было уже определенно заявить о своем отношении к возможности соучастия финских войск в наступлении на Ленинград, поскольку Йодль 30 августа дал Эрфурту письменное указание довести до сведения военного руководства в Миккели новый подход германского командования к осуществлению операции «Нордлихт» — наступать одновременно с вооруженными силами Финляндии.

Об этом плане Эрфурт сообщил Хейнриксу, последний ответил 2 сентября, что необходимо согласование поставленного вопроса, прежде всего с политическим руководством Финляндии. Через день Хейнрикс официально уведомил Йодля, что предложение немецкого командования «в принципе не отвергается». Ман-нергейм же сделал уточнение, сказав Эрфурту, что участие финнов в операции «Нордлихт» будет «лишь очень скромным».[366] О том, как следовало понимать такое разъяснение осталось неизвестным.

Последовавшие затем события избавили финское командование от конкретизации своих действий, поскольку советские войска, ведя упорные наступательные бои в районе Синявино, а также на ряде других участков Ленинградского и Волховского фронтов, обескровили ударные силы немецкой группировки, готовившейся, в соответствии с оперативным планом «Нордлихт», к захвату Ленинграда. В результате, писал в своих воспоминаниях Манштейн, «вместо запланированного наступления на Ленинград развернулось сражение южнее Ладожского озера… Дивизии нашей армии понесли значительные потери. Вместе с тем была израсходована значительная часть боеприпасов, предназначавшихся для наступления на Ленинград».[367] По оценке советского командования, только на одном лишь синявинском направлении немецкие войска потеряли убитыми и пленными 60 тыс. солдат и офицеров, 200 танков, 260 самолетов, 600 орудий и минометов.[368] Тем самым, по признанию Манштейна, «о наступлении на Ленинград теперь не могло быть и речи».[369]

Однако ставка Гитлера не хотела «расхолаживать» финское военное командование. Спустя три дня после истечения запланированного срока начала операции «Нордлихт» —18 сентября — Талвела передал в Финляндию уведомление Йодля о дальнейших намерениях германского руководства. Сообщалось, что немецкие поиска имеют цель расширить «Шлиссельбургский коридор», после чего повернуть на Ленинград.[370] В свою очередь 19 сентября и по дипломатическому каналу поступило сообщение из Берлина от Кивимяки. Он передавал: «Позавчера Вейссауер сказал, что согласно полученным достоверным данным от одного высокопоставленного лица из военных узнал, что второе наступление на Ленинград, о чем он прежде сообщал, начнется все же этой осенью. Со своей стороны он предполагает, что полностью окруженный Ленинград и изможденное его население, которое в течение зимы подвергалось артиллерийскому обстрелу и бомбардировке в городе, возможно, пойдет на капитуляцию. В этой связи хочу попросить, чтобы все предположения, касающиеся овладения Ленинградом не придавать гласности в Финляндии».[371]

Однако обстановка складывалась так, что Манштейну в это время необходимо было стабилизировать оборону. Удалось же решить такую задачу лишь в первой половине октября. К этому времени части советских войск, писал командующий Ленинградским фронтом Л. А. Говоров, «проведя местные операции на нескольких участках фронта, улучшили свои позиции и обескровили ударную группировку, созданную немцами».[372]

В конечном счете, германское военное командование вынуждено было отложить осуществление намечавшейся операции на неопределенное время. Однако со стороны Финляндии оно все же провело одну операцию на Ладожском озере, готовившуюся в течение мая-июля с целью полностью перекрыть связь с блокированным городом, путем нарушения одной из главных коммуникаций — ладожской «Дороги жизни», связывавшей Ленинград с Большой землей, осуществив захват небольшого острова Сухо. Дело в том, что положение этого острова позволяло контролировать движение по Ладожской трассе. Таким образом, ставилась задача добиться ужесточения блокады Ленинграда.

По своей сути эта операция на этапе позиционной войны подтверждала взаимодействие немецкого и финского командования при осуществлении блокады Ленинграда. В этом отношении нельзя не упомянуть о несостоятельности утверждения одного из финских авторов В. Эрккиля, что «финны не прикасались также к ленинградской снабженческой коммуникации, которая зимой проходила по льду Ладожского озера».[373] Справедливости ради, надо сказать о том, что в том же году финская сторона предпринимала попытку прекратить действие этой линии связи.

Задуманная операция проводилась 22 октября. 30 десантных барж и катеров, а также несколько небольших транспортов, прибывших по Сайменскому каналу и системе озер, предприняли попытку с боем овладеть островом Сухо, но были отброшены, хотя на первом этапе и смогли высадить десант. Официально во главе группы судов, в которые входили десантные баржи, немецкие минные заградители и итальянские торпедные катера, был полковник из финской береговой артиллерии (впоследствии генерал) Э. И. Ярвинен, а фактически боевыми действиями руководил немецкий полковник Зибель.[374]

Для разгрома судов десанта, неожиданно появившихся у острова, потребовалось быстрое введение в действие значительных сил авиации флота и Ленинградского фронта, а также отрядов кораблей Ладожской военной флотилии. Судя по заблаговременно проводившейся подготовке захвата острова Сухо, эта акция предусматривалась, как составная часть планировавшейся операции «Нордлихт». Независимо от проведения общей операции, которая была отложена, посчитали, очевидно, целесообразным осуществить замысел перекрыть Дорогу жизни.

Однако достижение цели захвата Ленинграда в 1942 г. так и осталось не реализованным. Штурма не получилось, но блокада города продолжалась. Неудача постигла осаждавшие город немецкие и финские войска, прежде всего в силу того, что они не были в состоянии сломить сопротивление защитников Ленинграда. Попытка еще туже затянуть блокадный узел, чтобы таким образом добиться абсолютной изоляции города, также не удалась.

ЛИКВИДАЦИЯ «ФИНСКОГО ЗВЕНА» БЛОКАДЫ

Финские бомбардировщики в зоне Ленинграда

Участие финских войск в блокаде Ленинграда с сентября 1941 г. и в последующее время имело существенное отличие от действий немецкой армии. Оно проявилось, прежде всего, в том, что с финской стороны не предпринималось разрушительного воздействия по городу, как это делали войска немецкой группы армий «Север». Вооруженные силы Финляндии не пытались в период всей блокады Ленинграда вести по нему огонь из дальнобойных орудий или наносить бомбовые удары. Достаточно красноречивым подтверждением тому являлся следующий широко известный факт. На памятной доске, на одном из зданий в центре Ленинграда, сохранившейся со времени блокады, написано предупреждение, что наибольшая опасность при артиллерийском обстреле была на обращенной к югу стороне улицы.

Возможно, особенность поведения осаждавших город финских войск имела определенную логическую связь с событиями самого начала войны. Тогда советская авиация нанесла, как отмечалось ранее, массированный удар по тем аэродромам, которые пытались использовать немецкие самолеты для бомбардировки Ленинграда. Опасение повторения таких налетов советской авиации в дальнейшем, может быть, являлось для финского руководства сдерживающим фактором.

Вместе с тем с началом блокады Ленинграда западные державы стремились повлиять на Финляндию в том отношении с целью предотвратить возможность применения ее артиллерии и авиации в целях разрушения города, как этого требовал Гитлер. Так, в конце сентября 1941 г. посланнику в Вашингтоне Прокопе ставился в жесткой форме вопрос: «Почему финская артиллерия обстреливает Петербург?».[375]

По этому поводу Госдепартаменту США было дано разъяснение, что, прежде всего, находящаяся у Финляндии на фронте артиллерия не имеет такой возможности — она «не достает до Петербурга».[376] В Вашингтон все же продолжала поступать подобная сомнительная информация. В частности, американский посланник в Хельсинки Шоенфельд, ссылаясь на сведения, исходившие из генерального штаба Финляндии, телеграфировал в Госдепартамент о том, что финские войска «продолжают бомбить Петербург.[377] Финляндии приходилось опровергать это, используя дипломатический канал. Действительно, по своим возможностям финская артиллерия и авиация не могли причинить сколько-нибудь серьезного ущерба Ленинграду, и это подтверждалось на деле.

Политическое и военное руководство Финляндии внимательно относилось в создавшихся условиях к оценке складывавшейся обстановки на восточном фронте и учитывало отмечавшиеся там серьезные перемены, особенно те, что происходили в конце 1942-начале 1943 гг. Тогда прежде всего потрясло сокрушительное поражение немецкой армии под Сталинградом. Вместе с тем, 18 января 1943 г. войска Ленинградского и Волховского фронтов прорвали блокаду Ленинграда южнее Ладожского озера. При таком развитии событий, естественно, в Финляндии возникло опасение, что может произойти и полное снятие блокады города.

Финский посланник в Берлине Кивимяки сообщал в Хельсинки, что по своей инициативе он там «особо заострил внимание на необходимости сохранения блокады». Его тревожило то, что в противном случае высвободившиеся советские войска частично «могут быть переброшены на Карельский перешеек».[378] Финское командование, исходя из этого, начало опасаться за свою оборону к северу от Ленинграда.

Однако немецкое руководство ориентировало Хельсинки в ином направлении — готовиться к захвату Ленинграда. В марте Риббентроп в беседе с министром иностранных дел Финляндии X. Рамсаем сказал, что «битва против России, в ходе которой овладение Ленинградом является для Германии главной задачей, будет, естественно, важнейшей».[379] В свою очередь представители германских вооруженных сил обращали внимание своих коллег в Финляндии на необходимость более эффективного использования занимаемых финской армией рубежей на подступах к городу. В частности, осенью 1943 г. в Финляндию прибыл представитель командования группы армий «Север» генерал Г. Томас. Он высказался за необходимость установления на Карельском перешейке немецких дальнобойных орудий, которые могли бы начать обстрел Ленинграда с севера. Реализация такой идеи, по мнению немецкого командования, к тому же способствовала бы вселению «уверенности в братство по оружию с Германией».[380]

Вообще на Ленинградском фронте с пристальным вниманием следили за действиями финской артиллерии. Ее полевые орудия вели, естественно, огонь по позициям советских войск, занимавших оборону на ближних подступах к Ленинграду. Существовала такая опасность, конечно, и для города. Но были явно и определенные факты преувеличения оценок действия финской артиллерии, которые использовались советскими дипломатами, чтобы показать сохраняющуюся угрозу для города самим присутствием финской армии вблизи него. По словам шведского посланника В. Ассарссона, 18 сентября 1943 г. Молотов во время беседы с ним возмущенно говорил, что якобы «финские пушки ежедневно ведут огонь по Ленинград?»[381]

Общая обстановка в военном отношении, складывавшаяся для Ленинграда к исходу 1943 г., характеризовалась наращиванием боевых сил оборонявших его войск, которые готовились к решительному наступлению против немецкой группы армий «Север». Эта серьезная операция была осуществлена в январе 1944 г. в результате мощного удара, нанесенного по противнику войсками Ленинградского и Волховского фронтов. Немецкие соединения и части оказались полностью отброшенными от города и отступили в Прибалтику. В этой связи президент Финляндии Рюти заявил с тревогой 2 февраля 1944 г. при встрече с германским посланником Блюхером: «Отход немцев от Ленинграда является для Финляндии большим несчастьем. Теперь Карельский перешеек может быть подвергнут мощному наступлению со стороны русских».[382]

Действительно, после снятия блокады на юге Ленинграда для советского военного командования оставалась проблема ликвидации остававшейся опасности для город с севера.

Этого не могли не понимать в Финляндии. Известный финский писатель и фронтовой офицер службы просвещения Олави Пааволайнен записал тогда в своем дневнике: «Поражение немцев на Ленинградском фронте, говорят за рубежом, является, прежде всего, поражением финнов. Утверждается, что Говоров, командуя русской артиллерией, прорвал ранней весной 1940 г. «линию Маннергейма», а теперь перейдет успешно от обороны Ленинграда к наступлению. Против кого — это следует себе уяснить. У него есть опыт ведения боевых действий на Карельском перешейке!».[383]

В правительственных и военных кругах Финляндии приходили к выводу, что если не будут предприняты усилия для достижения сепаратного мира с Советским Союзом, то с его стороны последует наступление. Что касалось советского правительства, то оно не было уверенно в готовности финского руководства прекратить «братство по оружию» с Германией и заключить мир с СССР на требуемых им условиях. Сталин в послании к Черчиллю писал 15 марта 1944 г. об отсутствии у него оснований считать, что Финляндия «уже решила порвать с Германией и готова предложить приемлемые условия».[384]

В Москве делали такое заключение, основываясь, очевидно, на результатах негласных контактов в Стокгольме в феврале 1944 г. между Ю. К. Паасикиви и А. М. Коллонтай, когда финскому представителю были переданы предварительные условия советского правительства для достижения перемирия. В них важнейшим положением было восстановление мирного договора 1940 г. и отвод финских войск за установленную им границу. Ответ из Хельсинки последовал на это отрицательный. Не привела к положительным итогам и поездка в Москву в конце марта Ю. К. Паасикиви и К. Энкеля, где им были переданы советские условия перемирия с уточнениями отдельных положений.

В ходе переговоров с финскими представителями Молотов обратил их внимание, в частности, на то, что полтора месяца тому назад самолеты Финляндии бомбили Ленинград.[385] Такое утверждение не совсем соответствовало действительности. Это было всего два раза — 21 февраля и еще в ночь с 9 на 10-е марта 1944 г., когда финский бомбардировщик нанес удар по ряду аэродромов и посадочных площадок вблизи Ленинграда (в Горской, Левашове, Юкки и Касимово).[386] Это впоследствии объяснялось с финской стороны как бы ответным действием, вызванным налетами советских бомбардировщиков на Хельсинки 6, 16 и 26 февраля.

Факт нанесения бомбовых ударов по финской столице в указанные дни имел место, хотя преимущественно с других, а не с названных аэродромов. О налетах на Хельсинки официально сообщалось в советской печати. Они как, считали в Финляндии, имели цель оказать давление на руководство страны, заставив его принять решение о выходе из войны. По этому поводу Таннер, принадлежавший к «узкому кругу» лиц, определявших политику Финляндии, отмечал: «Советский Союз хотел, очевидно, таким путем оказать давление на Финляндию».[387] Действительно, именно в это время в Стокгольме проходили переговоры между Паасикиви и Коллон-тай (18,19 и 21 февраля) по поводу восстановления мира между СССР и Финляндией. Но, как подчеркнул Таннер, воздействие с помощью воздушных налетов «являлось плохой тактикой в финляндском вопросе».[388]

Тем не менее, ситуация, складывавшаяся в связи с проникновением финских самолетов в воздушное пространство над районом Ленинграда, свидетельствовала о проявлении активности с финской стороны. Эти действия уже явно показывали, что финские войска, которые в течение 900 дней блокады Ленинграда находились в пассивном состоянии, изменили свое поведение. Фактически оставшийся финский сектор существовавшей блокады города начал давать знать о себе. Особенно это проявилось в начале апреля 1944 г.

В апреле 1944 г. финская авиация повторила попытку вторгнуться в воздушное пространство Ленинграда. В ночь с 3 на 4 апреля 35 бомбардировщиков «Юн-керс-88» двигались из района Иоэнсуу в этом направлении. Маршрут полета их пролегал над Ладожским озером с поворотом затем на запад, курсом на Ленинград. Воздушное пространство Финляндии находилось в это время под наблюдением трех советских радиолокационных станций. Самолеты были обнаружены на далеком расстоянии, что позволило командованию Ленинградской армии противовоздушной обороны заблаговременно привести в полную боевую готовность истребительную авиацию и зенитную артиллерию. Как впоследствии выяснилось, удар наносился по аэродрому Корнево, но опасение было такое, что бомбардировщики, возможно, попытаются проникнуть к Ленинграду. Налет был отражен с потерями для финской авиации. Так закончилось последнее вторжение самолетов Финляндии в воздушное пространство города. В финской исторической литературе осталось без внимания рассмотренное событие. Возможно, это потому, что проникновение финской авиации в зону Ленинграда противоречило ранее существовавшему запрету производить такого рода полеты. Здесь необходимо заметить, что до конца 1990-х гг. в отдельных публикациях в Финляндии существовали ошибочные утверждения на этот счет. Отмечалось, что за всю войну лишь «однажды финский бомбардировщик сбросил на город 600-килограммовую бомбу, в силу того, что летчик сбился с маршрута и бомбил по ошибке».[389] На самом деле все это было далеко не случайно. Проникновение же довольно значительного количества финских самолетов в зону Ленинграда, как уже отмечалось, имело место, однако, на заключительном этапе войны.

То, что происходило в апреле 1944 г., явно заставило советское командование поспешить с ликвидацией северного «финского звена», оставшегося от блокады Ленинграда. Войска противника находились в трех десятках километров и могли произойти новые неожиданные действия с его стороны. К тому же к финскому театру военных действий оказывались прикованными значительные силы двух фронтов — Ленинградского и Карельского, которые могли более эффективно вести боевые действия уже непосредственно против Германии.

После отклонения Финляндией 19 апреля советских условий и прекращения переговоров о достижении перемирия. Ставка советского Верховного Главнокомандования и Генеральный штаб приступили к разработке плана проведения наступательной операции против финской армии. Целью этого плана была окончательная ликвидация оставшегося звена существовавшей блокады Ленинграда, и вывода Финляндии из войны на стороне Германии.

Стремительный прорыв

Уже 1 мая 1944 г. командование Ленинградского и Карельского фронтов получило распоряжение Верховного Главнокомандования начать активную подготовку к наступлению против финской армии на двух направлениях: выборгском и свирско-петрозаводском. В целом же речь шла о проведении единой Выборгско-Петрозаводской стратегической наступательной операции.

Через несколько дней к юго-западу от Ленинграда в недавно освобожденном от немецких войск поселке Ропша состоялось весьма важное совещание, проводившееся с участием командующего Ленинградским фронтом генерала армии Л. А. Говорова, члена Военного совета генерал-лейтенанта А. А. Кузнецова и начальника штаба генерал-полковника М. М. Попова. В уцелевшем от разрушения немецкими войсками старинном Ропшинском дворце собрались начальники управлений и отделов штаба фронта, командующие и члены военных советов 21-й и 23-й армий, командиры ряда соединений. Там состоялось обсуждение деталей проведения намеченной операции. Время на ее подготовку отводилось крайне мало — всего один месяц. Главный удар должна была нанести на выборгском направлении 21-я армия, прибывшая из резерва Ставки ВГК. Командовал ею генерал-лейтенант Д. Н. Гусев, возглавлявший перед этим штаб Ленинградского фронта. 23-я армия генерал-лейтенанта А. И. Черепанова, занимавшая ранее оборону на Карельском перешейке, должна была наступать в северо-восточной его части на кексгольмском направлении.

Стояла весьма сложная задача штурмовать три сильно укрепленные полосы глубиной почти до 100 километров, перерезавшие Карельский перешеек. В прошлом для того, чтобы прорвать «линию Маннергейма» потребовалось 3,5 месяца. Теперь же путь преграждала значительно более совершенная система обороны с сотнями долговременных железобетонных сооружений и убежищ, прикрытых густой сетью гранитных надолбов и противопехотных препятствий. Всего было три полосы укреплений: первая представляла собой систему обороны полевого типа с сильными узлами сопротивления и опорными пунктами; вторая — главная (линия «ВТ») с 926 подземными железобетонными и иными сооружениями, соединенными линией окопов; третья — южнее Выборга — восстановленная по существу «линия Маннергейма».[390]

В преддверии боев, когда разведка фронта под руководством генерал-майора П. П. Евстигнеева вела напряженную работу по тщательному изучению и обобщению сведений о системе обороны противника, в войсках 21-й и 23-й армий шло непрерывное обучение бойцов различным способам прорыва укреплений, захвата опорных пунктов и дотов. Для этого во всех дивизиях были оборудованы учебные поля с элементами той обороны, которую предстояло штурмовать.

Не менее важной и сложной задачей являлась скрытная переброска соединений 21-й армии с нарвского направления на Карельский перешеек. «Шутка ли, — вспоминал начальник инженерных войск фронта генерал Б. В. Бычевский, — тайно перевезти десять дивизий, около трех тысяч орудий, танковые части, тылы!».[391] Большую роль сыграли здесь моряки Краснознаменного Балтийского флота, транспортировавшие из Ораниенбаума в район Лисьего Носа, пять стрелковых дивизий. Удалось также перевезти через Ленинград четыре дивизии мелкими подразделениями. Это делалось незаметно в условиях оживленного движения в городе различных видов транспорта.

Всего к началу наступления войск Ленинградского фронта на Карельском перешейке было сосредоточено до 260 тысяч человек, около 7,5 тысяч орудий и минометов, почти 630 танков и самоходно-артиллерийских установок и до 1 000 самолетов. В результате соотношение сил было в пользу советских войск по пехоте — почти в 2 раза, по артиллерии — в 5, по танкам — в 7 и по авиации — в 6 раз.[392]

Оборону финских войск на Карельском перешейке занимали III армейский корпус генерала X. Сийласвуо и IV армейский корпус генерала Т. Лаатикайнена, подчинявшихся непосредственно ставке главнокомандования. Наряду с ними оборону побережья Финского залива и Ладожского озера держали две бригады. Всего на Карельском перешейке находилось 26 процентов сухопутных войск и артиллерии финской армии.[393]

Приближался день начала наступления. Войска заняли исходные рубежи. На выборгском направлении командование сосредоточило 60–80 % всей группировки. 30-й гвардейский стрелковый корпус генерала И. П. Симоняка, отличившийся в боях под Ленинградом, должен был осуществить прорыв на участке Средневыборгского шоссе; находящийся на левом фланге 109-й стрелковый корпус генерала И. П. Алферова — вдоль железной дороги и Приморского шоссе; расположенный справа 97-й стрелковый корпус генерала М. М. Бусарова — в направлении на Каллелово.

9 июня в 8 часов утра началось предварительное разрушение артиллерией и авиацией Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота противостоявших оборонительных сооружений. «Чтобы замаскировать участок прорыва… 21-й армии, — писал впоследствии генерал Г. Ф. Одинцов, — разрушение производилось на всем Карельском перешейке, включая полосу 23-й армии».[394]

Первой нанесла удар по узлам обороны авиация. 370 самолетов бомбардировочных и штурмовых авиационных дивизий участвовало в этой операции, продолжавшейся около часа.

Последовавший затем артиллерийский удар по первой полосе обороны представлял собою методичное разрушение укреплений, длившееся без перерыва 10 часов. Все это время командующий фронтом Говоров находился на участке 21-й армии, внимательно следя за ходом операции. И ему, как профессиональному артиллеристу, не трудно было оценить, сколь значительным оказался результат. В тот день на Карельском перешейке удалось уничтожить 335 инженерных сооружений.[395]

Предпринятая вечером разведка боем позволила определить оставшиеся неподавленными огневые средства и уточнить сведения о противостоявших частях. А уже в 4 часа утра 10 июня 21-я армия изготовилась для перехода в наступление, и почти в то же время Говоров вместе с оперативной группой выехал на специально оборудованный наблюдательный пункт для руководства войсками.

Переходу соединений и частей в наступление предшествовала сильная артиллерийская и авиационная подготовка, позволившая уничтожить уцелевшие за рекой Сестрой оборонительные сооружения, командные и наблюдательные пункты. В многочисленной исторической и мемуарной литературе Финляндии отмечается огромная мощь этого огневого воздействия, которое перемололо оборонительные сооружения, превратив их в груды песка и земли. По свидетельству командира 1-го пехотного полка (впоследствии генерал-лейтенанта, начальника генерального штаба финской армии) Т. В. Вильянена, «был такой огненный ад, которого никогда не было в истории Финляндии».[396]

Нанесенный удар и последующее быстрое наступление войск Ленинградского фронта на Карельском перешейке, по утверждению премьер-министра Финляндии Э. Линкомиеса, были «полной неожиданностью» для Маннергейма. Бывший начальник генерального штаба финской армии генерал-лейтенант Эш считал, что командованию Ленинградского фронта, стремившемуся к достижению внезапности и скрытно сосредоточившему свои войска, «удалось в этом отношении преподнести неожиданный сюрприз». Сам Маннергейм пишет в своих мемуарах, что он возлагал надежду на достаточную надежность и силу оборонительных укреплений на Карельском перешейке.[397]

Впоследствии Линкомиес, критикуя маршала Маннергейма, несшего в первую очередь ответственность за возведение этих укреплений, писал, что следовало создавать главную линию обороны не близко от линии фронта, а дальше от нее, используя более удобные для этого условия местности. Но главнокомандующий, по мнению Линкомиеса, принимал во внимание в данном случае следующее: «Если бы цепь укреплений начали строить далеко от линии фронта, то, естественно, распространилось бы мнение, что верили в возможность сдачи противнику той части перешейка, которую заблаговременно не укрепляли. По этой причине размещение цепи укреплений планировалось вдоль исторической государственной границы. Маршал при одобрении плана недостаточно обдумал его и ввел себя в заблуждение, дав волю фанатизму».[398]

Непосредственно наступление войск Ленинградского фронта началось 10 июня в 8 часов 20 минут. 21-я армия, форсировав реку Сестру, стала стремительно продвигаться вперед. К исходу 10 июня ей удалось вклиниться в оборону IV армейского корпуса финляндской армии и продвинуться на 5-15 км. В это время с финской стороны стали приниматься меры, чтобы, используя резервы, контратаковать советские войска. Но это, оказалось, сложно сделать в силу быстроты продвижения советских войск.

Кто мог сказать тогда с полной определенностью, что оно окажется столь успешным? Можно ли было без тени сомнений думать, что наступавшие, проломив бреши в трех железобетонных поясах, всего через десять дней, подойдут к стенам Выборга и возьмут его штурмом? Анализ происходившего позволяет ответить, что уверенность у советского командования, несомненно, была. Хотя и оно не могло категорически сказать, что для осуществления поставленной цели понадобится ровно столько дней, сколько запланировано.

Генерал Попов, возглавлявший Ленинградский фронт в начале Великой Отечественной войны и возвратившийся в Ленинград весной 1944 года, писал: «Когда мы с Говоровым остались одни, произошел очень интересный разговор. Леонид Александрович попросил меня, как участника операций под Москвой, под Сталинградом, на орловско-брянском направлении и в Прибалтике, со всей искренностью сказать, верю ли я в успех подготавливаемой операции. Откровенно говоря, подобный вопрос был для меня неожиданным. Подумав, я с полной убежденностью дал положительный ответ. Действительно, мы накопили уже огромный опыт ведения войны. В силах у нас было бесспорное превосходство, и организация наступления была хорошо продумана. В этих условиях никаким сомнениям в успехе готовящейся операции не оставалось места».[399]

Первый день наступления дал положительный результат. На главном направлении успешно действовали гвардейцы 30-го корпуса генерала Н. П. Симоняка. Стремительно продвигались вперед 45-я гвардейская стрелковая дивизия генерала С. М. Путилова и 63-я гвардейская стрелковая дивизия генерала А. Ф. Щеглова.

Уже к вечеру и на приморском участке соединения 109-го корпуса значительно продвинулись вперед. Части 72-й стрелковой дивизии генерала И. И. Ястребова, овладев станцией Оллила (Солнечное), вели бои в Куоккала (Репи-но). Одновременно к репинским «Пенатам» подходили со стороны Финского залива полки 109-й стрелковой дивизии генерала Н. А. Трушкина.

На второй день наступления войска 21-й армии, развивая успешное продвижение, выходили уже к главной укрепленной полосе противника, именовавшейся «линией «ВТ»». Части 30-го гвардейского корпуса подошли к мощному узлу обороны Кивеннапа (Первомайское), а войска приморского направления вступили в Терийоки (Зеленогорск).

В этот же день начала наступление 23-я армия на кексгольмском направлении. Всего к исходу 11 июня на Карельском перешейке было занято 80 населенных пунктов.

За успехи, достигнутые в боях по прорыву первой линии обороны на Карельском перешейке, наиболее отличившимся соединениям и частям было присвоено почетное наименование «Ленинградских». Вместе с тем Ставка направила командованию фронта весьма лаконичную директиву: «Продолжать наступление, энергично преследуя отходящего противника, с задачей 18–20.06 овладеть г. Выборг».[400]

Однако до него оставалось еще 90 километров, и путь продвижения войскам вперед преградила вторая мощная железобетонная линия укреплений. К тому же финское командование, угадало направление главного удара и сосредоточило в центре перешейка перед 30-м корпусом советской армии большие силы, максимально возможные. Так, в частности, здесь была введена в бой единственная в финской армии танковая дивизия.

После овладения частями 30-го корпуса 12 июня поселком Кивеннапа дальнейшее продвижение их затормозилось. И на приморском фланге 109-му корпусу удалось овладеть только лишь станцией Райвола (Рощино) и поселком Тюрисевя (Ушково). Войска 23-й армии смогли продвинуться всего на 2–6 км.

От командующего фронтом требовалось в сложившейся обстановке принятие такого решения, которое бы обеспечило выполнение в срок приказа Ставки. И оно созрело, показав полководческое искусство Говорова. Несомненно, когда через несколько дней — 18 июня было объявлено о присвоении Говорову звания маршала, это имело прямое отношение к оценке достигнутого результата.

Смысл решения, принятого командующим фронта 12 июня, заключался в использовании фактора внезапности путем переноса направления главного удара с центра перешейка в полосу Приморского шоссе. Туда в течение суток требовалось скрытно перебросить со средневыборгского направления свыше ста дивизионов артиллерии и минометов, а также подготовить к введению в бой резервы фронта — 108-й и 110-й стрелковые корпуса. Имелось также в виду усилить взаимодействие сухопутных сил с Балтийским флотом путем поддержки им наступавших в районе Койвисто (Приморск).

Целые сутки 13 июня и до утра следующего дня шла скрытная перегруппировка сил. На приморском направлении был быстро сосредоточен 3-й артиллерийский корпус прорыва генерала И. Н. Жданова, что позволило создать там сильную огневую мощь — до 250-ти орудий и минометов на километр фронта.

Прорыв линии «ВТ» начался утром 14 июля артиллерийской и авиационной подготовкой, длившейся в общей сложности более двух часов. 108-й стрелковый корпус генерала М. Ф. Тихонова и 109-й стрелковый корпус генерала И. П. Алферова, перешедшие в наступление, начали штурм финских укреплений. Наиболее упорный и ожесточенный характер носили бои у Кутерселькя (Лебяжье), где была сложная система обороны с 23 дотами.

Прорыв линии укреплений во многом облегчился благодаря выходу 1-й танковой бригады к Приморскому шоссе. Это создало для оборонявшихся угрозу окружения. 46-я стрелковая дивизия полковника С. Н. Борщева и 90-я стрелковая дивизия генерала Н. Г. Ляшенко, форсировав реку Ваммелсууйоки (Черная речка), взяли штурмом сложные узлы сопротивления, созданные в этом районе.

Со стороны финских войск — 3-й пехотной дивизии генерала А. Паяри и танковой дивизии генерала Р. Лагуса — была предпринята попытка контратаковать наступавших, но она не дала результата. Более того, войска 21-й армии расширили участок прорыва до побережья Финского залива.

В обстановке отхода частей IV армейского корпуса к третьей полосе обороны значительно упал моральный дух среди финских солдат, проявились панические настроения, дезертирство. В тылу, по свидетельству Блюхера, также «поднялась на новый гребень волна настроений безнадежности, захлестнувшая не только городское население, но и сельское».[401]

Происходившее стало предметом весьма критического обсуждения среди генералитета и офицерского состава. Маннергейм был даже склонен уйти со своего поста.[402] Стали производиться перестановки в командном составе. Руководство войсками на Карельском перешейке возглавил командовавший до этого Олонецкой группой войск генерал Эш. В дополнение к уже переброшенным в район боев 4-й и 17-й пехотным дивизиям, 3-й и 20-й пехотным бригадам, было направлено из Южной Карелии управление V армейского корпуса.

В стремительно менявшейся к худшему обстановке для финских войск наступал новый этап боев на ближних подступах к Выборгу, где проходила третья полоса укреплений. К этому времени, за 17–18 июня с боями была уже занята наступающими западная часть Карельского перешейка. 46-я дивизия С. Н. Борщева при взаимодействии с моряками КБФ овладела к исходу 18 июня городом и портом Койвисто (Приморск).

«Теперь, — писала английская газета «Дейли Мейл», — русские прорвали на Карельском перешейке стальную, бетонированную линию которая, как считается, принадлежала к числу самых сильных в мире… и полным ходом устремились к Выборгу».[403]

Третья линия укреплений не задержала продвижения наступавших. К концу 19 июня 21-я армия завершила ее прорыв на протяжении 70-ти км фронта. Поздно ночью Говоров отдал приказ о взятии Выборга в течение следующего дня. В обращении военного совета Ленинградского фронта к войскам еще до этого требовалось выполнить задачу «по разгрому финских войск на Карельском перешейке и обеспечению полной безопасности Ленинграда со стороны Финляндии».[404] Ни о каких последующих действиях при овладении Выборгом речи не шло.

Тем временем маршал Маннергейм отдал своим войскам приказ, во что бы то ни стало остановить на рубеже третьей линии обороны продвижение наступавших. В свою очередь тогда же, 19 июня, перед немецким генералом Эрфуртом был поставлен вопрос о необходимости получения от Германии поддержки войсками путем переброски на Карельский перешеек шести немецких дивизий. Ответ из ставки Гитлера, полученный на следующий день, был положительный, однако содержал условие, чтобы финские войска сохранили за собой третью оборонительную линию.

Но сделать этого финской армии не удалось, так как уже 20 июня части 108-го стрелкового корпуса, прорвали последние укрепления на подступах к Выборгу и начали штурм города. Еще утром наступавшим удалось частично овладеть его южными окраинами. 90-я стрелковая дивизия генерала Н. Г. Лященко одной из первых смогла прорваться в центр Выборга, расчленить 20-ю бригаду финских войск, державшую внутреннюю оборону города, и нанести ей поражение в уличных боях.

Характерно, что о начале штурма Выборга советскими войсками стало известно в финской ставке необычным образом. Представитель ее полковник В. Нихтиля свидетельствовал о происшедшем так: «Узнали мы об этом явно прежде, чем командование армейского корпуса. Один русский командир из танковых войск сообщил шедшим в первом эшелоне: «Вступил в Выборг и намерен дальше двигаться вдоль улиц». Разведка ставки перехватила, а также расшифровала указанное сообщение и доложила о том мне в оперативный отдел». Заметим здесь, что финская радиоразведка действовала весьма эффективно. Как отмечал в своих мемуарах начальник отдела разведки ставки полковник Паасонен, им удавалось расшифровать сведения в сети трех полков НКВД в Карелии, а также в другой радиосети — бронетанковых войск в период их наступления в июне 1944 г. на Карельском перешейке.[405]

В ходе боев за Выборг во второй половине дня 20 июня командиру 20-й пехотной бригады финской армии полковнику А. Кемппи стало ясно, что город уже не удержать и, по свидетельству одного из участников боев, он сказал: «Все потеряно. Флаг надо опустить».[406] В 17 часов он был спущен с Выборгской крепости. Командование финской армии сочло, однако, что Кемппи не использовал всех возможностей для удержания города в своих руках и по этой причине командир бригады был привлечен к судебной ответственности.

Тем не менее, все же старинную выборгскую крепость наступающим пришлось штурмовать. Овладел ею батальон 90-й стрелковой дивизии, которым командовал майор Д. А. Филичкин. В 19 часов знамя победителей было водружено над куполом крепости. Всего 84 соединения и части получили почетные наименования «Ленинградских» и «Выборгских».

Согласно воспоминаниям маршала А. М. Василевского, за два дня до взятия Выборга в Ставке ВГК рассматривался вопрос о последующих действиях на этом направлении. Было решено продолжать продвижение вперед, а с выходом войск на рубеж Элисенваара—Иматра— Виройоки и овладением при помощи Балтийского флота рядом островов Выборгского залива «прочно закрепиться на Карельском перешейке» и, перейдя затем к обороне, сосредоточить основное внимание Ленинградского фронта на участии в боях по освобождению Эстонии.[407] Из этого можно заключить, что наступления в дальнейшем в глубь Финляндии не предусматривалось.

К тому же, как и планировалось, 21 июня перешел в наступление Карельский фронт под командованием генерала армии К. А. Мерецкова. Главная группировка войск в составе двух стрелковых корпусов 7-й армии генерала А. Н. Крутикова после форсирования реки Свирь стала преследовать 5-ю и 8-ю пехотные дивизии и 15-ю пехотную бригаду группы финских войск «Олонец» генерала П. Талвела. Наступавшим удалось прорвать долговременную укрепленную полосу, именовавшуюся «линией ПСС» и овладеть городом Олонец. В дальнейшем их наступление велось вдоль восточного берега Ладожского озера в направлении города Питкяранта, а также часть сил продвинулась на петрозаводском направлении. В свою очередь нанесла улар по медвежьегорской группировке финских войск и 32-я армия генерала Ф. Д. Гориленко севернее Онежского озера. С 20 по 27 июня ей удалось освободить 40 населенных пунктов и овладеть при этом городами Повенец, Медвежьегорск и Кондопога. Наступавшие устремились навстречу 7-й армии с целью содействовать ей в ликвидации петрозаводской группировки финских войск.

По словам историка В. X. Халсти, маршал Маннергейм «готов был полностью отказаться от Восточной Карелии, лишь бы иметь подкрепления для Карельского перешейка».[408] Кульминационным для финского руководства при этом стало 22 июня 1944 г. Именно в тот момент оно решило обратиться к СССР через Стокгольм о выходе из войны. В это время к тому же в Хельсинки внезапно прибыл министр иностранных дел Германии Риббентроп с целью воспрепятствовать заключению Финляндией мира с Советским Союзом путем оформления германо-финляндского военно-политического соглашения.

В конечном счете, в сложившейся ситуации взяло верх решение финского руководства сохранить «братство по оружию» с Германией. Оно просуществовало еще три месяца. Почему так случилось, что выход Финляндии из войны опять затянулся, рассмотрим в конце особо. Теперь же подведем итог достижениям советских войск в результате их стремительного наступления летом 1944 г. К северу от Ленинграда и в Карелии было ликвидировано оставшееся «финское звено» блокады города и укрепилась его безопасность.

В соответствии с указаниями Ставки ВГК войска Ленинградского фронта приостановили дальнейшее наступление 11 июля, а Карельского фронта — с 29 августа 1944 г. К этому времени 21-я армия незначительно еще продвинулась севернее и северо-восточнее Выборга и во взаимодействии с Балтийским флотом овладела островами Выборгского залива. Части 23-й армии достигли рубежа реки Вуоксы и частично форсировали ее. 7-й и 32-й армиям Карельского фронта удалось освободить почти всю территорию Карелии, а некоторым частям выйти к государственной границе. Первой достигла границы с Финляндией 176-я стрелковая дивизия 32-й армии, о чем Мерецков доложил в Ставку ВГК 21 июля.[409]

В исторической литературе Финляндии подробно освещаются оборонительные бои, которые велись финской армией после овладения советскими войсками Выборгом. Тогда проявилась исключительная стойкость ее солдат, получивших поддержку от Германии авиацией, противотанковым оружием и бригадой штурмовой артиллерии. Северо-восточнее Выборга в боях у Талли и Ихантала, а также при обороне рубежей Вуоксинской водной системы в районах Вуосалми и Яюряпяя наступавшим войскам 21-й и 23-й армий не удалось после ряда попыток преодолеть сопротивление оборонявшихся и сколько-нибудь существенно продвинуться вперед. Поэтому в некоторых финских публикациях стали давать этим боям своеобразное определение: «Победа в противостоянии».[410] В него начал вкладываться затем особый, все более глубокий смысл: «После предвещавшегося предсказания полной катастрофы, — говорилось в многотомнике «Нация в войне», — была достигнута победа (выделено мною — Н.Б.) противостоянием».[411]

В таком определении сути боевых действий на Карельском перешейке в течение 23-х дней после взятия войсками 21-й армии Выборга, содержится явное преувеличение. При этом оно послужило основой для того, чтобы представить все так, будто бы тем самым удалось предотвратить захват советскими войсками всей Финляндии. Это хорошо видно, в частности, из статьи профессора Маннинена «Крупное наступление и его цели», помещенной в Военно-историческом журнале Финляндии к пятидесятилетию рассматриваемых боев. Указанная публикация и другие материалы этого журнала обобщены под единым названием: «Победа противостоянием 1944».[412]

Обращает на себя внимание то, что в упомянутой статье уважаемого нами ученого и давнего коллеги профессора Маннинена отсутствует все-таки главное — оперативный документ Генерального штаба Красной Армии, основанный на решении Ставки ВГК. Он мог бы подтвердить или опровергнуть факт существования «широкомасштабных планов относительно Финляндии» в период заключительного этапа битвы за Ленинград, т. е. тогда, когда проводилась Выборгско-Петрозаводская стратегическая наступательная операция. В рассматриваемой публикации, а также в вышедшей ранее книге магистра философии Пентти Аланена «Как закрыли путь вторжению»,[413] используемой Манниненом, делаются, к сожалению, ссылки на источники, не являющиеся документами. П. Аланен пишет, в частности, что летом 1944 г. «высшее военное руководство Советского Союза хотело (выделено мною — Н.Б.) военным путем сокрушить Финляндию» и что такие планы оно «довело до войск». По его словам, об этом сообщали военнопленные, а «Говоров в своем обращении к войскам перед наступлением подтвердил о необходимости достигнуть Выборга, границы 1940 г., и Хельсинки». Говоря, что Говоров и другие генералы «довели до всех своих солдат приказы Москвы»,[414] Аланен не указывает, о каких «приказах» идет конкретно речь.

В свою очередь в развитии утверждений Аланена профессор Маннинен, ссылаясь на советскую литературу, и, прежде всего, на мемуары генерала армии С. М. Штеменко, указывает, что уже в июне 1944 г., в самом начале наступления советских войск, перед ними стояла задача разбить финскую армию и продвигаться «к важнейшим жизненным центрам Финляндии, в том числе к Хельсинки».[415] Без ссылки на источник говорится также, что перед 21-й армией была поставлена задача, занять, после овладения Выборгом, рубеж Котка—Коувола. Сказанное иллюстрируется при этом авторской схемой.[416] Заметим, что подобного рода схема дана Аланеном без уточнения источника, на основе которого она составлена.[417]

Если все это принять на веру, то в таком случае Выборгско-Петрозаводская стратегическая наступательная операция будет выглядеть не как задуманная и проводившаяся в целях ликвидации все еще существовавшей опасности для Ленинграда с севера и восстановления государственной границы с Финляндией на всем ее протяжении, а как направленная на ее захват и оккупацию. Но как же тогда быть с известными уже источниками, которые опровергают это?

Представляются весомым в данном случае сведения, которые стали достоянием финской разведки в первой половине июля 1944 г., о позиции Сталина относительно ведения боевых действий с Финляндией после взятия войсками 21-й армии Выборга. На них ссылаются в своих книгах упоминавшийся уже финский офицер ставки главнокомандующего К. Лехмус, а также известный политический деятель, депутат парламента А. Виртанен и военный историк X. Сеппяля.[418] «В первой половине июля, — пишет Лехмус, — располагавшаяся в ставке радиоразведка перехватила телеграммы, которыми обменивались Сталин и Говоров. Последний получил от него приказ направить ряд дивизий, находившихся на финском участке фронта, в резерв для другого предназначения. В своей ответной телеграмме Говоров, по-видимому, возразил и заявил о способности за две недели достигнуть Хельсинки, если ему разрешат использовать прежние войска. Ответ же от Сталина пришел быстро (Сеппяля указывает, что «приказ пришел через час» — Н.Б.). Он гласил: «война решается в Берлине, а не в Хельсинки. Сосредоточенные войска, указанные в распоряжении, должны находиться в резерве, в Ленинграде».[419]

Полученные разведывательные данные были без промедления доложены высшему финскому руководству. Как пишет Виртанен, «из ставки в Миккели позвонили сразу Маннергейму, который находился тогда в Хельсинки, и в то же время отправили курьера туда с текстом телеграммы».[420] Характерно обобщение, сделанное впоследствии начальником разведки полковником Паасоненом относительно сложившейся обстановки на фронте. Маннергейм посчитал, что это необходимо изложить в своих мемуарах. По его словам, Паасонен определил, что «наступление русских на Карельском перешейке, а также в северной части Ладоги отложено по указанию свыше и что оборона северо-восточнее Выборга особенно отличается тем, что исключительно благоприятствуют этому условия местности. То обстоятельство, что большая часть танков, использовавшихся для наступления, и артиллерия переброшены на Прибалтийский фронт, свидетельствует, что никакого крупного наступления не ожидается».[421]

В процессе анализа рассматриваемых событий возникает вопрос, до какого, в конечном счете, предела Сталин считал необходимым осуществлять продвижение войск Ленинградского фронта, начатое на Карельском перешейке? Такой предел был установлен за два дня до взятия Выборга. Допускалось углубиться на 8— 10 км от государственной границы—до рубежа Иматра-Виройоки и перейти к обороне, о чем упоминалось уже ранее со ссылкой на воспоминания А. М. Василевского.

Переходом границы требовалось, очевидно, дать понять правительству Финляндии, что следует поспешить с принятием решения о выходе из войны, поскольку советские войска и далее могут продвигаться вперед, если станет затягиваться заключение мира. Не исключено, что Сталин мог иметь у себя вариант разработанного генеральным штабом оперативного плана с учетом возможных действий войск на хельсинкском направлении, в качестве эффективного средства воздействия для достижения перемирия с Финляндией. В таком именно контексте становится понятным то место в воспоминаниях С. Штеменко, где он пишет, что задача состояла в том, чтобы «создать угрозу вторжения советских войск в глубь Финляндии к основным политическим и экономическим центрам, в том числе Хельсинки».[422] Стремление же Говорова практически реализовать такую угрозу не получила поддержки у верховного главнокомандующего.

Не обнаружено документов, которые бы свидетельствовали, что со стороны Сталина и высшего государственного руководства было принято политическое решение о развертывании наступления в глубь Финляндии. Не исключено, что у Сталина могла быть к тому же устная договоренность с Рузвельтом, а, возможно, и с Черчиллем о ненарушении с советской стороны суверенитета Финляндии, поскольку западные союзники не склонны были к тому, чтобы вооруженные силы СССР вступали на финскую территорию.[423]

С приостановкой наступления вскоре после взятия Выборга часть войск Ленинградского фронта, использовавшаяся в рассматриваемой операции, была переброшена Ставкой ВГК на другое направление — для ведения боевых действий в Прибалтике и Белоруссии. Это являлось уже своего рода красноречивой констатацией того, что была достигнута определенная удовлетворенность в решении проблемы обеспечения безопасности Ленинграда с севера. В то время, однако, государственная граница на Карельском перешейке не была еще восстановлена. Перед советской дипломатией стояла очередная задача добиться заключения перемирия с Финляндией и восстановить соответствующее положение мирного договора 1940 г. Тем самым тогда можно было подвести окончательный итог событиям, связанным с битвой за Ленинград в северном от него секторе.

Запоздалый мир

Анализ процесса выхода Финляндии из войны, затянувшегося на долгое время, показывает, что она могла бы заключить мир гораздо раньше, чем это произошло (19 сентября 1944 г.). У финского правительства, конечно, были опасения относительно реакции Германии на такую акцию вооруженными действиями против Финляндии на севере, поскольку Лапландия, как известно, находилась под контролем немецких войск. Однако существовали в Хельсинки и иные соображения, препятствовавшие прекращению войны с СССР. Прежде всего, это подход к вопросу о границах Финляндии.

В силу же менявшейся в ходе войны обстановки прослеживается два периода в подходе к решению проблемы достижения мира между СССР и Финляндией. Начало первого периода относится к августу 1941 г. В это время, как об этом уже указывалось, для Ленинграда складывалась чрезвычайно опасная ситуация в связи с приближением к городу с юга немецких войск и наступлением финской армии на Карельском перешейке, а также вдоль восточного побережья Ладожского озера. Тогда советское правительство впервые сделало предложение при посредничестве США заключить мирный договор с Финляндией с возможными территориальными уступками ей. На это из Хельсинки последовал отказ. «Ожидаемое взятие Ленинграда, — заявил тогда Рюти, — прояснит положение Финляндии на фронте».[424]

Ожидание этого очень затянулось. Почти год спустя- в октябре 1942 г. — предложение, сделанное Финляндии о заключении мира, было вновь повторено неофициально при шведском посредничестве.[425] Однако и на этот раз последовал из Хельсинки отрицательный ответ. Так закончился первоначальный период, когда инициативной стороной в достижении выхода Финляндии из войны являлся Советский Союз.

Второй период длился более 20 месяцев и начался после катастрофы немецких войск под Сталинградом и продолжался до сентября 1944 г. В Финляндии с поражением финских войск на Карельском перешейке и в Карелии были полностью утрачены иллюзии о так называемых новых «стратегических границах». В этот период теперь уже финское правительство вело поиски пути выхода из войны, но делалось это с таким расчетом, чтобы не допустить восстановления границы, определенной мирным договором 1940 г. Вместе с тем, важно иметь в виду, что в это время происходили значительные перемены во внутриполитической обстановке Финляндии. Наблюдалось серьезное ухудшение экономического положения в стране и нарастало противодействие населения политике продолжения войны, возникла «мирная оппозиция» в верхах общества.[426]

Второй период, будучи весьма длительным, имел несколько этапов. Каждый из них, соответственно, охватывал время:

1. С января до середины 1943 г.;

2. С лета по сентябрь 1943 г.;

3. С ноября 1943 г. по апрель 1944 г.;

4. Вторую половину июня 1944 г.;

5. С конца августа по сентябрь 1944 г.

При всем этом проблема обеспечения безопасности Ленинграда, как первостепенная задача, находилась у советского руководства в центре внимания при изложении им своей позиции относительно достижения мира с финской стороной. На отдельных этапах Молотов в жесткой форме указывал представителям Финляндии на то, сколь велики были жертвы, понесенные Ленинградом в результате соучастия ее в блокаде города. Кроме того, прохождение сухопутной и морской границы северо-западнее Ленинграда, по его словам, явилось определяющим, речь шла о более удаленном рубеже, чем это имело место в 1939 г. Поэтому советская сторона ставила в категорической форме вопрос о восстановлении мирного договора 1940 г. В Финляндии же такая позиция рассматривалась, как неприемлемая. Многократное ведение представителями финского правительства мирного зондирования и переговоров с СССР, в значительной мере, являлось следствием несогласия в данном случае с тем, на чем настаивали в Москве.

Необходимо кратко остановиться на том, как развивался теперь сам процесс достижения мира, высказав определенные суждения о происходившем.

На первом этапе второго периода финская дипломатия пыталась лишь окольными путями выяснить возможности выхода из войны. В области общественно-политической жизни Финляндии важным событием в это время явилось образование «мирной оппозиции», поставившей своей целью добиться разрыва Финляндии с Германией и заключения мира с Советским Союзом.

При всем при этом, однако, не ставилась задача прямого обращения к советскому правительству. Из двух наиболее подходящих каналов, по которым предполагалось вести мирный «зондаж», — шведского и американского — был избран второй. Видимо, так поступили в Хельсинки по двум причинам: во-первых, было известно о положительном отношении официальных кругов США к вопросу ревизии территориальных положений советско-финляндского мирного договора 1940 г., во-вторых, США, являясь союзником СССР по антигитлеровской коалиции, могли оказать определенное влияние на советское правительство, чего, скажем, Швеция не имела возможности сделать. При этом, судя по всему, в Вашингтоне проявляли заинтересованность в решении финляндского вопроса, о чем Сталин, как уже упоминалось, телеграфировал Черчиллю 20 марта 1943 г.[427]

Что же касалось позиции финского руководства в это время, то в ней проявлялась двойственность: с одной стороны оно было намерено определить возможности выхода из войны, а с другой — считало, что нужно все делать по согласованию с Германией. Для этого специально выезжал в Берлин Рамсай, хотя вряд ли можно было рассчитывать на то, что Гитлер санкционирует такое поведение Финляндии. По данному вопросу не заблуждался и премьер-министр Линкомиес. Он считал, что «Германия отнесется к этому резко отрицательно».[428] В таком случае вообще терялся смысл финской акции, если для решения вопроса о достижении мира требовалось получить предварительное одобрение Германии. Сделанное в Берлине внушение финскому министру иностранных дел явилось достаточным, чтобы Финляндия приостановила мирный зондаж.

Чего же в результате добилось финское руководство? Прежде всего, оно не выяснило позицию Советского Союза. (Заметим здесь следующее: правительство СССР сообщило 27 марта Соединенным Штатам, что главным условием, на котором мог быть заключен мир с Финляндией, стало бы восстановление мирного договора 1940 г., но США воздержались от передачи этой информации в Хельсинки.) Отказавшись использовать американское посредничество, финское правительство настолько ухудшило свои отношения с Вашингтоном, что посольство США покинуло Хельсинки (там остался лишь временный поверенный и шифровальщик). Германское правительство в свою очередь стало серьезно сомневаться в благонадежности своего северного «брата по оружию» и изыскивало меры воздействия на Финляндию. Немецкий посланник Блюхер также демонстративно покинул в начале апреля на некоторое время Хельсинки.

На втором этапе выяснение возможного пути выхода из войны велось Финляндией по-прежнему через западные страны, но уже неофициально и сугубо скрытно от Германии.

К достижению мира с СССР вынуждало все более четко вырисовывавшееся катастрофическое военно-политическое положение Германии после сокрушительного поражения на Курской дуге. Наряду с этим продолжалось ухудшение состояния финской экономики, и резко усиливались антивоенные настроения в стране. Обращение 20 августа 1943 г. 33-х деятелей «мирной оппозиции» к президенту Рюти с призывом как можно быстрее выйти из войны, стало широко известно в стране и за ее пределами.

Финляндское руководство должно было возобновить «мирный зондаж». Но делать это уже мыслилось только на основе неофициальных контактов с представителями влиятельных общественно-политических кругов западных держав. Пока историкам известны три случая таких наиболее весомых контактов. Один из них связан с передачей летом 1943 г. в Швеции финляндских условий перемирия руководителем профсоюзного объединения Финляндии, членом «мирной оппозиции» Э. Вуори видному профсоюзному деятелю Англии А. Дикину. Указанные условия, предусматривавшие изменение границы 1940 г. в пользу Финляндии, докладывались правительству Черчилля.

Другой факт, относящийся к августу 1943 г., заключается в попытках Финляндии воспользоваться посредничеством бельгийского посланника де Круа. Целью было передать советскому представительству в Стокгольме заведомо неприемлемых для СССР условия перемирия, предусматривавшие ревизию договора 1940 г. То есть позиция финляндского правительства не претерпевала таких изменений, при которых можно было бы иметь реальные основы для переговоров. Как указывал впоследствии в своих мемуарах Линкомиес, правительство Финляндии не было намерено возвращаться к границам 1940 г. и категорически сообщило об этом через своего посланника в Стокгольме Грипенберга.[429]

Существенно иного характера третий факт. В военно-политических кругах Финляндии возник план решения вопроса о выходе из войны путем впуска на свою территорию войск западных держав, которые могли осуществить десантную операцию в Заполярье. Предполагалось, что реализация такого замысла позволила бы Финляндии очистить Лапландию от немецких войск и положительно для себя решить вопрос о заключении мира с Советским Союзом. Как известно, на американо-финских переговорах, проходивших в Лиссабоне в конце лета — начале осени 1943 г., рассматривалась возможность практической реализации такой идеи.

Выход Финляндии из войны во всех случаях предусматривалось теперь осуществить в тайне от Германии. Когда же отдельные сведения о «мирном зондаже», предпринимавшемся с финской стороны, стали известными немецкому руководству, то в Хельсинки заявили, что это делалось без санкций правительства.

Следовательно, существенных изменений в решении проблемы выхода из войны не было достигнуто. Дальнейшее же развитие событий неизменно требовало от финского руководства продолжить поиски пути к миру.

На третьем этапе, начавшемся в ноябре 1943 г., Финляндия установила уже прямые контакты с Советским Союзом через соответствующие дипломатические каналы, стремясь сохранить свои действия в тайне от Германии. Финские политические деятели, реалистически подходившие к оценке сложившейся обстановки, считали, что именно такой путь может привести к выходу из войны. Обращаясь к президенту Рюти 25 сентября 1943 г., Кекконен выразил сомнения в том, что Советский Союз будет инициировать мирные переговоры, и даст необходимые гарантии. Такое представление, отмечал он, «не отвечает фактически существующему положению». По его мнению, достигнута такая стадия, «когда необходимо от имени правительства Финляндии официально предложить Советскому Союзу начать переговоры о мире».[430]

В конце ноября 1943 г. стало известно относительно желания Финляндии вступить в прямые переговоры с Советским Союзом. Секретарь МИД Швеции Э. Бухеман сообщил об этом советскому посланнику в Стокгольме Коллонтай. На предложение правительства СССР финской стороне изложить условия, при которых Финляндия могла бы выйти из войны, последовал весьма определенный ответ, который сводился к тому, что необходимо восстановить границу 1939 г. При такой постановке вопроса мог быть в дальнейшем закрыт путь к установлению советско-финляндских контактов. Складывалось мнение, как его выразил Сталин на Тегеранской конференции, что в Финляндии «не хотят серьезных переговоров с Советским правительством».[431]

Советский Союз, однако, не пошел на то, чтобы прервать начавшийся диалог с финской стороной. В ответном заявлении советского правительства, полученном 20 декабря в Хельсинки, говорилось о согласии обсудить с финскими представителями проблему заключения мира. Но лишь в середине февраля 1944 г. произошла первая встреча в Стокгольме советского и финского представителей — Коллонтай и Паасикиви. Приблизило ли это Финляндию к принятию решения о выходе из войны? Ни на один шаг. Получив советские условия перемирия, содержавшие, в частности, положения о необходимости разрыва отношений с Германией и интернировании немецких. войск из Финляндии, а также сохранении в силе мирного договора 1940 г., финское правительство не стало возобновлять переговоры в Стокгольме.

Такая позиция финского правительства и парламентариев, которые его поддерживали, являлась, очевидно, следствием того, что еще не был осознан до конца факт неминуемого поражения Германии. Прав был Рузвельт, когда заявил на Тегеранской конференции, что в Финляндии руководство еще явно верило в Германию и «было бы лучше», если бы произошло «изменение состава финляндского правительства», чтобы переговоры вели «другие финны»[432] (это, естественно, не касалось Паасикиви, который занимал конструктивную позицию в подходе к советским предложениям).

С другой стороны, в Финляндии, видимо, существовали также опасения, что Германия, стремясь сохранить свои стратегические позиции на европейском севере, может попытаться оккупировать всю финскую территорию. Во всяком случае, когда в Берлине стало известно о переговорах Паасикиви с Коллонтай, то оттуда последовали угрозы. А в марте Блюхер и Эрфурт прямо устрашали оккупацией Финляндии.[433]

Но ведь этих угроз со стороны гитлеровского правительства следовало ожидать при возможной утечке сведений о секретных беседах представителей СССР и Финляндии в Стокгольме. И если уж принималось решение идти на прямые переговоры с Советским Союзом, то нельзя было не учитывать, что при действительно решительном стремлении Финляндии выйти из войны во весь рост становился и вопрос о разрыве с Германией, об очищении страны от ее войск.

Значит, подход к февральской встрече с советским полпредом в Швеции не предусматривал реалистических возможностей решения проблемы заключения мира с СССР. Это была всего лишь дипломатическая разведка. И, судя по всему, она имела задачу не только выяснить позицию Советского Союза, но, кроме того, преследовала цель показать стремление финляндского руководства к миру, чтобы приглушить антивоенные настроения в собственной стране и успокоить определенные влиятельные круги в Стокгольме и Вашингтоне. К серьезному же обсуждению с Советским Союзом перспектив выхода из войны финское руководство не было готово.

В противном случае даже при отрицательном отношении к советским условиям стали бы изыскиваться пути к выработке конструктивных решений. Озабоченность скорее проявилась в Швеции, когда 6 марта король Густав V через своего министра иностранных дел высказал Рюти и Маннергейму «надежду», что дальнейший обмен мнениями с Советским Союзом все же будет продолжен. И в более жесткой форме выразили свое отношение к позиции Финляндии Соединенные Штаты Америки. 16 марта Рузвельт заявил, что в связи с отрицательным отношением финского правительства к советским предложениям рассматривается в США вопрос о возможном разрыве дипломатических отношений с Финляндией.

В такой обстановке из Хельсинки был направлен 17 марта ответ советскому правительству, где в расплывчатых выражениях говорилось о желании вести переговоры с СССР, но в то же время указывалось и на невозможность заранее принять его условия.

Видимо, положение финляндского правительства сразу же упростилось, если бы из Москвы был получен отрицательный ответ. К тому же из Берлина последовала гневная реакция, выразившаяся в требовании, чтобы Финляндия прекратила какие-либо контакты с СССР. Советское же правительство направило уведомление финскому руководству о возможности продолжить переговоры без предварительного принятия финской стороной ранее определенных условий.

Такого поворота совершенно не предвидели в Хельсинки. «Произошло неожиданное», — писал впоследствии в своих мемуарах Линкомиес.[434] Однако не оставалось ничего другого, как послать в Москву свою делегацию. А это означало — кризис дипломатии лавирования. Ведь, во-первых, заходя так далеко в контактах с Советским Союзом, финское руководство утрачивало и себе всякое доверие со стороны Германии, ставя о «ношение с ней в остро критическое положение. Во-вторых, поездка в Москву была сама по себе обнадеживающим фактором для сторонников выхода из войны как внутри страны, так и за ее пределами. Но безрезультатность такой акции могла лишь подорвать и довольно шаткие позиции тех, кто нес ответственность за судьбу Финляндии.

27 и 29 марта вели переговоры прибывшие в Москву Паасикиви и Энкель, не имея больших полномочий. Паасикиви при изложении позиции правительства Финляндии сделал акцент на том, что «граница, определенная Московским миром, является очень тяжелой» для того, чтобы с ней согласиться. На это Молотов ответил так: «После двух войн мы не можем вести речь по иному, чем о границах 1940 г., которые являются нашими минимальными требованиями».[435] В качестве обоснования такой позиции он сослался на то, что в Советском Союзе «народ не одобрил бы уступок» в данном случае, поскольку «финны вместе с немцами осуществляли блокаду Ленинграда, которая унесла жизни сотен тысяч человек».[436]

Фактически проходившие переговоры свелись к конкретизации с советской стороны отдельных положений, касавшихся условий перемирия и выражения финскими представителями своего отношения к ним. После возвращения Паасикиви и Энкеля в Хельсинки, доложенные ими правительству предложения СССР относительно достижения мира с Финляндией, не получили поддержки. Впоследствии Паасикиви следующим образом характеризовал позицию тех, кто отвергал советские предложения: «Первое условие состояло в том, чтобы были установлены границы 1939 года. Шовинистов и это не устраивало, им захотелось получить Восточную Карелию, а другие, более умеренные, были готовы отдать какую-нибудь небольшую часть Карельского перешейка за соответствующую компенсацию». Достигнуть мира с учетом этого и ряда других условий, констатировал Паасикиви, «была чистая фантазия».[437]

Правительство СССР получило из Финляндии через шведское министерство иностранных дел сообщение об отклонении предложенных условий заключения перемирия. Это произошло через двадцать дней —19 апреля, — после того, как их рассмотрел парламент. Тем самым был прерван процесс развития советско-финляндских контактов, которые могли привести к миру.

Судя по всему, в складывавшейся военно-политической обстановке у финского руководства оставалась надежда, что Советский Союз будет связан боевыми действиями с основным своим противником — Германией, и в таком случае Финляндии удастся продержаться на занятых позициях вплоть до окончания Второй мировой войны. А тогда уже, при решении вопросов послевоенного устройства мира, возможно, могли быть благоприятно для Финляндии решены сложные проблемы с помощью стран Запада. Известно также, что у противников Советского Союза оставалась надежда на возникновение на заключительном этапе Второй мировой войны серьезных противоречий в антигитлеровской коалиции, в силу чего Финляндия, контактируя с западными державами, смогла бы извлечь для себя определенную выгоду.

Как показали последующие события, успешное наступление советских войск в июне 1944 г. на Карельском перешейке и в Карелии, поставило финскую армию на грань катастрофы и потребовало от политического и военного руководства Финляндии искать пути к миру с учетом произошедших изменений.

Именно тогда наступил четвертый этап, когда правительство Финляндии рассчитывало достичь заключения мира с СССР. Теперь уже надо было спешно приостанавливать наступление советских войск. Делалось это, однако, с подстраховкой: у Германии заранее запрашивалось получение эффективной военной помощи. Такая тактика поведения привела к тому, что контакты с Советским Союзом не получили развития.

«Мирное зондирование» стало предприниматься на второй день после взятия советскими войсками Выборга. Посланник в Стокгольме Грипенберг обратился 22 июня через Министерство иностранных дел Швеции к советскому правительству, чтобы выяснить возможность выхода Финляндии из войны. В ответе, который пришел из Москвы в Стокгольм на следующий день, требовалось, чтобы в официальном заявлении, подписанном главой правительства и министром иностранных дел, было указано, «что Финляндия капитулирует и просит мира у СССР».[438] В случае получения такого ответа выражалась готовность принять в Москве финскую правительственную делегацию.

Из сказанного вытекало, что советское правительство не ставило вопроса о безоговорочной капитуляции, а имело в виду в данном случае чисто престижный смысл этого термина, означавшего прекращение сразу военных действий и принятие уже выдвигавшихся ранее условий. Но, как пишет профессор Вехвиляйнен, «в правительстве Финляндии считали, что это означало безоговорочную капитуляцию».[439] На заседании ее комиссии по иностранным делам было принято решение вообще не давать ответа Советскому Союзу.[440]

Вместе с тем, еще до того, как все это происходило, а именно 19 июня начальник генштаба финской армии генерал Хейнрикс обратился к Эрфурту с запросом относительно возможности оказания Германией помощи Финляндии войсками (конкретно вопрос ставился о шести дивизиях) и военной техникой. Ответ из Берлина пришел положительный, хотя и был обусловлен требованием Гитлера, чтобы финские войска снова заняли утраченную третью оборонительную линию. Неся тяжелые поражения в боях с Советской Армией, Германия, тем не менее, направила в Финляндию, как уже упоминалось, часть запрашивавшегося подкрепления войсками и боевой техникой. Риббентроп, прибывший в Хельсинки в тот самый день, когда в Москву ушел запрос относительно возобновления мирных контактов с Советским Союзом (22 июня), имел задание юридически закрепить германо-финское военное сотрудничество.

Ясно, что в этой ситуации правительство Финляндии лишалось возможности вести двойную игру. Выбор фактически был уже сделан тогда, когда в ответ на запрос Хейнрикса Германия приступила к оказанию военной помощи. Сложность для финского правительства заключалась лишь в том, что не хотелось подписывать военно-политического соглашения с Германией, которое бы лишало Финляндию в дальнейшем возможности вести сепаратные мирные переговоры. Но и эта проблема была решена, как мы увидим, весьма своеобразным способом. В обстановке, когда советские войска продолжали вести наступление за Выборгом, тянуть с ответом на требование Германии у финского руководства не было времени. К тому же, 25 июня Гитлер направил в Хельсинки Риббентропу телеграмму, в которой сообщил о принятом им решении прекратить всякую поддержку Финляндии, пока она не сделает открытого заявления о своей политике.

На следующий день было оформлено германо-финляндское соглашение в виде письма Рюти Гитлеру, в котором содержались обязательства, бравшиеся на себя финским президентом. Рюти обещал, что не разрешит никакому правительству Финляндии вести переговоры о мире без согласования с германским руководством. В выступлении премьер-министра Линкомиеса по радио 2 июня также со всей твердостью было подтверждено, что Финляндия продолжит ведение войны на стороне Германии. Таким образом, обстановка складывалась так, что если в Финляндии не произойдет персональных изменений в руководстве страной, то тогда трудно будет рассчитывать на существенные перемены в ее внешнеполитическом курсе.

Вопрос о необходимости замены президента и правительства в целях ускорения процесса выхода Финляндии из войны уже обсуждался во влиятельных финских политических и общественных кругах. «Мирная оппозиция» выступала с предложением, чтобы президентом стал главнокомандующий вооруженными силами Финляндии Маннергейм, рассчитывая на то, что в этом случае будет сделан решительный шаг к выходу страны из войны.

С советской стороны также было заявлено, что если Финляндия желает выйти из войны, то переговоры могут сразу же начаться при условии отставки Рюти и его правительства. Об этом передала Коллонтай в Хельсинки 14 июля через шведский дипломатический канал.

Стимулирующим фактором к тому, чтобы в Финляндии со всей серьезностью подошли к рассмотрению советского предложения, являлись успехи войск Ленинградского фронта в Прибалтике. 27 июля они овладели городом Нарва. Не случайно, что министр иностранных дел Рамсай заявил в этой связи: «Падение Нарвы создает для Финляндии новую ситуацию».[441]

В финских правительственных кругах фактически созрело уже решение, что соглашение с Германией следует ликвидировать. В конце июля, когда Рюти, Таннер и генерал Вальден обратились к Маннергейму с просьбой, чтобы он стал президентом. Их предложение было принято. Приход 4 августа к власти Маннергейма, а затем и замена кабинета Линкомиеса новым правительством А. Хакцеля предвещали решающие перемены в политическом курсе Финляндии. И они, действительно, произошли. 17 августа в беседе с Кейтелем, прибывшим в Хельсинки, Маннергейм заявил, что не считает себя связанным теми обязательствами, которые были даны Германии бывшим президентом Рюти. А это означало: сделан первый важный шаг по пути разрыва отношений с Третьим рейхом.

Так, Финляндия вступила в заключительный пятый этап процесса выхода из войны. Ее положение в это время характеризовалось все большим нарастанием движения за мир среди населения и вооруженных сил, а также усилением внешнеполитической изоляции. Ясно было и то, что, после сделанного заявления Маннергейма во время беседы с Кейтелем, Германия могла бы предпринять самые крайние меры воздействия, не исключавшие и использование войск, находящихся на финской территории.

В этой обстановке промедление с решением вопроса о выходе из войны было для Финляндии крайне опасным. 24 августа финский посланник в Швеции Грипенберг, вызванный в Хельсинки, получил указание передать в Стокгольме обращение к Советскому Союзу с просьбой принять делегацию Финляндии для ведения мирных переговоров в Москве. Грипенберг сразу же на следующий день вручил Коллонтай указанное обращение и устно уведомил ее о том, что Финляндия больше не считает себя связанной соглашением с Германией, которое было подписано Рюти.

Ответ советского правительства был передан через Коллонтай финскому руководству 29 августа. В нем выражалось согласие принять делегацию Финляндии в Москве, но необходимым для этого условием являлось публичное заявление с финской стороны о своем разрыве с Германией, и, второе, чтобы немецкие войска были выведены с финской территории до 15 сентября. В противном случае оставшиеся гитлеровские воинские части должны были быть пленены.[442]

Однако финляндское правительство, считавшее чрезвычайно сложным решение вопроса об изгнании немецких войск, обратилось к Коллонтай с просьбой, чтобы полученный Финляндией ответ советского руководства был детализирован. В последовавшем затем 31 августа пояснении сообщалось, что Финляндия должна официально объявить о разрыве отношений с Германией, а выезд финской делегации в Москву можно осуществить, приступив одновременно к разоружению немецких войск.

Но видно было, что финское правительство хотело отсрочить принятие решения относительно разрыва отношений с Германией. Что это означало: опасение каких-либо действий со стороны немецких войск в Лапландии или, быть может, были другие соображения? Во всяком случае, в личном послании Маннергейма советскому правительству 1 сентября высказывалась мысль о целесообразности несколько отложить разрыв Финляндии с Германией. Но вместе с тем он предлагал прекратить сразу военные действия между финскими и советскими войсками и начать переговоры.[443]

2 сентября на закрытом заседании парламента правительство Хакцеля поставило вопрос о выходе страны из войны. Большинство депутатов поддержало это предложение. Таким образом, дело стало за практическим осуществлением принятого решения.

В тот же день Маннергейм уведомил об этом Гитлера, а немецкому посланнику в Хельсинки Блюхеру и соответствующим военным представителям было предложено, чтобы германские войска в двухнедельный срок покинули Финляндию. В речи по радио, произнесенной поздно ночью, премьер-министр Финляндии Хакцель официально сообщил о принятом в парламенте решении выйти из войны и о требовании, чтобы немецкие войска покинули страну. Однако глава правительства ничего не говорил о разрыве отношений с Германией. Так и осталось до сих пор не ясным, почему это так было сделано.

Советский Союз не склонен был недооценивать серьезность выполнения Финляндией требования о разрыве с Германией, и настаивал на том, чтобы вопрос о принятии соответствующих мер против немецких войск, находившихся на финской территории, решался без промедления. В ответе, переданном из Москвы в Хельсинки 3 сентября, подтверждались прежние требования советского правительства. Добавлялось лишь, что если у финнов возникнут сложности с изгнанием немецких войск, то Советская Армия сможет оказать помощь в этом.[444]

4 сентября правительство Финляндии официально заявило о принятии предварительных условий Советского Союза, и в тот же день в 8 часов утра финские войска прекратили военные действия. Через сутки распоряжение о прекращении военных действий с Финляндией было передано также Советским Верховным Главнокомандованием войскам Ленинградского и Карельского фронтов. Теперь, по словам Паасикиви, предстояло «пером восстанавливать то, что было разрушено мечом».

7 сентября финская делегация во главе с премьер-министром А. Хакцелем прибыла в Москву для ведения переговоров. Советскую делегацию возглавил В. М. Молотов, а Великобритания была представлена послом в Москве А. Керром. Однако переговоры начались только 14 сентября. До этого между делегациями СССР и Великобритании согласовывались условия установления мира с Финляндией.

8 проекте соглашения, который был передан финской делегации в первый же день переговоров, содержались три основных группы вопросов: урегулирование проблем, касавшихся межгосударственных отношений Финляндии со странами, находившимися с ней в состоянии войны; меры, которые должна предпринять Финляндия в отношении Германии и ее союзников; вопросы демилитаризации и демократизации Финляндии. С целью контроля над выполнением условий соглашения о мире должна была быть создана Союзная Контрольная Комиссия с местопребыванием ее в Хельсинки.

В ходе переговоров финляндская делегация с трудом приняла предложенный проект соглашения о перемирии, центральное место в котором занимало восстановление положения мирного договора 1940 г. о государственной границе, что имело непосредственное отношение к обеспечению в будущем безопасности Ленинграда. Но вместе с тем на одном из заседаний, 17 сентября, возникла обостренная ситуация, когда вопрос коснулся проблемы прикрытия Ленинграда со стороны Финского залива. Имелось в виду создание советской военно-морской базы в Порккала-Удд вместо той, которая находилась ранее на полуострове Ханко. Глава финской делегации К. Энкель, сменивший на этом посту заболевшего премьер-министра Финляндии А. Хакцеля, хотел добиться исключения вопроса относительно Порккала-Удд. Он прямо сказал, что «не имеет полномочий соглашаться с этим требованием». Тогда Молотов в категорической форме заявил, что «финская делегация может возвращаться вновь в Финляндию, если она не считает возможным продолжать переговоры; можно вообще на этом переговоры прекратить, если финская делегация считает нецелесообразным их продолжать».[445]

В конечном счете, глава советской делегации поставил вопрос о подписании соглашения о перемирии без дальнейшего затягивания переговоров. Конкретно было предложено завершить их к 12 часам 19 сентября. Именно так и было сделано в указанное время. Под соглашением о перемирии поставили свои подписи А. А. Жданов и К. Энкель. То, что с советской стороны эту миссию было поручено выполнять А. А. Жданову, как одному из руководителей обороны Ленинграда, являлось весьма красноречивым. Он же стал и председателем Союзной Контрольной Комиссии, начавшей вскоре свою деятельность в Хельсинки.

Так Финляндия, по словам известного финского политического деятеля И. Хело, «легко вступила в войну, но тяжело шла к миру»[446] и, наконец, достигла решающего рубежа на этом пути. Предстояло теперь финской армии выдворять немецкие войска из страны, вступив в военные действия с ними в Лапландии.

В истории битвы за Ленинград заключенное соглашение о перемирии с Финляндией означало, что война полностью завершилась теперь и к северу от него. Это являлось, несомненно, важным итоговым событием. За ним начинался новый период, знаменовавший собой развитие добрососедства и дружественного сотрудничества обоих соседних народов. Очень хорошо писала об этом в свое время финская газета «Хямеен Юхтейстюэ»: «Соглашение о перемирии послужило началом новому, самому светлому периоду в жизни финского народа. С этого времени начался период мира и дружественной политики».[447]

ИТОГОВЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ

В архиве финляндского президента Р. Рюти содержится перевод на финский язык статьи, датированной 23 марта 1944 г., английской газеты «Дейли Мейл». В этой статье идет речь об истории России в Прибалтике и ее борьбе в далеком прошлом против поляков, литовцев и шведов за овладение побережьем Балтики, которое русские, в конце концов, захватили в 1721 г. во времена Петра I, и событиях нового времени в этом регионе. Касаясь проблемы безопасности города, основанного Петром I на берегу Невы, и судьбы его в годы Второй мировой войны, автор статьи писал: «Каждый компетентный британский морской офицер может сказать, что для защиты Ленинграда необходимо овладение островами в узкой части Финского залива», а «каждый британский офицер-артиллерист, бесспорно, подтвердит, узнав, что Финляндия использует Карельский перешеек для бомбардировок и блокирования Ленинграда, полную правомерность перемещения финско-русской границы за Выборг на сотню миль от Ленинграда».[448]

О чем размышлял финский президент, читая эту публикацию весной 1944 г. накануне мощного советского наступления на Карельском перешейке? Это осталось неизвестным. Возможно, думалось ему, сколь ошибочным было игнорирование финским руководством стоявшей перед соседним государством проблемы обеспечения безопасности Ленинграда в период бурных событий 1939-1940-х годов.

Теперь, когда снова можно слышать в Финляндии публичные выступления о необходимости рассмотреть вопрос, об изменении существующей границы на Карельском перешейке и передачи его Финляндии, важно должным образом учитывать уроки исторического прошлого и не допускать повторения ранее совершенных ошибок. Если пойти по пути дискуссий о необходимости пересмотра российско-финляндской границы, то не избежать возбуждения подозрений между двумя соседними народами. Ведь недоверие друг к другу ранее уже дважды проложило путь к войне.

Участие Финляндии в агрессии в 1941–1944 гг. свидетельствовало о том, что безопасность Ленинграда с севера, да и само существование города, были для СССР неоспоримо под весьма серьезной угрозой.

Ход развития событий в 1941 г. показал, что Финляндия вступила в войну, преследуя не только интересы возвращения утраченных в 1939–1940 гг. территорий, но и стремилась провести новую границу, которая должна была пройти у берегов Невы. Таким образом, проблема безопасности Ленинграда в данном случае встала во весь рост, как весьма опасная для самого существования Ленинграда. Позиция же финского руководства оказалась именно такой, какой ее предполагали и опасались в Москве во второй половине 1930-х гг.[449]

С поражением Финляндии во Второй мировой войне Советский Союз не ожесточил своих требований к ней, ограничившись лишь восстановлением границы, установленной мирным договором 1940 г. Как признавали за рубежом, Финляндия, порвав с политикой войны осенью 1944 г., не была поставлена в один ряд с сателлитами фашистской Германии. Осенью 1944 г., когда она подписала соглашение о перемирии, английское агентство «Пресс Ассошиэйшн» констатировало: «По общему мнению, Финляндия сравнительно легко вышла из войны, в особенности, если вспомнить, что ее участие в войне на стороне немцев явилось причиной одной из ужаснейших осад, которые России пришлось вынести в истории войн, а именно — осады Ленинграда».[450]

Прослеживая же весь ход событий, связанных с участием Финляндии в битве за Ленинград, становится вполне ясно, каковы были устремления финского руководства, предусматривавшего перенос государственной границы к берегам Невы. Конечно же, вынашивавшиеся замыслы могли разрабатываться и практически осуществляться с учетом действий в военном союзе с наиболее сильным тогда государством. В конечном же счете сама «трагедия» с реализацией захватнических идей заключалась, как оказалось, целиком результатом зависимого положения Финляндии от побед и поражений не ее армии, а немецких войск. Получалось так, что германскому командованию «был важен Ленинград, который они хотели захватить, а финны должны были помогать им, как и было согласовано», — писал X. Сеппяля. «Со стороны Финляндии, — заключал он, — война продолжалась бесперспективно и привела в конце к пораженческим настроениям, что по существу и вынудило финнов идти на достижение мира. Легко было начать агрессию, но как тяжело было ее закончить».[451]

Зависимость финских вооруженных сил от боевых действий вермахта являлась так или иначе определяющей в позиции Маннергейма во время готовившегося немецкими войсками штурма Ленинграда и в период блокады города. Хотя своеобразие поведения Маннергейма заключалось в том, что он располагал возможностью самостоятельного тактического выбора, но стратегически целиком находился в подчиненном положении от операций группы армий «Север». Можно конечно в данном случае говорить, как отмечает профессор О. Маннинен, что, прорвавшись к Ленинграду, «немцам не удавалось захватить город, а финны им не помогали, хотя, усилив свое давление, они могли бы усугубить трудное положение находившихся в блокаде войск защитников». Но имелось ли у финского военного руководства стремление в изменившейся обстановке поступать именно таким образом? «На это у Финляндии не было ни возможности, ни желания, — подчеркивает он. — В конечном итоге ленинградцы сами определили свою судьбу, решив не сдаваться немцам».[452]

По поводу такого взгляда, следует заметить, что на самом деле сломить стойкость защитников Ленинграда в той обстановке не удалось бы даже при взаимодействии немецких и финских войск, находившихся уже в ослабленном, обескровленном состоянии. Что же касалось несгибаемости самих ленинградцев, то об этом справедливо заметил финский писатель Пааво Ринтала: «Хотя немецко-финская блокада душила город целых 900 дней, человеческая жизнь оказалась сильнее, чем стратегическая мысль немецкой военной машины».[453] В конечном счете, определяющими факторами в судьбе устоявшего перед противником Ленинграда были созданная внутренняя система обороны города и сила духа его защитников, а также удары, наносившиеся извне блокадного окружения соединениями Советской Армии (впоследствии Волховского фронта).

В завершении уместно особо подчеркнуть, что для Финляндии действия узкого правительственного крута политиков и высшего военного руководства, приведших к участию страны в войне, обернулись тяжелой общенациональной трагедией. Великофинляндские иллюзии и попытки добиться изменения границы государства закончилась безрезультатно. 16 сентября 1944 г., когда в Москве шли переговоры о перемирии, Паасикиви записал в своем дневнике: «Наше вступление в эту войну явилось колоссальной ошибкой».[454] Особо весомо звучит эта констатация с учетом нежелания финского руководства реалистически подойти к учету проводившейся Советским Союзом политики обеспечения безопасности Ленинграда.

Сам процесс рассмотрения драматических событий, связанных с блокадой Ленинграда, требует объективного подхода к их анализу на основе творческого взаимодействия российских и финских исследователей. В конце 1950-х годов прошлого века президент Финляндии У. К. Кекконен, выступая в Ленинграде с речью, посвященной проблеме безопасности города, а вместе с тем и своей собственной страны, сказал: «Могу отметить, что время недоразумений и недоверия остались позади, и отметить именно здесь, в Ленинграде. Финляндия и Ленинград нашли Друг друга на новой почве — непоколебимой почве взаимного доверия, уважения и сотрудничества».[455] Именно такая атмосфера и стимулирует взаимодействие исследователей обеих стран в поисках точного отображения событий прошлого, переоценки изложенного уже прежде в интересах достижения наибольшей объективности в истории.

БИБЛИОГРАФИЯ

Неопубликованные документы

Фонды российских архивов

Архив штаба Ленинградского военного округа, Санкт-Петербург ф. 47, oп. 47/127.

Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории, Москва.

ф. 77.

Центральный военно-морской архив, Гатчина ф.2, оп. 1.

ф.439, oп.1.

Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации, Подольск ф. 362, oп. 6169.

ф.222, oп. 113897.

ф.249, oп. 33408.

ф.217, oп. 2970.

Фонды финляндских архивов

Sota-arkisto (Военный архив), Хельсинки

Фонды финляндских архивов

Yleisesikunnan päällikkц.

Kannaksen ryhmän esikunta, operatiivinen osasto.

PK1172/15.

Ulhoasiainministenon arkisto (Архив Министерства иностранных дел), Хельсинки

Berliinin-lähetystön raportit, 5 С 5.

Menneet sähkeet.

Sota 110.

Suomen ulkopolitiikka maittain, 12 L.

Tulevat sähkeet.

Kansallisarktsto (Национальный архив), Хельсинки

Kivimäen Т. М. kokoelma.

Mannerheimin G. kokoelma.

Rytin R. kokoelma.

Tannerin V. kokoelma.

Опубликованные документы

Внешняя политика СССР. Сборник документов. Т. П, V. М, 1946–1947.

Документы внешней политики. 22 июня 1941 — 1 января 1942. Т. XXIV. М., 2000.

Карелия в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945: Документы. Материалы. Петрозаводск, 1975.

Московская конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (19–30 октября 1943 г.). Сборник документов. М., 1984.

Нюрнбергский процесс. Сборник материалов. Т. 1–2. М., 1955.

Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Т. 1–2. М., 1986.

По обе стороны Карельского фронта. Документы и материалы. Петрозаводск, 1995.

Пограничные войска СССР. 1941–1945. Сборник документов. М, 1968.

Посетители кремлевского кабинета И. В. Сталина. Журналы (тетради) записи лиц, принятых первым генсеком 1924–1953 гг. // Исторический архив. 1996. № 2, 3.

Ржешевский О. А. Война и дипломатия. Документы, комментарии (1941–1942). М, 1997.

Секреты Гитлера на столе у Сталина. Разведка и контрразведка о подготовке германской агрессии против СССР. М., 1995.

Совершенно секретно! Только для командования! М., 1967.

Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945. Т. 1–2. М., 1984.

Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945: Документы и материалы. Т. 1–2. М., 1983.

Тегеранская конференция руководителей трех союзных держав — СССР, США и Великобритании (28 ноября-1 декабря 1943 г.). Сборник документов. М.,1978.

1941 год. Документы. Кн. 1–2. М.,1998.

Akten zur Deutschen Auswärtigen Politik. Series D.Batid ХШ, 1–2. Bonn, 1970.

Foreign Relations of die United States. Diplomatic Papers. 1943. Vol. Ш. Washington, 1963.

Puhtain asein. Suomen marsalkan päiväkäskyjä vuosilta 1918–1944. Hels., 1970.

Salaiset keskustelut. Lahti, 1967.

Sanat ja teot. Hels., 1945.

Sotasyyllisyysoikeudenkäyinnin asiakirjoja. Os. 1. Hels., 1945.

Воспоминания, дневники

Борщев С. Н. От Невы до Эльбы. Л., 1970.

Бычевский Б. В. Город-фронт. Л.,1967.

Василевский А. М. Дело всей жизни. М., 1975.

Воронов Н. Н. На службе военной. М., 1963.

Воскресенская З. И. Теперь я могу сказать правду. М., 1993.

Вспоминают ветераны. Сборник воспоминаний ветеранов 71-й Краснознаменной То-руньской стрелковой дивизии. Петрозаводск, 1980.

Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 2, 3, кн. 1–2. М, 1969, 1971.

Дьяков Н. Под чужим небом. Записки о финском плене 1941–1944 // Север, 1991, № 3.

Желтов А. С. На правом фланге // Военно-исторический журнал, 1979, № 12; 1980, № 1.

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. Т. 1. М., 1975.

Кабанов С. И. На дальних подступах. М., 1971.

Коньков В. Ф. Время далекое и близкое. М., 1985.

Краминов Д. Ф. В орбите войны. М., 1986.

Краминов Д. Ф. В пяти частях света. Записки журналист М.,1957.

Куприянов Г. Н. От Баренцева моря до Ладоги. Л., 1972.

Куприянов Г. Н. За линией Карельского фронта. Петрозаводск, 1975.

Лоренсон Э. Г. Коллонтай в Швеции // Новая и новейшая история, 1966, № 1.

Манштейн Э. Утерянные победы. М., 1957.

Мерецков К. А. На службе народу. М., 1968.

Незабываемое: Воспоминания о Великой Отечественной войне. Петрозаводск, 1974.

Новиков А. А. В небе Ленинграда. Записки командующего авиацией. М., 1970.

Оборона Ленинграда. 1941–1944. Воспоминания и дневники участников. Л., 1968.

Русаков З. Г. Нашим морем была Ладога. Л., 1989.

Синицын Е. Резидент свидетельствует. М.,1996.

Черепанов А. И. Поле ратное мое. М., 1984.

Штеменко С. М. Генеральный штаб в годы войны. Кн. 2. М., 1973.

Assarsson W. Stalinin varjossa. Porvoo, 1963. (перевод на рус. язык: Ассарссон В. Московский дипломатический корпус, 1941 год // Международная жизнь, 1991, № 6;

Ассарссон В. 1941 год Московский дипкорпус в эвакуации // Международная жизнь, 1992, № 1).

Blücher W. Suomen kohtalonaikoja. Porvoo, 1950.

Churchill W. S. The Second World War. Vol. 3–4. London-Toronto, 1950 (перевод на рус. язык: Черчилль У. Вторая мировая война. Кн. 2. Т. 3–4. М., 1991).

Erfurth W. Der Finische krieg 1941–1944. Wiesbaden, 1950.

Erfurth W. Murmannin radan ongelma. Porvoo, 1952.

Frietsch C. O. Suomen kohtalonvuodet. Hels., 1945.

Gripenberg G. A. Diplomaatian arkipäivää. Hels., 1965.

Gripenberg G. A. Lontoo-Vatikaani-Tukholma. Suomalaisen diplomaatin muistelmia. Porvoo,1960.

Halsti W. Aika vaatii veronsa. Hels., 1974.

Helo J. Vaiennettuja ihmisia. Hels., 1965.

Holter Н. Armee in der Arktis. Bad Nauheim, 1953.

Kivimäki T. М. Suomalaisen poliitikon muistelmat. Porvoo— Hels., 1965.

Lehmus K. Tuntematon Mannerheim. Hels., 1967.

Linkomies Е. Vaikea aika. Hels., 1970.

Mannerheim G. Muistelmat Os. II. Hels., 1952 (перевод на рус. язык: Маннергейм К. Г. Мемуары. М., 1999).

Mezger Н. Poliittiset aseveljet Hels., 1986.

Nykopp J. Paasikiven mukana Moskovassa. Hels., 1976.

Oesch K. L. Suomen kohtalon ratkaisu Kannaksella v. 1944. Hels., 1956.

Paasikiven päiväkirjat 1944–1956. Os. l.Juva, 1985 (перевод на рус. язык: Паасикиви Ю. К. Дневники /1944-1956 годы/. Ч. 1. М, 1987).

Paasonen A. Marsalkan tiedustelupäällikkönä ja hallituksen asiamiehenä. Hels., 1974.

Tatvela P. Sotilaan elämä. Muistelmat. Osa I, II. Jyväskylä, 1976, 1977.

Tanner V. Suomen tie rauhaan 1943–1944. Hels., 1952.

Tuompo W. Е. Päiväkirjani päämajasta 1941–1944. Porvoo-Hels., 1969.

Vanavedessä. Hels., 1973.

Vilkuna K. Sanan valvonta: sensuuri 1939–1944. Hels., 1971.

Wirtanen A. Poliitiset muistelmat. Hels., 1972.

Österman Н. Neljännesvuosisata elämästäni. Porvoo, 1966.

Речи, выступления, переписка, публицистика

Архипов Д. И. Финляндия. М., 1952.

Из застольных бесед в ставке Гитлера // Новая и новейшая история, 1992, № 4.

Ильинский Я. Финляндия. Петрозаводск, 1943.

Ильинский Я. Финляндия. М., 1947.

Ильинский Я. Финляндия. М., 1949.

Ильинский Я. Финляндия в тисках кризиса // Мировое хозяйство и мировая политика, 1944, № 1–2.

Ильинский Я. Финляндская белогвардейщина на службе у Гитлера. М., 1941.

Кекконен У. К. Дружба и добрососедство: Речи и выступления. 1963–1967. М. 1968.

Кекконен У. К. Финляндия и Советский Союз: Статьи и речи. М., 1960.

Кекконен У. К. Финляндия и Советский Союз: Речи 1960–1962 годов. М., 1963.

Кекконен. У. К. Финляндия и Советский Союз. Добрососедство, сотрудничество и взаимопонимание: Речи 1967–1972 гг. М., 1973.

Кекконен У. К. Финляндия и Советский Союз: Речи, интервью 1952–1975 гг. М., 1975.

Кекконен. У. К. Финляндия: путь к миру и добрососедству: Статьи, речи, письма 1948–1978 гг. М., 1979.

Койвисто М. Вехи пути: взгляды на внешнюю политику Финляндии. М., 1987.

Куприянов Г. Народ Карело-Финской ССР поднялся на Великую Отечественную войну. Петрозаводск, 1941.

Куприянов Г. Карело-финский народ в борьбе против немецко-фашистских захватчиков. Госиздат КФССР, 1943.

Куусинен. О. Избранные произведения (1918–1964). М., 1966.

Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Т. 36.

Линия Паасикиви: Статьи и речи Ю. К Паасикиви. 1944–1956 гг. М, 1958.

Ринтала П. Ленинградская симфония судьбы. Рассказ о городе и о жителях города, осажденного в 1941–1943 гг. немецкими и финскими войсками (перевод с финского яз.) // Север, 1970, № 1.

Рысаков П. Советско-финляндские отношения. М., 1948. Советско-финляндские отношения: Стенограмма публичной лекции Б. Е. Штейна. М., 1944.

Kaukoranta T. Itä-Karjalan vapauden tie. Hels., 1944.

Kekkonen U. Kirjeita myllystani. Hels., 1976.

Kekkonen Puheita ja kirjoituksia. Os.I Puheita vuosilta 1936–1956.

Koivisto М. Suomi juhli voittoa fasismista // Kansan Uutiset, 1985, 9.5.

(Paasikivi J. K.) Paasikiven linja. II. Juho Kusd Paasikiven puheita ja esitelmiä vuosilta 1923–1942. Porvoo, 1956.

Paavolainen O. Synkkä yksinpuhelu. Päiväkirjan lehtiä vuosilta 1941–1944. Hels., 1960.

Peitsi P. (Kekkonen U.) Tässä sitä ollaan. Hels., 1961.

Ruutu Y. Suornen politiikka 1923-44. Olisiko sodat Suomen ja Neuvostoliiton välillä voitu välttää? Hels., 1944.

Siikala K. Kansallinen realisnu. Jyväskylä, 1960.

Sotilaiden äänet. Kannakscn läpimurtotaisteluista 1944. Hels., 1966.

Vihavainen T. Stalin ja suomalaiset. Hels., 1998 (перевод на русский язык Вихавайнен Т. Сталин и финны. СПб, 2000).

VoionmaaV. Kuriiripostia 1941–1946. Hels., 1971 (перевод на рус. язык Войонмаа В. Дипломатическая почта. М., 1984).

Wirtanen A. Poliittiset muistelmat. Hels., 1972.

Историко-исследовательские работы

Книги

Барбашин И. П., Кузнецов А. И., Морозов В. П., Харитонов А. Д., Яковлев Б. Н. Битва за Ленинград 1941–1944. М.,1964.

Барышников В. Н. От прохладного мира к зимней войне: Восточная политика Финляндии в 1930-е годы. СПб., 1997.

Барышников Н. И. На защите Ленинграда. Обеспечение безопасности и оборона города с севера в годы Второй мировой войны. Л., 1978.

Барышников Н. И., Барышников В. Н. Финляндия во Второй мировой войне. Л., 1985 (перевод на финский язык: Baryљnikov N. I., Baryљnikov V. N. Suomi II maailmansodassa. Hels. — Vaasa, 1988).

Барышников И. И., Барышников В. Н., Федоров В. Г. Финляндия во Второй мировой войне. Л., 1989.

Блокада рассекреченная. СПб, 1995.

Борисов А. Д. Освобождение Советской Карелии (1944 г.). М., 1956.

Великая Отечественная война Советского Союза. Краткая история. М., 1965.

Горьков Ю. А. Кремль. Ставка. Генштаб. Тверь, 1995. Гриф секретности снят (статистическое исследование). М., 1993.

Дважды Краснознаменный Балтийский флот. М., 1978.

Дворянский Е., Ярошенко А. В огненном кольце. Таллинн, 1977.

Дерр Г. Поход на Сталинград. М., 1957.

Зимняя война 1939–1940. Кн. первая. Политическая история. М., 1999 (перевод на финский язык: Yksin suurvaltaa vastassa. Tatvisodan poliittinen historia. Jyväskylä, 1997).

Ингульская Л. А. В борьбе за демократизацию Финляндии (1944–1948). М, 1972.

Исраэлян В. Л. Дипломатия в годы войны (1941–1945). М., 1985.

История Великой Отечественной войны 1941–1945. Т. 1–6. М., 1963–1965. История Второй мировой войны 1939–1945. Т. 1–12. М.,1973–1982.

История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1974.

История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1988.

Кан А. С. Внешняя политика Скандинавских стран в годы Второй мировой войны. М., 1967.

Карельский фронт в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. М, 1984.

Князев С. П., Стрешинский М. П., Франтишев И. М., Шевердалкин П. Р. На защите невской твердыни. Л, 1955.

Ковальчук В. М. Магистрали мужества. Коммуникации блокированного Ленинграда 1941–1943. СПб. 2001.

Козлов Г. К. В лесах Карелии. М., 1963.

Козлов И. А., Шломин В. С. Краснознаменный Балтийский флот в героической обороне Ленинграда. Л, 1976.

Краснознаменный Балтийский флот в Великой Отечественной войне 1941–1945. М., 1981.

Краснознаменный Северо-Западный пограничный округ. Л., 1973.

Манкевич А. И. Бой у острова Сухо. М., 1958.

Манкевич А. И. Краснознаменная Ладожская флотилия в Великой Отечественной войне. М., 1955.

Мери В. Карл Густав Маннергейм — маршал Финляндии. М., 1997.

Морозов К. А. Карелия в годы Великой Отечественной войны. Петрозаводск, 1983.

Мушников А. И. В боях за Выборг и Петрозаводск. М., 1957.

На страже границ отечества. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в. Т. 3. М.,2000.

Носков А. М. Северная Европа в военных планах империализма. М.,1987.

Носков А. М. Скандинавский плацдарм во Второй мировой войне. М, 1977.

Овсяный И. Д. Тайна, в которой война рождалась. М., 1975.

Ордена Ленина Ленинградский военный округ. Л., 1968.

История Карелии с древнейших времен до наших дней. Петрозаводск, 2001.

Политическая история Финляндии. 1808–1995. М, 1998.

Правда и вымысел о войне. Проблемы историографии Великой Отечественной войны 1941–1945. СПб-Пушкин, 1997. 50 лет вооруженных сил СССР. М, 1958.

Похлебкин В. В. СССР-Финляндия. 260 лет отношений. 1713–1973. М., 1975.

Похлебкин В. В. Урхо Калева Кекконен. М., 1985.

Проэктор Д. М. Агрессия и катастрофа. М., 1968.

Расила В. История Финляндии. Петрозаводск, 1996.

Сюкияйнен И. Карельский вопрос в советско-финляндских отношениях в 1918–1920 гг. Петрозаводск, 1948.

Типпельскирх К. История Второй мировой войны. Т. 1–2. СПб., 1994.

Холодковский В. М. Финляндия и Советская Россия. 1918–1920. М.,1975.

Alanen P. Kun hyökkääjän de suljettiin. Hels., 1988.

Antila O. Suomi suursodassa. Jyväskylä, 1984.

Arimo R. Suomen linnoittamisen historia 1918–1944. Keuruu, 1984.

Beitrage zur Geschichte des Ostseeraums. Greifswald, 1975.

Berry М. R. American Foreign Policy and the Finnish Exception. Ideological preferences and wartime realities. Hels., 1987.

Deutschland im zweiten Weltkrieg. 1-й. Benin, 1980–1985.

Erkkila V. Vaiettu sota. Neuvostoliiton pardsaanien iskut suoma-laisiin kyliin. Hds., 1998.

Carigren W. Svensk utrikespolitik 1939–1945. Stockholm, 1973.

Greiner H. Die oberste Wehrmachtfürung 1939–1943. Wiesbaden,1951.

Finland and Worid War II 1939–1944. New York, 1948.

Hakalehto I. Väinö Tanner. Taipumattoman tie. Heis., 1973.

Halila A. Väinö Voionmaa. Hels., 1969.

Halsti W. Suomen sota 1939–1945. Hels., 1956.

Halsti W. H. Me, Venaja ja muut. Hels., 1969.

Haupt W. Heeresgruppe Nord. 1941–1945. Bad Nauheim, 1966.

Heinrichs E. Mannerheim Suomen kohtaloissa II. Suomen marsalkka. Keuruu, 1960.

Hirvikallio P. Tasavallan presidendn vaalit Suomessa 1919–1950. Porvoo, 1958.

Kansakunta sodassa. 1–3. Hels., 1989–1992.

Joldpii М. Jatkosodan synty. Hels., 1987 (перевод на русский язык: Йокипии М. Финляндия на пути к войне. Исследование о военном сотрудничестве Германии и Финляндии в 1940–1941 гг. Петрозаводск. 1999).

Junnila Т. Suomen taistelu turvallisuudestaan ja puolueettomuudestaan. Porvoo-Hds., 1964.

Juva E. Rudolf Walden 1878–1946. Porvoo, 1957.

Jägerskiöld S. Mannerheim 1867–1951. Keuruu, 1984.

Jägerskiöld S. Suomen marsalkka Gustaf Mannerheim 1941–1944. Hds., 1981.

Järvinen Y. A. Jatkosodan taistelut. Porvoo-Hels., 1950. Jatkosodan kujanjuoksu. Porvoo- Hels.-Juva, 1982

Kallenautio J. Suomi katsoi eteensä. Hels., 1985.

Keskustapuolueen historia. Os. VI. Porvoo, 1968.

Kansakunta sodassa. Os. I. Hels., 1989.

Komissarov J. Suomi löytää linjansa. Keuruu, 1974.

Korhonen A. Barbarossa — suun-itelma ja SuomL Porvoo-Hels., 1996.

Korhonen A. Viisi sodan vuotta. Porvoo, 1959.

Kuilun yli… Hels., 1992.

Kuussaari E., Niitemaa V. Suomen sota w. 1941–1945. Hels., 1948.

Laine A. Suur-Suomen kahdet kasvot Itä-Karjalan siviiliväestön asema Suomalaisessa miehityshallinnossa 1941–1944. Keuruu, 1982.

Leskinen J. Vaiettu Suomen silta. Hels., 1997.

Lundin C. L. Finland in the Second Wold War. Broomington, 1957 (пер. на финский яз.: Lundin С. L. Suomi toisessa maa-ilman sodassa. Jyväskylä, 1961).

Marandi R. Naapurin silmin. Hels., 1964.

Manninen O. Suomi toisessa maailman sodassa. // Suomen historia. 7. Espoo, 1988.

Manninen O. Suur-Suomen ääriviivat. Kysymys tulevaisuudesta Suomen Saksan politiikassa. 1941. Hds., 1980.

Menger М. Deutschland und Finnland im zweiten Weltkrieg. Berlin, 1988.

Myllyniemi S. Suomi sodassa 1939–1945. Keuruu, 1982.

Nevakivi J. Ulkoasiiainhallinon historia. Os. L 1918–1956. Hels., 1988.

Nevaldvi J. Ystavista vihollisiksi. Hels., 1976.

Oman maan puolustaminen. Porvoo-Hels., 1964.

Paavolainen J. Väinö Tanner— patriootd. Elämänkerta vuosuta 1937–1966. Hels., 1984.

Paavolainen J. Väinö Tanner — sillanrakentaja. Hds., 1984.

Palm T. Moskova, 1944. Jyväskylä, 1973.

Pietola E. Sotavangit Suomessa 1941–1944. Jyvдskylд, 1987 (сокращенный перевод на русский язык: Пиэтола Э. Военнопленные в Финляндии 1941–1944 // Север, 1990 № 12).

Pohjola 2. Maailmansodan aik-ana. Mänttä, 1987.

Poliittinen historia. Suomi ja muut. Oulu. 1991.

Polvinen T. Suomi kansainvälisessä politikassa 1941–1947. I: 1941–1943, Barbarossasta Teheraniin. П: 1944, Teheranista Jaltaan. Ш: 1945–1947, Jaltasta Pariisin rauhaan. Porvoo-Hels-Juva, 1979, 1980, 1981.

Puntila L. A. Suomen poliittinen historia 1809–1955. Hels., 1971.

Puolustusvoimain huolto 1918–1986. Mikkeli. 1988.

Rasila V. Suomen poUittinen historia. II. Porvoo, 1977.

Rislakki J. Erittain salainen. Vakoilu Suomessa. Hels., 1982

Rusi A. Lehdistösensuud jatkosodassa. Kokemäki, 1982

Salminen E. Propaganda rintamajoukoissa 1941–1944. Suomen armeijan valistustoiminta ja midialojen ohjaus jatkosodan aikana. Hels., 1976.

Schwartz A. J. America and Russo-Finnish War. Washington, 1960.

Seppinen J. Suomen uikomaankaupan ehdot 1939–1944. Hels., 1983.

Seppälä H. Taistelu Leningradista ja Suomi. Porvoo- Hels., 1969.

Seppälä H. Itsenäisen Suomen puolustuspolitiikka ja strategia. Porvoo, 1974.

Seppälä H. Suomi hyökkääjänä 1941. Porvoo-Hels.-Juva, 1984.

Seppälä H. Suomi miehittäjänä 1941–1944. Hels., 1989.

Seppälä H. Vuosisatainen taistelu Karjalasta. Pieksämäki, 1994.

Suomen historian käsikirja. Os. II. Porvoo, 1949.

Suomen historian pikkujättiläinen. Porvoo- Hels.-Juva, 1995.

Suomen kansan historia. Os.VI. Keuruu, 1987.

Suomen laivasto 1917–1966. Os. 1 Hels., 1968.

Suomen turvallisuuspolitiikka. Keuruu, 1986.

Suomi J. Urho Kekkonen 1936–1944. Myrrysmies. Keuruu, 1986.

Suomi 1941. Hels., 1985.

Suomi 1944. Sodasta rauhaan Hels., 1984.

Suomi sodassa. Keuruu, 1983.

Tervasmaki V. Mannerheim — valdomies ja sotapäällikkö talvi ja jatkosotien käännekohdissa. Hels., 1987.

Uola M. Sinimusta vdjeskunta. Isänmaallinen Kansanliike 1932–1944. Keuruu, 1982

Vainu H. Jääraku põhja. Soome välispoliitika Teise maailmasõja aastatel. Tallinn, 1983 (перевод на финский язык: Vainu H. Kuin syvä rotko. Suomen ulkopolitiikka toisen maailmansodan aikana. Hels- Rauma, 1983).

Valtioneuvoston historia. Os. 1—П. Hds., 1976–1977.

Valtiosддntцkyeymykset eri tiedeiden tutkimuskohteena sekд valtiosддntцbibliografia. Turku, 1984.

Vares V. Konservatiivi ja murrosvuodet. Hels., 1993.

Viitala H. M. Rauhanoppositio. Pori, 1969.

Wahlback K. Mannerheimista Kekkoseen: Suomen politiikan päälinjoja.-1917-1967. Porvoo-Hels., 1968.

Ziemke E. F. The German Northern Theater of Operations 1940–1945. Washington, 1960.

Статьи

Барышников В. H. Американо-финляндские отношения в 1941–1944 гг. и политика СССР. // Петербургская историческая школа. Альманах. СПб,2001.

Барышников В. H. Военный аспект проблемы Ленинграда в совегско-финляндских отношениях конца 30-х годов // Петербургские чтения 98–99. Материалы Энциклопедической библиотеки «Санкт-Петербург-2003». СПб, 1999.

Барышников В. H. Возникновение и характер деятельности «мирной оппозиции» в Финляндии в период 1943–1944 гг. // Скандинавский сборник. Т. XXIX, Таллинн, 1985.

Барышников В. H. «Финляндский вопрос» в отношениях между СССР и Германией (ноябрь 1940 г.). //XIV конференция по изучению Скандинавских стран и Финляндии. М.-Архангельск, 2001.

Барышников H. И. Битва за Ленинград в исследованиях Хельге Сеппяля. // Санкт-Петербург и страны Северной Европы. СПб., 2001.

Барышников H. И. Блокада Ленинграда и Финляндия // XIII конференция по изучению истории, экономики, литературы и языка Скандинавских стран и Финляндии. М.Петрозаводск, 1997.

Барышников H. И. Всего одна нота…// Родина. 1995. № 12

Барышников H. И. Выход Финляндии из Второй мировой войны // Труды VIII со-ветско-финляндского симпозиума историков. Петрозаводск 21–23 октября 1981 г. А, 1985.

Барышников H. И. К вопросу о «стратегических границах» Финляндии // Россия и Финляндия в XVIII–XX вв. Специфика границы. СПб, 1999.

Барышников Н. И. Маннергейм и блокада Ленинграда // Петербургские чггения 98–99. Материалы Энциклопедической библиотеки «Санкт-Петербург-2ШЗ». СП6, 1999.

Барышников Н. И. О встрече финского генерала Э. Хейнрикса с А. Гитлером в Берлине в 1942 г. // Россия и Финляндия в XX веке. СПб-Vaduz-Liechtenstein, 1997.

Барышников Н. И. О действиях войск Северного фронта в начале войны. // Военная мысль, 1992, № 2.

Барышников Н. И. О мнимой агрессии СССР против Финляндии 25 июня 1941 г. // Великая Отечественная война: правда и вымысел. СПб, 2000.

Барышников Н. И. О судьбе Ленинграда в документах финского дипломата Т. М. Кивимяки (1941 г.) // XIV конференция по изучению Скандинавских стран и Финляндии. М-Архангельск, 2001.

Барышников Н. И. Отношение Финляндии к операции «Нордлихт». // Петербургская историческая школа. Альманах. СПб, 2001.

Барышников Н. И. Характерные черты современной финской историографии войны 1941–1944 годов. // Правда и вымыслы о войне: проблемы историографии Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. СПб. — Пушкин, 1997.

Белозеров Б. П. Внутренняя оборона Ленинграда в системе мер по обеспечению безопасности фронта и тыла Северо-Запада в период блокады. // Петербургская историческая школа. Альманах. СПб, 2001.

Ванну X. М. Буржуазная и социал-демократическая историография о внешней политике Финляндии во время Второй мировой войны // Скандинавский сборник. XXVIII. Таллинн, 1983.

Вайну X. Из истории «большой стратегии» правителей Финляндии в первой половине 1941 г. // Скандинавский сборник. ХV. Таллинн, 1970.

Вайну X. Многоликий Маннергейм // Новая и новейшая история, 1997, № 5.

Вайну X. М. О выходе Финляндии из Второй мировой войны // Вопросы истории, 1987, № 6.

Вайну X. М. Прибалтика в германо-финских отношениях во Второй мировой войне // Известия АН Эстонской ССР. Т. 32. Общественные науки. 1983, № 2.

Васильев К. Внешняя торговля Финляндии накануне и во время Второй мировой войны (1936–1944) // Внешняя торговля. 1946. № 4–5.

Веригин С. Г. Ленинград и Советская Карелия: совместное освоение «новых территорий» в 1940–1941 гг. // Санкт-Петербург и страны Северной Европы. СПб, 2001.

Вехвиляйнен О. Выход Финляндии из Второй мировой войны // Труды VIII советско-финляндского симпозиума историков. Петрозаводск, 21–23 октября 1981 г. Л., 1985.

Вирмавирта Я. Карл Густав Маннергейм // Вопросы истории, 1994, № 1.

Вуколов Н. Банкир, который помирил нас с финнами: (М. Валленберг) // Эхо планеты, 1996, № 4.

Геуст К.-Ф. В небе над Хельсинки и Карельским перешейком, зима—лето 1944 г. // Авиация и время, 1997, № 4.

Гнетнев К., Леонтьев П. Советские военнопленные в Финляндии в 1941–1944 годах // Север, 1989, № 6.

Дзенискевич А. Р. О необходимости изучения медицинских аспектов блокадного Ленинграда (1941–1944 гг.) // Петербургская историческая школа. Альманах. СПб, 2001.

Дитмар К. Финская кампания // Мировая война 1939–1945 гг. М СПб, 2002

Ежов М. В., Демидов В. И. В годы Великой Отечественной войны (1941–1945) // Петербургский, Петроградский, Ленинградский военный округ 1864–1999. СПб., 1999.

Ерофеев В. И. В советском посольстве в Швеции. 1942–1944 гг. // Новая и новейшая история, 1996, № 1.

Ерусалимский А. Из истории англо-финских отношений в новейшее время // Исторический журнал. 1942, № 6.

Ильин А. Фортификационное оборудование финнами Карельского перешейка // Военно-инженерный журнал, 1944, № 10.

Ингульская Л. А. Выход Финляндии из Второй мировой войны // Международные отношения. Политика. Дипломатия: Сборник статей к 80-летию академика И. М. Майского. М., 1964.

Киселев А. Гитлер и война на севере Европы // Север, 1994. № 5–6.

Комаров А. А. Выход Финляндии из Второй мировой войны (По материалам Архива внешней политики России МИД России) // Северная Европа. Проблемы истории: Сборник научных трудов. М., 1995.

Макуров В. Г. Наступательные операции советских войск на Карельском фронте и освобождение Карелии от оккупации в 1944 г. // Карелия в Великой Отечественной войне 1941–1945. Петрозаводск, 2001.

Маннинен О. Маршал Маннергейм и причины войны // Север, 1992, № 11–12.

Менгер М. О значении Финляндии для военного руководства Германии во Второй мировой войне // Вопросы истории Европейского Севера. Петрозаводск, 1991.

Петров П. В. Проблема безопасности Ленинграда в период Второй мировой войны (по материалам оперативного планирования КБФ накануне советско-финляндской войны 1939–1940 гг.) // Санкт-Петербург и страны Северной Европы. СПб, 2001.

Прохоренко А. В. К истории дипломатической борьбы Советского Союза за выход Финляндии из войны (июнь-июль 1941) // Вопросы истории и историографии Великой Отечественной войны. Л., 1989.

Саллинен А., Леонтьев П. Узники финского лагеря № 11 //Север, 1990, № 10–11.

Ahto S. Mannerheim sodan johtajana. // Historiallinen Arkisto, 1986, N 88.

Ahto S. Suomalaisen sotakirrjallisuus 1900-luvulla // Historiallinen Aikakauskirja, 1984, N 4.

Engman М. Finnar och svenskar i St.Petersburg // Sverige och Petersburg, Stockholm, 1989.

Geust C.-F., Manninen O. Jatkosodan alkurysäys. Suomen pommittaminen 25.6.1941 // Sotilasaikakauslehd, 1995, N 3.

Haataja L. Rauhan puhkeami-sesta sodan syntyyn // Historiallinen Aikakauskirja, 1987, N 3.

Heikkilä H. Suomi toisessa maailmansodassa-tutkimusprojekti // Historiallinen Aikakuskirja, 1975, N4.

Hentila S. Ajopuusta «uppotukiksi» // Sosialistinen Aikakauslehti, 1974, N11-12.

Jakobson М. Mannechdm ja Suomen tie sotaan // Kanava, 1976, N2.

Jokipii М. Himmlerin Suomenmatka v. 1942 // Historiallinen Aridsto,1962,N5.

Jutikkala E. Verivihollisuudesta yhteisymmärrykseen // Kanava, 1998, N1.

Kiljunen К. Epäluottamusta luottamukseen — Suomen linja 1941–1947 // Ulkopolitiikka, 1982. N 2.

Kulomaa J. Rintamakarkuruus jatkosodan hyökkäysvaiheissa v. 1941 // Historiallinen Aikakauskirja, 1979, N 4.

Kulomaa J. Sotilaskarkuruus Suomen armeijassa jatkosodan aikana // Historiallinen Aridsto, 1986, N88.

Leskinen J. The Silenced Bridge of Finland // Россия и Финляндия в XX веке. СПб-Vaduz-Liechtenstein, 1997.

Manninen O. Barbarossa — hyökkäys alkoi Kannaksdta // Sotflasaikakauslehti, 1991, N 6–7.

Manninen O. Maaherra Hillilän salainen tehtävä // Sotilasaikakauslehti,1979,Nl.

Manninen O. Suurhyökkäys ja sen päämäärät // Sotahistoriallinen Aikakauskirja, 1994, N 3.

Menger М. «Herbstmanovet» oder Krieg? Zur Vertreibung der faschisdschen Truppen aus Nordfinnland 1944 // Nordeuropa Studien. Beiheft 8. Greifswald, 1979.

Menger М. Spekulationen und Bestrebungen um die Errichtung einer profaschistischen finnischen Widerstands front im Jahre 1944 // Bulletin des Arbdtskrdses «Zweiter Weltkrieg», 1983, N 3–4.

Menger М. Suomen merkityksestä fascistiselle sotataloudelle // Helsingin yliopiston Poliittisen historian laitoksen julkaisuja, 1974, N 3.

Menger М. Zur Bedeutung fur die faschistische Kriegswirtschaft // Beitrage zur Geschihte der Ostseeraums. Greifswald, 1975.

Mikola K. J. Kesäkuun kriisi // Historiallinen Aikakauskirja, 1968, N 1.

Tervasmäki V. Mannerheim rauhantekija ja presidenttinä //Tiede ja Ase, 1983, N 41.

Tervasmäki V. Miten linnoitusrakennusjoukkojen ryhmitys ja käyttö vastasi jatkosodan aikana sotilaallisia toiminta-ajatuksia ja suunnitelmia // Turun Hstoriallinen Arkisto, 1976, N31.

Torjuntavoitto 1944 // Sotahistoriallinen Aikakauskirja, 1994.N3.

Vehviläinen O. Finland's Withdrawal frorn the Second World War // Revue Intemationale d'Histoire Militare, 1985, N 62

Vehviläinen O. Isännät ja aseveljet Suomalaisen hallinnon ja saksalaisen sotaväen suhteista 1940–1944 // Historiallinen Arkisto, 1984, N 82.

Vehviläinen O. SUOMA-projekti // Sotilasaikakauslehti, 1981, N 9.

Vehviläinen O. Suomen irtautuminen toisesta maailmansodasta // Historiallinen Arkisto, 1983, N 80.

Vehviläinen O. Toisen maailmansodan ajopuukeskustelun jälkeen kysymyksiä, tuloksia, tavoitteita // Historiallinen Arkisto. 1986. N 88.

Vihavainen T. Leningradin turvaaminen stalinismin näkökulmasta // Kanava. 1989. N 6.

Примечания

1

Олейников Г. А. Героические страницы битвы за Ленинград. Исследование хода и анализа некоторых операций и сражений на Северном (Ленинградском) и Волховском фронтах 1941–1942 годов. СПб., 2000.

2

Барышников Н. И., Барышников В. Н. Финляндия во Второй мировой войне. Л., 1985; Baryšnikov N. I., Baryšnikov V. N. Suomi II maailmansodassa. Hels. — Vaasa, 1988; Барышников Н. И., Барышников В. Н., Федоров В. Г. Финляндия во Второй мировой войне. Л., 1989.

3

Helsingin Sanomat, 1988, 30.9; 2.9.

4

Известия ВЦИК. 1918, 12 сент.

5

См. об этом подробнее: Сюкияйнен И. Карельский вопрос в советско-финляндских отношениях в 1918–1920 годах. Петрозаводск, 1948, с. 155; Холодковский В. М. Финляндия и Советская Россия. 1918–1920. М.,1975,с. 47–51, 216–218.

6

См.: Ленин В. И. Поля. собр. соч., т. 36, с. 343.

7

Там же.

8

Похлебкин В. В. СССР — Финляндия. 260 лет отношений. 1713–1973. М., 1975.

9

Барышников В. Н. От прохладного мира к зимней войне: Восточная политика Финляндии в 1930-е годы. СПб., 1997; Зимняя война 1939–1940. Кн. первая. Политическая история. М., 1999; Yksin suurvaltaa vastassa. Talvisodan poliittinen historia. Jyväskylä, 1997.

10

Jutikkala E. Verivihollisuudesta yhteisymmärrykseen // Kanava, 1998, N 1, s.43.

11

Труды VIII советско-финляндского симпозиума историков. Петрозаводск, 21–23 октября 1981 г. Л., 1985, с. 10.

12

Seppälä Н. Taistelu Leningradista ja Suomi. Porvoo-Hels., 1969.

13

Seppälä Н. Suomi hyökkääjänä 1941. Porvoo-Hels.-Juva, 1984, s. 107–108.

14

Halsti W. Suomen sota 1939–1945. Hels, 1956, s. 72.

15

Рингала П. Ленинградская симфония судьбы. Рассказ о городе и о жителях города, осажденного в 1941–1943 годах немецкими и финскимивойсками (пер. с фин.: Терпу Викпрем) // Север, 1970, № 1, с. 79.

16

Там же, с. 84.

17

Последовательный историографический авторский анализ работ финских историков об участии Финляндии в войне в 1941–1944 гг. содержится в книге: «Правда и вымысел о войне. Проблемы историографии Великой Отечественной войны 1941–1945». СПб-Пушкин, 1997, с. 40–50.

18

Холодковский В. Эта зимняя война // Ленинская правда, 1990, 4, 5, 6 янв.

19

Jokipii M. Suomalaiset saksalaisten rinnalla // Keskisuomalainen, 1993, 3.1.

20

Mannerheim К. G. Muistelmat. Os. II., Hels., 1952, s. 509, 513.

21

Барышников В. Н. От прохладного мира к зимней войне: Восточная политика Финляндии в 1930-е годы, с. 153–261.

22

Mannerheim G. Op. cit., s. 512.

23

Kansallisarkisto (KA), Risto Rytin kokoelma. Rydn muistio,IV.Sotasyyilisyysoikeudenkäynti, mappi I, kansio 28.

24

Sota-arkisto (SA), Т. К. N 701.

25

Vehviläinen О. Jatkosodan kujanjuoksu. Porvoo-Hels.-Juva, 1982, s. 4.

26

Vilkuna К. Sanan valvonta. Sensuuri 1939–1944. Hels., 1962, s. 60.

27

По обе стороны Карельского фронта 1941–1944. Документы и материалы. Петрозаводск, 1995, с. 59.

28

Там же.

29

Rusi A. Lehdistösensuuri jatkosodassa. Sanan valvonta sodankäynnin välineenä 1941–1944. Hels., 1982, s. 105.

30

Ibid. s. 130; Vilkuna К. Op. cit., s. 60.

31

Salminen E. Propaganda rintamajoukoissa 1941–1944. Suomen armeijan valistustoiminta ja mielialojen ohjaus jatkosodan aikana. Hels., 1976, s. 82.

32

Войонмаа В. Дипломатическая почта. M., 1984, с. 39.

33

Lundin C. L. Finland in the Second Wodd War. Broomington, 1957, p. 137.

34

Войонмаа В. Указ. соч., с. 40.

35

PokinenT. BarbarossastaTeheranun. Porvoo-Hels.-Juva, 1979, s. 108.

36

Ulkoasiainministerion arkisto (UM), 12 L. Sähke Suomen ulkomaan edustajistoille 11.11.1941: Ankara, Berliini, Beme, Bucarest, Budapest, Madrid, Vichy, Rome, Stockholm, Washington, Tokio.

37

Akten zur Deutschen Auswartigen Politik 1918–1945. Serie D. Band XIII/1, s. 301.

38

Цит. по: Manninen О. Suur-Suomen ääriviivat. Kysymys tulevaisuudesta Suomen Saksan polidikassa. 1941. Hels., 1980, s. 277.

39

Барышников В. Н. Военный аспект проблемы Ленинграда в советско-финляндских отношениях конца 30-х годов // Петербургские чтения, 98–99. Материалы Энциклопедической библиотеки «Санкт-Петербург — 2003». СПб, 1999, с. 436; см. также: Leskinen J. Vaiettu Suomen silta. Hels., 1997.

40

Leskinen J. The Silenced Bridge of Finland // Россия и Финляндия в XX веке. СПб-Liechtenstein, 1997, р. 117.

41

Ibid. p. 119.

42

Polvinen Т. Suomi kansainvälisessä polidikassa 1941–1947.1:1941–1943, Barbarossasta Teheraniin. II: 1944,TeheranistaJaltaan. Ill: 1945–1947, Jaltasta Pariisin rauhaan. Porvoo-Hels.-Juva, 1979, 1980, 1981.

43

Polvinen Т. Op.cit. I: 1941–1943, s. 10.

44

Seppälä Н. Suomi hyökkääjänä 1941, s. 6.

45

Maailma ja Me, 1981, N 3, s. 19.

46

Manninen О. Op. cit.

47

Ibid, s.l 53, 259.

48

Блокада рассекреченная. СП6, 1995, с. 18.

49

Там же, с. 17.

50

Kansakunta sodassa. 1–3. Hels., 1989–1992.

51

Suomen historian pikkujättiläinen. Porvoo-Hels.-Juva, 1995, s. 718–735.

52

Tanner V. Suomen tie rauhaan 1943-44. Hels., 1952, s. 9.

53

Mannerheim G. Op. cit., s. 337.

54

Seppinen J. Suomen ulkomaankaupan ehdot 1939–1944. Hds, 1983, s. 118.

55

Manninen O. Op. cit., s. 117.

56

BlücherW. Suomen kohtalonaikoja. Porvoo-Hels., 1951, s. 254.

57

Lundin С. L. Suomi toisessa maaflmansodassa. Jyväskylä, 1961, s. 234.

58

Kekkonen U. Kirjeitä myllystani. Hels., 1976, s. 196.

59

Jokipii M. Jatkosodan synty. Hels., 1987.

60

Вопросы истории, 1990, № 46, с. 175.

61

Йокипии М. Финляндия на пути к войне. Исследование о военном сотрудничестве Германии и Финляндии в 1940–1941 гг. Петрозаводск. 1999, с. 6.

62

Seppälä Н. Suomi hyökkääjänä 1941, s. 108.

63

Seppälä H. Itsenäisen Suomen puolustuspolitiikka ja strategia. Porvoo, 1974, s. 212–213.

64

Kansakunta sodassa. 1. Hels., 1989, s. 320, 349.

65

Ibid., s. 322.

66

Polvinen Т. Op.cit. I: 1941–1943, s. 41.

67

Seppälä H. Suomi hyokkaajana 1941, s. 107–108, 120.

68

Manninen О. Op. cit., s. 310.

69

Lehmus K. Tuntematon Mannerheim. Hels., 1967, s. 105.

70

См.: Московская конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (19–30 октября 1943 г.). Сборник документов. М, 1984, с. 173–174; Тегеранская конференция руководителей трех союзных держав — СССР, США и Великобритании (28 ноября -1 декабря 1943 г.). Сборник документов. М., 1978, с. 159.

71

См.: По обе стороны Карельского фронта, с. 51–566.

72

Там же, с. 567.

73

Jokipii М. Op.cit, s. 581–586; Manninen О. Barbarossa — hyökkäys alkoi Kannakselta // Sotilasaikakauslehti, 1991, N 6–7, s. 482–484.

74

Jokipii М. Saksan ja Suomen sodlaallinen yhteistyö 1940-41 // Jatkosodan kujanjuoksu, s. 24–25.

75

Оборона Ленинграда. 1941–1944. Воспоминания и дневники участников. Л., 1968, с. 42.

76

Jägerskiöld S. Suomen marsalkka Gustaf Mannerheim 1941–1944. Hels., 1981, s. 57.

77

Военно-исторический журнал, 1993, № 5, с. 58.

78

UM, 5C5. Raportti Berliinstä 26.6.1941; Sähke Berliinistä 24.6.1941; 12L Sähke Berliinistä 24.6.1941.

79

Ibidem. 5C5.Raportti Berliinistä 26.6.1941.

80

Архив штаба Ленинградского военного округа (АШ ЛВО), ф. 47, on. 47/127, д. 24 (2), л. 278, 282; Россия XX век. Документы. 1941 год. В 2-х книгах. Кн. вторая. М., 1998, с. 431.

81

Цит. по: Frietsch C.O. Suomen kohtalonvuodet. Hels., 1945, s. 370.

82

Sanat ja teot. Hels., 1945, s. 13.

83

Nykopp J. Paasikiven mukana Moskovassa. Hels., 1976, s. 135.

84

UM, Menneet sähkeet. Raportti Washingtonista, 7.7.1941.

85

Ibid., Menneet sähkeet. Sähke Washingtonista, 23.6.1941.

86

Tuompo WE Paivakitjani paamajasta 1941–1944. Porvoo-Hefe, 1969, s. 14.

87

Jokipii М. Jatkosodan synty, s. 548.

88

Vilkuna K. Sanan valvonta: sensuuri 1939–1944. Hels., 1971, s. 8.

89

Kivimäki Т. М Suomalaisen poliitikon muistelmat. Porvoo-Hels., 1965, s. 213.

90

Kansallisarkisto (KA), G. Mannerhdmin kokoelma. 611, Päämaja 1939–1944.

91

Lundin С. L. Finland in the Second World War, p. 81.

92

UM, Menneet sähkeet. Raportti Washingtonista, 7.7.1941; Ibid. Tulevat sähkeet. Raportti Washingtonista, 23.6.1941.

93

UM, Menneet sähkeet. Sähke Washingtonista, 25.6.1941.

94

Новиков А. А. В небе Ленинграда. М., 1970, с. 50; Россия XX век. Документы. 1941 год, с. 216.

95

Россия XX век. Документы 1941 год, с. 216; Горьков Ю. А. Кремль. Ставка. Генштаб. Тверь, 1995, с. 304.

96

Новиков А. А. Указ. соч., с. 51; Посетители кремлевского кабинета И. В. Сталина // Исторический архив, 1996, № 2, с. 59.

97

Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦА-МОРФ), ф. 362, оп. 6169, д. 6, л. 24; KA, G. Mannerheimin kokoelma. 611, Päämaja 1939–1944; Geust K-E, Manninen 0. Jatkosodan alkurysäys. Suomen pommittaminen 25.6.1941 // Sotflasaikakauslehti, 1995, N 3, s. 61.

Характерно, что в ряде финских публикаций, страдающих мифологией, замалчивается тот факт, что налет советской авиации производилсятолько по аэродромам с целью уничтожения немецких самолетов. Создается же такое представление, что подверглась бомбежке Финляндия вообще. Красноречивым примером может служить такое изложение «25 июня 1941 г. военно-воздушные силы Советского Союза осуществили широкомасштабные нападения на различные районы Финляндии. Помимо различных разрушений финны потеряли более 100 человек, почти все из которых были гражданскими лицами» (Vihavainen Т. Stalin ja suomalaiset. Hels., 1998, s. 206). В финских же архивных источниках указывается, что в результате бомбардировки 25 июня погиб 21 человек (UM, 110 А1. Pommituskertomus ajalta 22–26.6.1941).

98

Haataja L. Rauhan puhkeamisesta sodan syntyyn // Historiallinen Aikakauskirja, 1987, N 3, s. 229.

99

См.: Ванну X. Из истории «большой стратегии» правителей Финляндии в первой половине 1941 г. // Скандинавский сборник. XV. Таллинн, 1970, с. 118.

100

Seppälä H. Suomi hyökkääjänä 1941, s. 104; Geust K-F., Manninen O. Op.cit., s. 61.

101

Seppälä H. Taistelu Leningradista ja Suomi, s. 59.

102

Akten zur deutsdien auswärtigen Politik. Serie D. Band ХШ, 1. Bon, 1970, s. 16.

103

Linkomies E. Vaikea aika. Hels., 1970, s. 86.

104

Salaiset keskustelut. Lahti, 1967, s. 89.

105

Ibid., s.95.

106

Ibid., s.97.

107

Ibid., s.78.

108

Jokipii M. Jatkosodan synty, s. 620.

109

UM, 110, A.1. Письмо советского полпреда в Хельсинки Р. Виттингу 26 июня 1941 г.

110

См.: UM, Menneet sähkeet. Raportti Waschingtonista, 7.7.1941.

111

Ibidem; см. так же: Polvinen Т. Ор. cit. 1:1941–1943. s. 80.

112

Polvinen T. Op.cit. I: 1941–1943, s. 80.

113

UM, Menneet sähkeet. Raportd Washingtonista, 7.7.1941.

114

Ibid. 12L.

115

Ibid. Raportti Washingtonista, 30.6.1941.

116

Ibidem.

117

Jokipii M. Jatkosodan synty, s. 567.

118

Seppälä H. Suomi hyökkääjänä 1941, s. 94.

119

Uusi detosanakirja. Osa 19. Hels., 1965, s. 595.

120

Барбашин И. П., Кузнецов А. И., Морозов В. П., Харитонов А. Д., Яковлев Б. И. Битва за Ленинград 1941–1944. M., 1964,с. 80.

121

Seppälä H. Suomi hyökkääjänä 1941, s. 125–128.

122

Ibid., s. 126; Желтов А. На правом фланге // Военно-исторический журнал, 1979, № 12, с. 33.

123

Uusi Suomi, 1982, 20.4.

124

Seppälä H. Suomi hyökkääjänä 1941, s. 128.

125

Петербургский, Петроградский, Ленинградский военный округ 1864–1999. СП6., 1999, с. 312.

126

АШ ЛВО, ф.47, оп. 47/127, д. 24 (2), л. 272.

127

Оборона Ленинграда. 1941–1944, с. 36.

128

Козлов П. Л., Шломин В. С. Краснознаменный Балтийский флот в героической обороне Ленинграда. Л, 1976, с. 82.

129

Manninen О. Suomi toisessa mailmansodassa // Suomen historia. Osa 7. Espoo, 1997, s. 345.

130

Оборона Ленинграда. 1941–1944, с. 36.

131

История ордена Ленина Ленинградского военного округа. M, 1988, с 151.

132

Tirronen E.O. Sotatalous // Suomen sota 1941–1945. Osa 11. Hels., 1975, s. 24, 27.

133

Talvela P. Sodlaan elämä. Muistelmat. Osa l. Jyväskylä, 1976, s. 299.

134

Paasonen A. Marsalkan tiedustelupäällikkönä ja hallituksen asiamiehenä. Hels., 1974, s. 150–151.

135

Seppälä H. Suomi hyökkääjänä 1941, s. 124.

136

Центральный военно-морской архив (ЦВМА), ф. 2, on. 1, а 526, л. 18, 24.

137

Hölter H. Armee in der Arkds. Bad Nauheim, 1953, S. 11.

138

Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 2 M, 1969, с. 545; Т. 3, кн. 1, M, 1971, с 101.

139

По обе стороны Карельского фронта 1941–1944, с. 70.

140

Finland and World War II. 1939–1944. New York, 1948, p. 184–186.

141

Seppälä H. Taistelu Leningradista ja Suomi, s. 130.

142

Talvela P. Op.cit, s. 315.

143

Seppälä H. Suomi hyökkääjänä 1941, s. 142.

144

Talvela P. Op. cit., s. 396.

145

Gripenberg G. A. Lontoo—Vatikaani—Tukholma. Porvoo—Hels., 1960,s. 196–197.

146

UM, Menneet sähkeet. Raportti Washingtonista, 14.7.1941.

147

См.: Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945: Документы и материалы. Т. 1. M., 1983, с. 54, 59–61, 66–68, 89, 91.

148

Polvinen T. Op. cit, s. 84.

149

Akten zur Deutschen Auswärtigen Politik. Serie D. Band XIII, 1, s. 140,160.

150

Polvinen T. Op. cit. I: 1941–1943, s. 85.

151

Ibid., s. 86.

152

Прохоренко А. В. К истории дипломатической борьбы Советского Союза за выход Финляндии из войны (июнь—июль 1941) // Вопросы истории и историографии Великой Отечественной войны. Л., 1989, с. 48.

153

Gripenberg G.A. Op.cit., s. 196–197.

154

Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Т. 2. М., 1986, с. 5; Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны, 1941–1945: Документы и материалы. Т. 1. М., 1984, с. 98.

155

UM, 11 °C За. Salasähke Washingtonista, 11.8.1941.

156

Ibidem.

157

Ibid., 12 L. Washingtonin-lähetystön raportti, 19.08.1941; Ulkoasi-ainministenön poliittisia tiedoituksia 7.11.1941, N 44; см. так же: Войонмаа В. Указ. соч., с. 57.

158

Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., с. 302.

159

КА, Risto Rytin kokoelma. Rytin muistio, IV. Sotasyyllisyysoikeudenkäynti, mappi 1. Kansio 28.

160

Blücher W. Suomen kohtalonaikoja. Porvoo-Hels., 1951, s. 247.

161

Ibid., s. 251.

162

Ibidem.

163

UM, 12 L. Salasähke Washingtoniin, 31.08.1941; Ulkoasiainministeriön poliitdsia tiedoituksia 7.11.1941, N 44.

164

Palm Т. Moskova, 1944. Jyväskylä, 1973, s. 21.

165

Vilkuna К. Op. cit., s. 64.

166

Helo J. Vaiennettuja ihmisiä. Hels., 1965, s. 43–44.

167

ЦАМОРФ, ф. 222, on. 113 897, д. 1, л. 38.

168

Там же, ф. 249, on. 33 408, д. 1, л. 30.

169

Там же, ф. 217, on. 2 970, д. 3, л. 254–256; ф. 249, on. 3053, д. 1, л. 64.

170

Suomen sota 1941–1945. Os. 3. Kuopio, 1951, s. 185–196.

171

Tuompo W.E. Op. cit., s. 14.

172

Paasonen A. Op. cit., s. 150.

173

Русаков 3. Г. Нашим морем была Ладога. Л.» 1989, с. 25.

174

Козлов И. А., Шломин В. С. Указ. соч., с. 111.

175

Suomen sota 1941–1945. Os. 3, s. 200.

176

Ibid., s. 170.

177

Blücher W. Op. cit, s. 247.

178

ЦАМОРФ, ф. 222, on. 113 897, д. 1, л. 38.

179

Suomen sota 1941–1945. Os. 3, s. 185–196.

180

Ibid., s. 225.

181

Ibid., s. 227; Mannerheim C. G. Op. cit., s. 341.

182

Suomen sota 1941–1945. Os. 3, s. 312.

183

Ibid., s. 227; ЦАМОРФ, ф. 217, on. 36797, д. 6, л. 300; там же, ф. 249, on. 3053, д. 27, л. 47.

184

См.: ЦВМА, ф. 439, on. 1, д. 1, л. 14–17.

185

Коньков В. Ф. Время далекое и близкое. М., 1985, с. 94.

186

Suomen sota 1941–1945. Os. 3, s. 284.

187

Ibid., s. 298, 300. Всего в ходе военных действий в 1941–1944 гг. финские войска сумели захватить в плен 64 188 советских военнослужащих. Причем по статистическим данным в финских концентрационных лагерях в годы войны погибло 29,1 % находившихся там советских военнопленных. В итоге — в Финляндии в годы войны в плену погибло больше людей в процентном отношении, чем в какой-либо другой стране. См.: Pietola E. Sotavangit Suomessa 1941–1944. Jyvдskylд, 1987 (сокращенный перевод на русский язык: Пиэтола Э. Военнопленные в Финляндии 1941–1944. // Север, 1990. № 12).

188

ЦВМА, ф. 439, on. 1, д. 1, л. 25. В других источниках число эвакуированных из Койвисто войск приводится иное — 16 тысяч (см.: ЦАМОРФ, ф. 217, on. 269 391, д. 27, л. 109; Оборона Ленинграда. Воспоминания и дневники участников, с. 144).

189

ЦАМОРФ, ф. 217, оп. 20 117, д. 3, л. 13–15.

190

Suomen sota 1941–1945. Os. 3, s. 331.

191

Antila O. Suomi suursodassa. Jyvдskylд, 1984, s. 137.

192

Suomen sota 1941–1945, osa 3, s. 321.

193

Mannerheim С. G. Op. cit., s. 345; Akten zur deutschen auswärtigen Politik. Serie D. Band XIII, 1, s. 229.

194

Talvela P. Op.cit., s. 434.

195

Mannemeim С. G. Op. cit, s. 346; Polvinen T. Op. cit I: 1941–1943, s. 27.

196

Цит. no: Rusi A. Lehdistösensuuri jatkosodassa. Kokemäki, 1982, s. 133.

197

Antila О. Op.dt, s. 137–138.

198

Polvinen T. Op. dt, s. 35; Seppälä H. Taistelu Leningradista ja Suomi, s. 148.

199

Там же.

200

Tuompo W.E. Op. cit, s. 59, 61.

201

Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), ф.77, оп. 1, д. 922, л. 46.

202

Черепанов А. И. Поле ратное мое. М., 1984, с. 229.

203

ЦАМОРФ, ф. 217, on. 33 422, д. 1, л. 13.

204

Черепанов А. И. Указ. соч., с. 229.

205

Seppälä H. Suomi hyökkääjänä 1941, s. 150.

206

ЦАМОРФ, ф. 217, on. 33422, д. 1, л. 14.

207

Черепанов А.И. Указ. соч., с. 230.

208

Kulomaa J. Rintamakarkuruus jatkosodan hyökkäysvaiheissa v. 1941 // Historiallinen Aikakauskirja, 1979, N 4, s. 318.

209

Mannerheim С. G. Op. cit., s. 346.

210

Polvinen T. Op.cit., I: 1941–1943, s. 30; Talvela P. Op.cit., s. 450.

211

Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3, кн. 1, с. 308.

212

Mannerheim С. G. Op. cit., s. 346.

213

Цит. по: Kansan Tahto, 1977, 10. 11.

214

Engman M. Finnar och svenskar i St.Petersburg // Svcrige och Petersburg. Stockholm, 1989, s. 59.

215

Uusi Maailma, 1963, N 9; Kansan Uutiset, 1964, 26.1.

216

Seppälä H. Suomi hyökkääjänä 1941, s. 180.

217

Seppälä H. Itsenäisen Suomen puolustuspolitiikka ja strategia, s. 221.

218

См.: Власов Л. Маршал Маннергейм: великий сын Финляндии // Голос Финляндии, 1997, № 3, с. 7.

219

Mannerheim С. G. Op. cit., s. 324.

220

Lundin C. L. Op.cit., p. 8.

221

Rusi A. Op.cit., s. 144.

222

Halsti W. Suomen sota 1939-45. II. Kesäsota 1941. Keuruu, 1956, s. 71.

223

Jägerskiöld S. Suomen marsalka Gustaf Mannerheim 1941–1944. Hels., 1981, s. 200.

224

Talvela P. Op.cit, s. 269.

225

Mezger H. Poliittiset aseveljet. Hels., 1986, s. 26.

226

Salmincn R. Propaganda rintamajoukoissa 1941–1944. Hds., 1976, s. 80.

227

Viitala H. M. Op. cit, s. 65; Kulomaa J. Op. cit, s. 315.

228

Kulomaa J. Op. cit, s. 319.

229

Salminen E. Op. cit, s. 99.

230

Kulomaa J. Op. cit, s. 319.

231

Tuompo W. Op. cit, s. 54.

232

Akten zur Deutschen Auswartigen Politik. Serie D. Band XIII, 1, s. 324; Polvinen T. Op.cit. I: 1941–1943, s. 25.

233

Mannerhem С. G. Op.cit, s. 351.

234

UM, 12 L. Puhelinsanoma pääesikunnasta 4.9.1941 UM: IIe.

235

См.: Блокада рассекреченная, с. 150.

236

Вайну X. Многоликий Маннергейм // Новая и новейшая история, 1997, № 5, с. 142.

237

Tuompo W. Op. cit, s. 53.

238

Цит. по: Polvinen Т. Op.cit I: 1941–1943, s. 27.

239

Manninen O. Op cit, s. 312.

240

SA. Yleisesikunnan päällikkö, N 842/1b, 3.12.1941; Rusi A. Op. cit, s. 133.

241

Mannerheim С. G. Op. cit., s. 162.

242

Запись в дневнике Г. А. Грипенберга 21 мая 1942 г. (Цит. по: Manninen О. Suur-Suomen ääriviivat, s. 248).

243

Lehmus К. Tuntematon Mannerheim. Hels., 1967, s. 81.

244

Цит. по: Tuompo W.E. Op. cit, s. 122.

245

Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Т. 1. М., 1986, с. 28.

246

Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945. Т. 1. М., 1983, с. 115.

247

Там же, с. 115–116. В мемуарах У. Черчилля, однако, содержится другая интерпретация этого разговора. Английский премьер-министр пишет, что 4 сентября сам Майский поставил перед ним «вопрос о разрыве нами отношений с Финляндией», хотя известно, что эти отношения к этому времени были уже разорваны, (см.: Черчилль У. Вторая мировая война. Кн. 2. Т. 3–4. М., 1991, с. 240).

248

Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Т. 1, с. 31.

249

UM, 110 В 1. Jдlkikaikuja erikoisrauhanhuhuista.

250

Ibid. 12 L. Salasähke A. Pakaslahti Washingtoniin 8.9.1941: Kuinka suhtaudumme Pietarin valloittamiseen?; Salasähke Washingtonista 9.9.1941: Suomi taistelee vain Venäjällä.

251

Ibid. 12 L. Washingtonin-lahetyston raportti, 26.09.1941; Jälkikaikuja erikoisrauhanhuhuista.

252

Ibid. 110 В 1. Jälkikaikuja erikoisrauhanhuhuista.

253

Ibid. 12 L. Washingtonin-lähetystön raportti, 26.09.1941.

254

Ibid. 110 В 1. Jдlkikaikuja erikoisrauhanhuhuista.

255

KA, Risto Rytin kokoelma. Rytin muistio, IV. Sotasyyilisyysoikeudenkäynti, mappi 1. Kansio 28; UM., 12 L. Salasähke Bernistä, 3.09.1941; Salasähke Vichystä, 4.09.1941; 110 В 1. Jälkikaikuja erikoisrauhanhuhuista.

256

Ibid. Salasähke Buenos Airesista, 1.09.1941.

257

KA, Risto Rytin kokoelma. Suomen lähetystö, Berliinissä, 26.09.1941: R. Wittingelle luottamuksellinen, T. М. Kivimäki.

258

Ibidem.

259

UM, 110 Bl. Puhelinsanoma. Valdon Tiedoituslaitoksesta, 27.09.1941.

260

Войонмаа В. Указ. соч., с. 51.

261

Там же, с. 52.

262

Там же, с. 55.

263

UM, 12 L. Salasähke Washingtonista, 27.09.1941.

264

KA, Risto Rytin kokoelma. Suomen lähetystö, Berliinissä, 6.10.1941: Т. М. Kivimäki — R.Wittingelle.

265

Ibidem.

266

Blücher W. Op. cit., s. 255.

267

UM, 110 Bl. Jälkikaikuja erikoisrauhanhuhuista; 12 L. Salasähke Washingtonista, 3.10.1941.

268

Цит. по: Schwartz A. America and the Russo-Finnish War. Washington, 1960,p.67.

269

UM, 110 Bl. Jälkikaikuja erikoisrauhanhuhuista; 12 L. Salasähke Washingtonista, 6.10.1941.

270

Ibidem.

271

Ibid. 12 L. Ulkoasiainministeriön poliittisia tiedoituksia 7.11.1941, N44.

272

Schwartz A. Op. cit., p. 67.

273

Ibid., p. 67–68.

274

Ibid., p. 68.

275

UM, 12 L. Ulkoasiainministeriön poliittisia tiedoituksia 7.11.1941, N44.

276

Ibidem.

277

Ibid. Salasahke Washingtonista, 30.10.1941; Ulkoasiainministeriön poliittisia tiedoituksia 7.11.1941, N 44.

278

Schwartz A. Op. cit, p. 68.

279

UM. 12 L. Ulkoasiainministeriön poliittisia tiedoituksia 7.11.1941, N44.

280

Schwartz A. Op. cit, p. 69.

281

Ibidem.

282

Цит. по: Rusi A. Op. cit., s. 170.

283

Akten zur deutschen auswärtigen Politik. Serie D. Band ХШ, 2, s. 588; Polvinen T. Suomi suurvaltojen polittikassa 1941–1944. Porvoo-Hels, 1964, s. 52.

284

UM, 12 L. A. Pakaslahden sähke T. М. Kivimäelle 1.7.1940; KA, Risto Rytin kokoelma. Suomen lähetystö, Berliinissä, 28.10.1941: T. М. Kivimäki — R. Wittingelle.

285

Войонмаа В. Указ. соч., с. 56.

286

KA, Risto Rytin kokoelma. Rytin muistio, IV. Sotasyylisyysoikeudenkäynti, mappi 1. Kansio 28.

287

Войонмаа В. Указ. соч., с. 59.

288

UM. 12 L. Ulkoasiainministeriön poliittisia tiedoituksia 20.11.1941, N45.

289

Ibid. Tulevat sähkeet. Sähke Washingtonista, 13.11.1941; 12 L. Ulkoasiainministeriön poliittisia tiedoituksia 20.11.1941, N 45.

290

Ibid., 12 L. Salasähke Washingtonista, 18.11.1941; Ulkoasiainministeriön poliittisia tiedoituksia 20.11.1941, N 45.

291

Schwartz A. Op. cit., p. 72.

292

Polvinen T. Op. cit I: 1941–1943, s. 71.

293

Blücher W. Op. cit, s. 267.

294

Kivimäki Т. M. Op. cit., s. 216.

295

Blücher W. Op. cit., s. 267; Polvinen T. Op. cit. I: 1941–1943, s. 54.

296

Войонмаа В. Указ. соч., с. 63–64.

297

Blücher W. Op. cit., s. 267.

298

Polvinen T. Op. cit. I: 1941–1943, s. 76.

299

UM. 5 С 5. Suomen lähetystö, Berliinissä, 2.12.1941: MinisteriWittingin Berliinin vierailu.

300

Ibid., 12 L. Salasähkeet Washingtonista, 24, 25.11.1941.

301

Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентом США и премьер-министром Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Т. 1, с. 45; Черчилль У. Указ. соч., с. 245.

302

Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945. Т. 1, с. 179.

303

Seppälä H. Suomi hyökkääjänä 1941, s. 199.

304

Ibid., s. 200.

305

Войонмаа В. Указ. соч., с. 68.

306

Черчилль У. Указ. соч., с. 246; Mannerhem C.G. Op. cit., s. 366.

307

Mannerhem С. G. Op.cit., s. 369.

308

Ibid., s. 367; Черчилль У. Указ. соч., с. 247.

309

Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945. Т. 1, с. 183.

310

Черчилль У. Указ. соч., с. 247.

311

Mannerhem С. G. Op.cit, s. 369.

312

Blücher W. Op. cit, s. 273.

313

Ржешевский О. А. Война и дипломатия. Документы, комментарии (1941–1942). M., 1997, с. 17.

314

Там же, с. 40.

315

Там же, с. 27.

316

Seppälä H. Suomi hyökkääjänä 1941, s. 232.

317

Manninen O. Suur-Suomen ääriviivat, s. 153,259, 312.

318

Войонмаа В. Указ. соч., с. 89.

319

Там же, с. 90.

320

Rusi A. Op. cit, s. 226.

321

SA.. Kannaksen ryhmän esikunta, operatiivinen osasto, N 748/voL, ups/201c/sal.

322

Вихвайнен Т. Сталин и финны. СПб, 2000, с. 165.

323

UM, 110 А 3. Sähke Helsingistä, 21.04.1942.

324

Manninen O. Suur-Suomen ääriviivat, s. 162.

325

Войонмаа В. Указ. соч., с. 47.

326

Lehmus К. Op. cit., s. 227.

327

SA. PK 1172/15. Heinrichsin muistiinpanoja Saksan matkoilta 1941. Далее цитируется этот документ.

328

Polvinen Т. Op.cit I: 1941–1943, s. 57.

329

Цит. по: Tervasmäki V. Op. cit., s. 100.

330

Mannerheim С. G. Op. cit, s. 377.

331

Цит. по: Jägerskiöld S. Op. cit., s. 243.

332

Ibidem; Erfurth W. Murmannin radan ongelma. Porvoo, 1952, s. 48; Polvinen T. Op. cit 1: 1941–1943, s. 57.

333

SA. Kannaksen ryhmän esikunta, operadivinen osasto, N 748 /vol. ups./201c/sal., 24.05.1942.

334

История Второй мировой войны 1939–1945. Т. 5. M., 1975, с.119.

335

Из застольных бесед в ставке Гитлера // Новая и новейшая история, 1992, № 4, с. 178.

336

Дворянский Е., Ярошенко А. В огненном кольце. Таллинн, 1977,с. 104.

337

Из застольных бесед в ставке Гитлера, с 178.

338

Mannerheim G. Op. cit., s. 407.

339

Ibidem; Jägerskiöld S. Op. cit., s. 318.

340

Мери В. Карл Густав Маннергейм — маршал Финляндии. M., 1997,с. 169.

341

Lehmus К. Op. cit, s. 89, 92.

342

Manninen O. Suur-Suomen ääriviivat, s. 307.

343

Mannerheim G. Op. cit., s. 407.

344

Lehmus К. Op. cit., s. 89.

345

Mannerheim G. Op. cit., s. 408, 409.

346

Lehmus К. Op. cit., s. 97.

347

См.: Mannerheim G. Op. cit, s. 411; Jägerskiöld S. Op. cit., s. 256.

348

Lehmus К. Op. cit, s. 100,101.

349

Tervasmäki V. Op. cit, s. 110.

350

Tuompo W. E. Op. cit., s. 149.

351

Ibid., s.l 55.

352

Polvinen Т. Op. cit. I: 1941–1943, s. 138; Дерр Г. Поход на Сталинград. М., 1957, с. 138.

353

Polvinen Т. Op. cit. 1:1941–1943, s. 139.

354

Erfurth W. Op. cit., s. 51–52.

355

Jokipii М. Himmlerin Suomen-matka v. 1942 // Historiallinen Arkisto, 1962, N 5, s. 420.

356

Tuompo W.E. Op. cit, s. 155.

357

Polvinen Т. Op. cit. I: 1941–1943, s. 137.

358

Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3, кн. 2. М., 1971, с. 321.

359

Polvinen T. Op. cit. I: 1941–1943, s. 138.

360

Haupt W. Heeresgruppe Nord. 1941–1945. Bad Nauheim, 1966. S. 134.

361

Ibidem; Talvela P. Sotilaan elämä. Muistelmat. II. Jyvдskylд, 1977, s. 179; Манштейн Э. Утерянные победы. М., 1957, с. 265–266.

362

В военном архиве Финляндии не обнаружен письменный доклад Э. Хейнрикса о его поездке.

363

Mannerheim G. Op. dt., s. 412.

364

Гальдер Ф. Указ. соч., с. 332.

365

Greiner H. Die oberste Wehrmachtführung 1939–1943. Wiesbaden, 1951, s. 406; Ziemke E.F. The German Northern Theater of Opeta-tions 1940–1945. Washington, 1960, p. 234.

366

Erfurth W. Op. dt., s. 55–56.

367

Манштейн Э. Указ. соч., с. 266, 267.

368

Мерецков К. А. На службе народу. М., 1968, с. 315.

369

Манштейн Э. Указ. соч., с. 267.

370

Talvela P. Op. dt., II, s. 184–185.

371

UM 5С5. Ulkoasiainministeriölle. Hajatietoja XXXI, 19.09.1942.

372

Цит. по: История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1974, с. 241.

373

Erkkilä V. Vaiettu sota. Neuvostoliiton pardsaanien iskut suomalaisiin kyliin. Hels., 1998, s.151.

374

Чероков В. С. Противодесантная операция у о. Сухо // Краснознаменный Балтийский флот в Великой Отечественной войне 1941–1945. М., 1981, с. 240.

375

UM, 110 Bl. Jälkikaikuja erikoisrauhanhuhista; 12L. Salasähke Washingtonista 26. 09. 1941: Tottako Suomen tykistö pommittanut Pietaria?

376

Ibid., 12 L. Procopen keskustelut, 17.09.1941: Sotapoliittinen tilanne; 110 В 1. Jälkikaikuja erikoisrauhanhuhista.

377

UM, 12 L. Salasähke Washingtonista, 2.10.1941.

378

Цит. по: Ленинградская правда, 1945, 25 декабря.

379

Цит. по: Kivimäki Т. М. Op. dt., s. 255.

380

Lehmus К. Op.cit., s. 354.

381

Assarsson V. Stalinin varjossa. Porvoo—Hels., 1963, s. 239.

382

Blücher W. Op. dt., s. 362.

383

Paavolainen O. Synkkä yksinpuhelu. Päiväkirjan lehtiä vuosilta 1941–1944. Hels., 1960, s. 472.

384

Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Т. 1, с. 126.

385

Palm Т. Moskova 1944. Aseleponeuvottelut maaliskuussa ja syyskuussa 1944. Jyväskylä, 1973, s. 61.

386

Геуст К.-Ф. В небе над Хельсинки и Карельским перешейком, зима—лето 1944 г.// Авиация и время, 1997, № 4, с. 26.

387

Tanner V. Op. dt., s. 182.

388

Ibidem.

389

ErkkiläV.Op.dt., s.151.

390

Seppälä H. Taistelu Leningradista ja Suomi, s. 221.

391

Бычевский Б. В. Город-фронт. Л., 1967, с. 391.

392

История Второй мировой войны 1939–1945. Т. 9. М., 1978, с. 27.

393

Mikola K. J. Kesäkuun kriisi // Historiallinen Aikakauskirja, 1968, N 1, s.78.

394

Оборона Ленинграда. 1941–1944, с. 136.

395

Там же.

396

Sotilaiden äänet. Kannaksen läpimurtotaisteluista 1944. Hels., 1966, s.53.

397

Linkomies E. Op. cit., s. 180; Oesch K.L. Suomen kohtalon ratkaisu Kannaksella v. 1944. Hels., 1956, s. 35; Mannerheim G. Op. cit., s. 439.

398

Linkomies E. Op. cit., s. 179.

399

Оборона Ленинграда 1941–1944, с. 65.

400

ЦАМОРФ, ф. 362, оп. 6180, д. 78, л. 4.

401

Blücher W. Op. cit., s. 396.

402

Seppälä H. Taistelu Leningradista ja Suomi, s. 253.

403

Daily Mail, 14.6.1944.

404

ЦАМОРФ, ф. 217, on. 33 413, д. 4, л. 155–156.

405

Sotilaiden äänet, s. 309; Paasonen A. Op. cit, s. 152.

406

Sotilaiden äänet, s. 317.

407

Василевский А. М. Дело всей жизни. М., 1976, с. 450–451.

408

Halsti W. H. Suomen sota 1939–1945. Hels.. 1957, s. 376.

409

ЦАМОРФ, ф. 214, оп. 14054, д. 7, л. 40.

410

Torjuntavoitto 1944 // Sotahistoriallinen Aikakauskirja, 1994, N 3.

411

Vuorenmaa A., Hietanen S. Kannaksen kriisi 1944 ja suomalaisten torjuntavoitto // Kansakunta sodassa. 3. Hels., 1992, s. 78.

412

Manninen O. Suurhyökkäys ja sen päämäärät // Sotahistoriallinen Aikakauskirja, 1994, N 3, s. 24–44.

413

Alanen P. Neuvostoliiton suurhyökkäys Suomeen kesällä 1944 // Moisala U. E., Alanen P. Kun hyökkääjän tie suljettiin. Hels., 1988, s. 80-162. В статье О. Маннинена сказано, что указанное изложение событий П. Аланеном положено в основу его публикации наряду со своей работой «Финляндия во Второй мировой войне» (Suomi toisessa maailmansodassa) // Suomen historia. 7. Espoo, 1987).

414

Ibid., s.l 55-156.

415

Manninen 0. Suurhyökkäys ja sen päämäärät, s. 24–44.

416

Ibid., s. 32, 34.

417

Alanen P. Op. cit, s.l 33.

418

Lehmus K. Op. cit, s. 179–180; Wirtanen A. Salaiset keskustdut Lahti, 1967, s. 268; Wirtanen A. Poliitiset muistdmat Hels., 1972, s. 27; Seppälä H. Taistelu Leningradista ja Suomi, s. 272–273.

419

Lehmus К. Op. cit., s. 179–180; Seppälä H. Taistelu Leningradista ja Suomi, s. 273.

420

Wirtanen A. Poliitiset muistelmat s. 27.

421

Mannerheim G. Op.cit, s. 482–483.

422

Штеменко С. М Генеральный штаб в годы войны. Кн. 2, М, 1973, с. 381.

423

В этом смысле посол США в Москве У. Стендли говорил В. М. Молотову еще 29 января 1943 г., что в Соединенных Штатах Америки «значительная часть скандинавского населения» проявляла страх, «что Советский Союз намеривается оккупировать и аннексировать Финляндию». (Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945. Т. 1,М.,1984,с.279).

424

Palm Т. Op. cit, s. 21.

425

Внешняя политика СССР. Сборник документов. Т. 5. М., 1947, с. 15.

426

Барышников В. H. Возникновение и характер деятельности «мирной оппозиции» в Финляндии в период 1943–1944 гг. // Скандинавский сборник. Т. XXIX, Таллинн, 1985, с. 58–68

427

Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Т. 1. с. 125–126.

428

Linkomies E. Op. cit, s. 218.

429

Ibid., s. 266.

430

Кекконен У. К. Финляндия: путь к миру и добрососедству. М., 1979,с. 11–12.

431

Тегеранская конференция руководителей трех союзных держав СССР, США и Великобритании (28 ноября-1 декабря 1943 г.).

Сб. документов. М., 1978, с. 158.

432

Там же, с. 158, 160,161.

433

Lundin L. Op. cit., p. 204–205; История Второй мировой войны 1939–1945. Т. 2. М., 1977, с. 452.

434

Linkomies E. Op. cit, s. 314.

435

Ibid., s. 425.

436

Цит. по: Комаров А. А. Выход Финляндии из Второй мировой войны (По материалам Архива внешней политики России МИД России) // Северная Европа. Проблемы истории. Сборник научных трудов. М., 1995, с. 122.

437

Линия Паасикиви: Статьи и речи Ю. К. Паасикиви, 1944–1956. М., 1958, с. 74.

438

Цит. по: Комаров А. А. Указ. соч., с. 125.

439

Вехвиляйнен О. Выход Финляндии из Второй мировой войны // Труды VIII советско-финляндского симпозиума историков. Петрозаводск 21–23 октября 1981 г. Л., 1985, с. 70.

440

Linkomies E. Op. cit, s. 347.

441

Цит. по: Hölter H. Armee in der Arktis. Bad Nauheim, 1955, s. 25.

442

Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т П. М., 1946, с. 177.

443

Там же, с. 178.

444

Там же, с. 178–179.

445

Цит. по: Комаров А. А. Указ. соч., с. 129.

446

Helo J. Vaiennettuja ihmisiä. Hels., 1965, s. 68.

447

Hameen Yhteistyo, 19.9.1964.

448

KA. Risto Rytin kokoelma. Stalin on tehnyt päätöksensä. Meidän on aika tehdä oma päätöksemme (Daily Mail, 23.03.1944).

449

См.: Барышников В. Н.От прохладного мира к зимней войне.

450

Цит по: Известия, 1944, 22 сентября.

451

Seppälä H. Suomi hyökkääjдää 1941, s. 150.

452

Блокада рассекреченная, с. 19.

453

Ринтала П. Ленинградская симфония судьбы, с. 79.

454

J. K. Paasikivis dagböcker. 1944–1956. Hels., 1986, s. 37.

455

Кекконен У. К. Финляндия и Советский Союз. Статьи и речи. М., 1960, с. 149.

Дата публикации: 30-09-2015

Категория: Военная литература, Блокада Ленинграда

  Яндекс.Метрика