ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
 
Информация
В этом проекте, о технике Второй мировой войны, будет собираться, обрабатываться и выставляться вам на показ информация максимально приближенная к действительности.

Новый раздел сайта посвящен танкам КВ.

Производство
Обзор боевых действий
Военная литература
Годы выпуска

  

История ВОВ
Выставка:
19 августа стало чёрной датой Сталинградской битвы - танковая группировка армии Паулюса прорвалась к Волге. Причём, отрезав с севера от главных сил фронта оборонявшую город 62-ю армию. Попытки подробнее...
В июле 1942 года, когда ударная группировка врага прорвалась в большую излучину Дона, началась величайшая битва второй мировой войны. Несколько месяцев в обширном районе, где Дон почти вплотную подробнее...
Советским командованием был разработан план «Уран» по разгрому гитлеровцев под Сталинградом. Он состоял в том, чтобы мощными фланговыми ударами отсечь ударную группировку противника от подробнее...
Коллекция плакатов Центрального музея Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. насчитывает сотни работ. Пожелтевшие от времени, бережно сохраненные в частных коллекциях, отреставрированные мастерами подробнее...
Уже 66 лет прошло со дня окончания Второй мировой войны, но многие темы, касающиеся этой войны, покрыты завесой таинственности. В их ряду — история ленд-лиза, той помощи, которую США оказывали подробнее...
Сталинград навечно вошёл в историю как символ непобедимости и сплочённости Советского народа, необычайного героизма, Символ несокрушимости российского войска. Со Сталинградом связана решающая битва, подробнее...
Гвардейские стрелковые дивизии     Наименование и номера дивизий, время их участия в битве Командиры дивизий 1 гвардейская стрелковая подробнее...
Худой мир лучше любой брани. Дружно за мир стоять - войне не бывать. Веселое горе - солдатская жизнь. Если хочешь мира, будь готов к войне. Войну хорошо слышать, да тяжело видеть Пуля чинов не подробнее...
Урок по истории в 9-м классе "Сталинградская битва – коренной перелом в ходе Второй мировой войны" разработан на основе технологии проведения проблемного урока с использованием информационных подробнее...
Презентация "Сталинградская битва" может быть исполььзована на уроках Истории России в 9 и 11 классах, а так же при проведении классных часов по патриотическому воспитанию. Скачать stalingradskaya_bitva_prezentaciya.zip [2,03 Mb] (cкачиваний: 1694) подробнее...
Метки:
1939, 1941, 1942, 1943, ausf, Герои ВОВ, Ленинград, СССР, Сталинград, Фронтовые фотографии, автомобиль, армия, башня, бездорожье, блокада, бомбардировщик, броня, война, войска, вооружение, гаубица, город, двигатель, завод, испытание, истребитель, карты Сталинградской битвы, ленд-лиз, машина, орудие, пулемет, пушка, самолет, скорость, снаряд, советский, танк, танковый, фронт

Показать все теги
Главная » Танки КВ » Тяжелый танк КВ в бою. М.Б. Барятинский » Тяжелый танк КВ в бою. В огне 1941-го


Тяжелый танк КВ в бою. В огне 1941-го

Танки КВ » Тяжелый танк КВ в бою. М.Б. Барятинский

Очевидные достоинства и недостатки новых тяжёлых танков, равно как и все недочёты в боевой подготовке и организационной структуре советских танковых войск, в полной мере проявились в первые же дни Великой Отечественной войны. Так, например, в докладе о боевых действиях 8-го механизированного корпуса с 22 по 26 июня 1941 года (к началу войны в его составе имелись 71 KB, 49 Т-35, 100 Т-34. 277 БТ, 344 Т-26, 17 Т-27) сообщалось: «Водительский состав боевых машин KB и Т-34 в своём большинстве имел стаж практического вождения от 3 до 5 ч. За весь период существования корпуса боевая материальная часть и личный состав полностью на тактические учения не выводились и не были практически проверены как по вопросам маршевой подготовки, так и по действиям в основных видах боя. Тактическая сколоченность проводилась не выше масштаба роты, батальона и частично полка».

Танки КВ-1 из состава 104-й танковой дивизии совершают марш по лесной дороге. Западный фронт, июль 1941 года.

Танк КВ-1 первых выпусков движется навстречу противнику. Сводный полк 1-й танковой дивизии 1-го механизированного корпуса. Северо-Западный фронт, июль 1941 года.

Из доклада командира 41-и танковой дивизии 22-го механизированного корпуса от 25 июля 1941 года о боевых действиях дивизии (к началу войны здесь насчитывалось 312 танков Т-26 и 31 КВ-2) следует, что к 152-мм орудиям КВ-2 не имелось ни одного снаряда. Механики-водители танков KB были совершенно не подготовлены, так как танки поступили за 7 – 8 дней до нападения Германии. 15 танков KB, прибывших перед началом войны, имели много технических дефектов, в частности, плохо работали бортовые фрикционы и воздухоочистители. Кроме того, в докладе говорилось: «Материальная часть дивизии… в период с 26.6 по 7.7.41 г. прошла 900 – 1 000 км , не имея запасных частей и моторов, что в основном и вывело её из строя… Во время марша вышло из строя 23 КВ. Отсутствие тракторов усугубляло проблему восстановления неисправных машин. Разность скоростей движения (KB – 3 – 4 км/ч , Т-26 – 12 – 15 км/ч ) и несоответствие района действий для тяжёлых танков (р. Стоход) подорвали их работу, так как во всех районах севернее и северо-восточнее Ковеля нет ни одного моста, способного выдержать 60 тонн, а отыскание обходов и бродов увеличило не менее как на 30 – 40% их общий пройденный путь». На потери в ходе выдвижения к линии фронта указывает и командир 32-й танковой дивизии 4-го механизированного корпуса: «Большие потери боевой материальной части (особенно танков KB) объясняются главным образом тем, что скоростные марши совершались без всяких технических осмотров и профилактических ремонтов до 75 – 100 км в сутки. Кроме того, водительский состав не имел достаточного опыта и навыков по эксплуатации машин на марше…»

Башни танка КВ-1 с пушками Ф-32 были установлены на бронепоезде «Балтиец». Ленинградский фронт, 1942 год.

По воспоминаниям Д. Осадчего, «23 – 24 июня, ещё до вступления в бой, многие танки KB, особенно КВ-2, вышли из строя в ходе маршей. Особенно большие проблемы были с коробкой передач и воздушными фильтрами. Июнь был жаркий, на дорогах Прибалтики пыли было огромное количество и фильтры приходилось менять через час-полтора работы двигателя. Перед вступлением в бой танки моей роты сумели их заменить, а в соседних нет. В результате, к середине дня большинство машин в этих ротах поломалось».

Колонна отремонтированных танков КВ-1 по пути на фронт. Ленинград, весна 1942 года.

Безусловно, и руководство боевыми действиями мехкорпусов оставляло желать лучшего. Приказы командиров разного уровня часто противоречили один другому. Это чётко прослеживается на примере уже упоминавшегося 8-го мехкорпуса. Вот выдержка из краткого обзора действий механизированных соединений фронтов за период с 22 июня по 1 августа; «22 июня 1941 года, не дав корпусу выполнить приказ 26-й армии, командующий фронтом назначает новый район сосредоточения и подчиняет корпус 6-й армии. Командующий 6-й армией, не учитывая, что корпус совершает марш, выполняя приказ командующего Юго-Западным фронтом, даёт новый район сосредоточения. В силу этого приказа, командир должен был поворачивать совершающие марш части в новом направлении. 24 июня командующий 6-й армией перебрасывает корпус в новый район, 26 июня приказом командующего фронтом корпус перебрасывается в новый район. Таким образом, не участвуя в боевых действиях, а совершая «сверхфорсированные» марши по замкнутому кругу, выполняя последовательно приказы командующих 26-й, 6-й армиями и фронтом, корпус прошёл в среднем 495 км , оставив на дорогах за время маршей 50% имевшейся в наличии боевой материальной части, изнуряя оставшуюся материальную часть и водительский состав. 26 июня, выполняя приказы фронта, командир мехкорпуса, не сосредоточив все части, вводит в бой свой корпус по частям без разведки противника, не выяснив его расположения и силы. В результате этого части нарываются на сильную противотанковую оборону и болота и несут немалые потери, не выполнив поставленной задачи. Действия корпуса с воздуха не прикрывались, взаимодействие в масштабе фронта организовано не было. Нервозность высших штабов в управлении и постановке задач, обилие приказов, не связанных один с другим, несоблюдение элементарных уставных норм в организации и проведении маршей явились главной причиной потери боеспособности корпуса и потери материальной части».

Ремонт танков КВ-1 е цехах завода «Серп и молот». Москва, зима 1942 года.

Что касается больших потерь, то этому способствовало почти полное отсутствие в танковых соединениях эвакуационных средств, а также плохое знание ремонтно-техническим составом конструкции танка KB. Вот что, например, по этому поводу сообщается в докладе командира 32-й танковой дивизии 4-го механизированного корпуса о боевых действиях с 22 июня по 14 июля 1941 года (к началу войны дивизия имела 49 KB, 173 Т-34, 31 БТ-7, 70 Т-26, 38 Т-27): «Отсутствовали ремонтные и эвакуационные средства для танков КВ. Наличие тракторов «Ворошиловец» не обеспечило эвакуацию, тракторы для буксировки KB выходили из строя от перегрузки. Очень часто проходила буксировка танка танком, и через 10 – 15 км буксирующий танк тоже выходил из строя (отказывало сцепление, не включались скорости, портились бортовые фрикционы). Танки KB (из этого опыта) можно буксировать трактором «Ворошиловец» только по дорогам. На пашне, на торфянике или болотистой местности танк KB можно буксировать только двумя тракторами…»

Командир танка старший лейтенант В. Г. Бондуревский и старшина М. Е. Голенко за чтением газеты «Правда». Западный фронт, 116-я танковая бригада, апрель 1942 года.

Встречается подтверждение этому и в политдонесении управления пропаганды Юго-Западного фронта от 8 июля 1941 года: «В 22-м мехкорпусе за это же время (22.06 – 6.07.1941 г.) потеряно 46 автомашин, 119 танков, из них 58 подорвано нашими частями во время отхода из-за невозможности отремонтировать в пути.

Переправа танков КВ-1 по льду через Волгу. Калинин (ныне Тверь), февраль 1942 года.

Исключительно велики потери танков KB в 41-й танковой дивизии Из 31 танка, имевшегося в дивизии, на 6 июня осталось 9. Выведено из строя противником – 5, подорвано экипажами – 12, отправлено в ремонт – 5… Большие потери танков KB объясняются в первую очередь слабой технической подготовкой экипажей, низким знанием ими матчасти танков, а также отсутствием запасных частей. Были случаи, когда экипажи не могли устранить неисправности остановившихся танков KB и подрывали их».

Экипаж танка КВ-1 младшего лейтенанта Ф.Морозова у своей боевой машины. Ленинградский фронт, 1942 год.

Хорошо же подготовленные экипажи творили на танках KB чудеса. 18 августа 1941 года пять танков КВ-1 роты старшего лейтенанта 3. Г . Колобанова заняли оборону на подступах к г. Красногвардейску (Гатчине). К вечеру танки были по башни укрыты в капонирах. Для своего KB Колобанов выбрал позицию на наиболее угрожаемом участке – северной окраине г. Красногвардейска. Наступавшие здесь части 1-й немецкой танковой дивизии могли ударить в тыл советским войскам, занимавшим оборону на рубежах Красногвардейского укрепрайона, а затем, выйдя по старинным гатчинским паркам к Киевскому шоссе, почти беспрепятственно продвигаться к Ленинграду.

В строю танки КВ-1 116-й танковой бригады. Западный фронт, апрель 1942года. У танка «Щорс» башня литая, а у танка «Багратион» – сварная.

Утром 19 августа на левом фланге один из танков роты вступил в бой с противником. Во втором часу дня немецкие танки появились и перед позицией танка Колобанова. 22 вражеских танка шли по дороге колонной на сокращённых дистанциях, подставляя свои левые борта почти строго под прямым углом к орудию КВ. Люки были открыты, многие немцы сидели на броне. Наши танкисты даже различали их лица, так как дистанция до вражеской колонны была невелика – всего около 150 м . Когда до ориентира № 1 (две берёзы на перекрёстке дорог), намеченного танкистами накануне, осталось несколько метров, Колобанов приказал командиру орудия старшему сержанту Усову открыть огонь. Несколькими выстрелами Усов поджёг два головных и два концевых танка противника. Колонна оказалась в мешке. Манёвр для немцев был ограничен заболоченной местностью по обеим сторонам дороги. Противник не сразу определил, откуда ведётся огонь, но затем обрушил на позицию Колобанова ливень снарядов. Танкисты задыхались от пороховых газов, от ударов вражеских снарядов по броне танка, все были контужены. Усов, не отрываясь от прицела, продолжал расстреливать танк за танком. Наконец, последний, 22-й танк был уничтожен. За время боя, длившегося больше часа, Усов выпустил по противнику 98 снарядов. За этот бой старший лейтенант Колобанов был награждён орденом Красного Знамени, а старший сержант Усов – орденом Ленина.

Тяжёлый танк КВ-1 во время испытаний на полигоне в Бовингтоне, Великобритания, 1942 год.

Отличились в том же бою и другие экипажи KB из роты Колобанова. На лужской дороге экипаж лейтенанта Ф. Сергеева подбил восемь немецких танков, экипажи лейтенанта Ласточкина и младшего лейтенанта Дегтяря – по четыре, а экипаж младшего лейтенанта М. Евдокименко – пять. В этом бою Евдокименко погиб, трое членов его экипажа были ранены. Последний, пятый, танк механик-водитель этого экипажа Сидиков уничтожил таранным ударом. Всего за 19 августа 1941 года рота Колобанова вывела из строя 43 немецких танка!

Производственная «летучка» в комсомольской бригаде Катыкина. Челябинский Кировский завод, 1942 год.

Если вспомнить о случаях тарана на КВ, описания которых довольно часто приводятся в тех или иных изданиях, то летом 1941 года они действительно были частым явлением, однако порой, как говорится, не от хорошей жизни. Вот что сообщалось в докладе командира 43-й танковой дивизии 19-го механизированного корпуса о боях с 22 июня по 10 августа 1941 года: «Преследуя пехоту противника, наши танки были встречены огнём танков противника из засад с места, но (засада) была атакована вырвавшимися вперёд танками KB и Т-34, а вслед за ними и танками Т-26 . Танки KB и Т-34, не имея в достаточном количестве бронебойных снарядов, вели огонь осколочными снарядами и своей массой давили и уничтожали танки противника и противотанковые орудия, переходя от одного рубежа к другому».

Экипажи танковой колонны «Московский ОСОавиахимовец» перед отправкой на фронт. Москва, май 1942 года.

Появление на фронте в первые дни войны новых советских тяжёлых танков стало полной неожиданностью для немцев. Одними из первых это неприятное открытие сделали танкисты 6-й танковой дивизии Вермахта. Одна из боевых групп этого соединения «Зекендорф» 24 июня 1941 года была атакована частями 2-й танковой дивизии 3-го советского механизированного корпуса. Целью атаки наших войск стала задача захватить Расейняи, а затем и выбить 6-ю танковую дивизию с плацдарма. В результате полковник фон Зекендорф и его солдаты оказались в крайне опасном положении.

Во втором эшелоне. Танка КВ-1 в лесу перед боем. Западный фронт, 116-я танковая бригада, апрель 1942 года.

Тяжёлые танки КВ-1 атаковали позиции 6-го мотоциклетного батальона и прорвали их. Батальон был вынужден отойти под прикрытие главных сил боевой группы. Фон Зекендорф ещё надеялся удержать западный берег р. Дубисса, но огромные машины без труда пересекли реку и начали карабкаться на откос. Даже сосредоточенный огонь немецкой артиллерии и всего тяжёлого пехотного оружия, как вспоминает командир 6-й танковой дивизии Эрхард Раус, не мог остановить стальные чудовища. Окутанные огнём и дымом, KB неотвратимо двигались вперёд, всё сокрушая на своём пути. Снаряды тяжёлых гаубиц не причиняли им никакого вреда. Русские танки вышли на перекрёсток, где их обстреляли с фланга немецкие противотанковые пушки, укрытые в лесу. Тогда KB развернулись, разгромили эту позицию а потом снова двинулись к месту расположения немецкой артиллерии.

«За Родину! За Сталина!» Командир батальона капитан В. Л.Труханов ставит боевые задачи экипажам. Западный фронт, 116-я танковая бригада, апрель 1942 года.

Члены экипажа танка «Багратион»: старший лейтенант В. Г. Бондуревскии, старший сержант П. В. Костенко и младший сержант И. С. Поляков за чисткой пулемётов ДТ. Западный фронт, 116-я танковая бригада, апрель 1942 года.

Примерно 100 танков 11-го танкового полка полковника Рихарда Колля, треть которых составляли Pz. IV, а остальные – лёгкие Pz. 35(t), двинулись в контратаку. Некоторые из них столкнулись с советскими танками лоб в лоб, но основная масса атаковала с флангов. Немецкие снаряды с трёх сторон били по стальным гигантам, но безрезультатно. Зато немецкие танки вскоре начали нести потери. После долгой и бесплодной борьбы против тяжёлых KB танки полковника Колля начали отходить, укрываясь в складках местности. Стало ясно, что никакое оружие, имевшееся у боевой группы «Зекендорф»; не способно сражаться с русскими тяжёлыми машинами. Ещё немного – и началась общая паника. Командиру 2-го батальона 114-го моторизованного полка, занимавшего позиции к западу от Дубиссы, капитану Квентину ничего не оставалось, как начать отвод своих дрогнувших солдат. Вместе с командирами рот и старшими унтер-офицерами он прикрывал отход своих подчинённых и с помощью пулемётов сдержал натиск советских пехотинцев. Тем временем с востока подошла и вступила в бой новая группа русских танков. Основная масса сверхтяжёлых машин продолжала неудержимо двигаться вперёд под непрерывным огнём немецких танков и артиллерии. Единственное решение, которое мог принять капитан Квентин, – это пропустить вторую волну русских танков через свою линию обороны. Скорчившись в наспех отрытых окопчиках, под мостами и в кюветах либо вообще посреди поля, немецкие солдаты ждали приближения второй волны танков. Ожидание превратилось в настоящую пытку, так как немецкая дальнобойная артиллерия обстреливала советские танки, не подозревая, что одновременно накрыла огнём и собственных пехотинцев. Повезло тем, кто сумел укрыться под мостами и в других убежищах.

Танк КВ-1, подбитый во время боёв в Воронеже, Лето 1942 года.

Они могли наблюдать за происходящим, не замеченные противником. Гигантские танки с грохотом приближались, стремительно вырастая в размерах. Один из KB натолкнулся на небольшое болотце, в котором увяз Pz.35(t), и не колеблясь ни секунды переехал немецкую машину. Та же участь постигла 150-мм гаубицу, которая не успела вовремя сменить позицию. Когда КВ-1 приближались, гаубица стреляла по ним в упор, не причиняя вреда. Один из танков пошёл прямо на неё, и снаряд попал ему в лобовую броню. Танк замер, словно в него ударила молния. Артиллеристы облегчённо вздохнули, кто-то сказал: «Ему конец». «Да, этот получил своё», – согласился командир расчёта. Но тут танк ожил и, громко лязгая гусеницами, снова двинулся вперёд. Он смял тяжёлое орудие, словно детскую игрушку, вдавил его в землю и исковеркал.

Командир танка КВ-1 И.И. Дубов. Район станицы Цымлянской, 1942 год.

Загрузка боеприпасов в танк КВ-1 лейтенанта С. Копченского. Действующая армия, лето 1942 года.

3 июля 1941 года с тяжёлыми танками KB столкнулись танкисты 18-й немецкой танковой дивизии генерала Неринга из состава группы армий «Центр». В 10 км от Борисова, около деревни Липки она была атакована 1-й Московской мотострелковой дивизией генерал-майора Я. Г. Крейзера. Вот как описан этот эпизод в книге немецкого историка Пауля Кареля «Восточный фронт Гитлер идёт на восток»: «Когда советские колонны только показались, сердца танкистов и артиллеристов тревожно забились при виде Т-34. Но по пятам за ним, на дистанции 100 м , шёл ещё больший монстр – 52-тонный КВ-2. Двигавшиеся между мощными машинами лёгкие Т-26 и БТ скоро стали загораться один за другим от снарядов Pz.III. Однако 50-мм пушки немецких танков не причиняли никакого вреда двум бронированным гигантам. Первый Pz.III вспыхнул в результате прямого попадания. Остальные немецкие танки обратились в бегство. Два советских чудовища продолжали наступать. Немецкие снаряды входили в броню русского танка не далее ведущих поясков и не причиняли KB никакого вреда. Но тут русские внезапно покинули танк – вероятно, из-за неполадок в двигателе.

Вышеприведённый случай демонстрирует ошибку русских. Они применяли Т-34 и тяжёлые KB не целыми формированиями, а пуская их поодиночке вместе с лёгкими и средними танками и для поддержки пехоты. Это была устаревшая тактика. В результате гораздо более современные и мощные советские танки уничтожались по одному танковыми ротами немцев, несмотря на страх последних перед мощью KB и Т-34. В итоге контратака генерала Крейзера у деревни Липки захлебнулась.

Танковый десант ведёт бой. Район Цымлянской, 1942 год. Массивная башня танка КВ-1 обеспечивала пехотинцам надёжную защиту от вражеского ружейно-пулемётного огня.

С открытыми ртами танкисты Неринга изучали советские бронированные гиганты. Сам генерал, задумчиво стоя перед KB, считал следы попаданий, оставленные на броне чудовища немецкими снарядами, – 11, и никакого толка».

Следует с горечью признать, что несмотря на мощную броню, вооружение и героизм отдельных экипажей, танки KB существенной роли в летних боях 1941 года не сыграли. Основная часть этих машин вышла из строя по техническим причинам, из-за неграмотной эксплуатации, отсутствия запасных частей, средств эвакуации и ремонта. Кроме того, немцы, выяснив, что бороться обычными противотанковыми средствами с KB невозможно, с успехом использовали против этих танков 88-мм зенитные орудия Flak 36 и 105-мм (по немецкой системе обозначений – 10-см) корпусные полевые пушки К18. Бронебойный снаряд этого орудия массой 15,56 кг покидал ствол с начальной скоростью до 827 м/с. Вплоть до конца войны он мог поразить любой советский танк, включая ИС-2.

Десантники спешиваются с танка КВ-1. Северный Кавказ, район Прохладного, 1942 год.

Чтобы улучшить подготовку экипажей танков KB, в конце июля 1941 года на Кировском заводе был создан учебный танковый центр. Занятия проходили непосредственно в цехах с привлечением обучаемых танкистов к сборке боевых машин. Руководителем центра был назначен старший военпред А. Шпитанов, его заместителем – военпред Н. Карлашев. Уже 6 августа из прошедших курс обучения сформировали первую танковую роту (10 машин), передав её в 86-й отдельный танковый батальон.

Стоит отметить, что в июле – сентябре 1941 года наибольшее количество танков KB имелось на Ленинградском фронте, что неудивительно, поскольку сюда в тот период поступали почти все KB, выпускаемые Кировским заводом. Однако заметного влияния на ход боевых действий они не оказывали. Судя по шифровке от 29 августа 1941 года, адресованной секретарю Ленинградского горкома А. А. Кузнецову, для передачи находившимся тогда в осаждённом городе В. М. Молотову и Г. М. Маленкову, это вызывало неудовольствие у И. В. Сталина. Он писал: «В Ленинграде имеется теперь много танков KB, много авиации, «эрэсы». Почему эти важные технические средства не действуют на участке Любань – Тосно?»

Политрук Вертылецкий ведёт огонь по самолёту противника из зенитного пулемёта ДТ, установленного на башне танка КВ-1. Сталинградское направление, 1942 год.

После же падения Шлиссельбурга, 9 сентября, командование фронта получило от Сталина такую телеграмму: «Куда девались танки KB? Где вы их расставили и почему нет никакого улучшения на фронте, несмотря на такое обилие танков KB у вас? Ведь ни один фронт не имеет и половинной доли того количества KB, какое имеется у вас на фронте». Действительно, ни один фронт не мог позволить себе в то время иметь отдельные батальоны этих машин, в то время как под Ленинградом их было несколько, не считая KB в составе других танковых частей. Например, 11 сентября в состав 42-й армии прибыли батальон майора Житнева, в котором имелось 29 танков KB, и 51-й танковый батальон (16 KB, 1 Т-34, 12 БТ, 9 Т-26). Однако кардинально изменить ситуацию они не смогли – в конце сентября 1941 года Ленинград оказался в блокадном кольце.

Наличие большого количества танков KB в частях Ленинградского фронта подтверждается и немецкими источниками. В частности. – дневниковыми записями лейтенанта Штовеса, командовавшего 1-м взводом 6-й роты 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии Вермахта. По его воспоминаниям, ранним утром 13 сентября три советских тяжёлых танка КВ-1 и КВ-2, видимо, только что покинувшие сборочные цеха (некоторые из них были даже не покрашены), скрежеща гусеницами, появились в дымке утреннего тумана на дороге из Пулкова, направляясь к дороге Пушкин – Красное Село. Штовес отдал своим трём танкам, стоявшим по обеим сторонам дороги к аэродрому г. Пушкин, приказ приготовиться к бою. Своему водителю он велел спрятать машину за сараем и не глушить двигатель, а сам вместе с капитаном фон Беркерфельдом пошёл проверять посты на подступах к деревне Малая Кабось. Солнце постепенно разгоняло густой утренний туман. Танк № 612 унтер-офицера Бунцеля медленно выехал на дорогу.

Танки КВ-1С из состава танковой колонны «Челябинские колхозники». Январь 1943 года.

Вдруг, точно из-под земли, перед ними возникли два громадных КВ-2. Штовес и Беркерфельд бросились в придорожную канаву. Прогремел выстрел. Бунцель оставался начеку. Вновь подала голос его 50-мм танковая пушка. Головной советский танк остановился. Из него повалил дым. Второй ещё двигался позади. Его удалось подбить танку № 614 унтер-офицера Гулиха, находившемуся по другую сторону дороги. Первым же выстрелом – прямое попадание. Экипаж КВ-2 поспешил покинуть потерявшую ход машину.

Колонна танков КВ-1С 6-го отдельного гвардейского танкового полка прорыва перед маршем. Северо-Западный фронт, апрель 1943 года.

Появилось ещё пять чудовищ КВ-2, а от деревни из-за пелены тумана прямо на танк № 613 унтер-офицера Оэрляйна направилось три КВ-1. Ехавшие на броне русские пехотинцы спрыгнули на землю и выстроились цепью. Головной KB выстрелил из своего орудия и прямым попаданием угодил в машину Оэрляйна. Тяжелораненый унтер-офицер, наполовину высунувшись из люка, рухнул на броню башни.

Штовес поспешил к своему танку и медленно двинулся к перекрёстку – туда, где остался подбитый танк Оэрляйна. Через несколько минут снаряд, выпущенный из КВ-1 с расстояния в 400 м , угодил в башню танка Штовеса. Лейтенанта серьёзно ранило в голову и лицо. Впрочем, через месяц он вернулся в свой полк, который к тому времени уже действовал далеко от Ленинграда.

Танк КВ-1, подбитый немецкой артиллерией в районе Харькова. Весна 1943 года.

Ещё менее активными были действия KB на других участках советско-германского фронта, так как потери танков в боях росли быстрее, чем поступление их от промышленности. Кировский завод был в блокаде, а выпуск KB в Челябинске ещё только разворачивался. Тем не менее, в документах осени 1941 года встречаются донесения об эффективных атаках КВ. Так, например, 8 ноября 1941 года экипаж танка KB лейтенанта А. Мартынова из 16-и танковой бригады Волховского фронта в бою у деревни Жупкино (Ленинградская область) отразил из засады атаку 14 немецких танков, уничтожив пять и захватив в качестве трофеев ещё три немецких танка. Вскоре эти машины были отремонтированы и воевали в составе 16-й танковой бригады. За этот бой лейтенант Мартынов был представлен к званию Героя Советского Союза. 5 декабря 1941 года экипаж танка КВ-1 лейтенанта П. Гудзя из 89-го отдельного танкового батальона вступил в бой с 18 немецкими танками, подбил 10 из них, а также уничтожил четыре противотанковых орудия.

Дата публикации: 14-10-2014

Категория: Танки КВ » Тяжелый танк КВ в бою. М.Б. Барятинский

  Яндекс.Метрика